Такси

Размер шрифта: - +

Такси

Не помню того момента, когда я решила пойти работать в такси. Наверное, я достигла дна отчаяния. Кредиты, долги, отсутствие постоянной работы почти полгода. Середина 2008 года накрыла меня волной кризиса и утопила вместе с ипотекой по самую макушку в болоте глубокой безнадёги и безденежья. А за спиной ребёнок, которого нужно кормить и одевать.

Муж, как только понял, что денег я в дом больше не принесу, растворился в неизвестности на просторах нашей необъятной Родины, забыв про ребёнка, как будто того никогда и не было. На алименты подавать я не стала - возможно в этом вопросе я была не права. Настоящий мужчина помогает сам, без напоминаний от судебного пристава. А пародия на мужчину моему сыну не нужна.

Старая тойота, кряхтя, исправно выезжала каждый день на работу. Где-то после десятой смены в моей машине под сиденьем появился перцовый баллончик и охотничий нож. Клиенты клеились часто, но так как я брала в основном дневные смены всё обходилось невинным флиртом. Постепенно появились постоянные клиенты, которые просили подавать мою машину со мной внутри.

Но денег всё равно не хватало. И я стала выходить в ночные смены, оставляя сына у подруги. Хорошо, что она соглашалась.

Вызов был обычным, нужно было забрать от обычного подъезда обычного дома обычных клиентов и отвезти их в сад за городом. Ничего удивительного в заявке не было: поздний вечер пятницы – люди едут в сад после работы.

Моя машина осторожно прокрадывается в полутьме двора к нужному подъезду. За полтора месяца я невольно изучаю город и уже хорошо ориентируюсь на местности. Фары выхватывают возле подъезда две мужских фигуры, внутри нервно ёкает. Откидываю от себя глупые мысли, в конце концов у меня нож и перцовый баллончик!

Мужчины одновременно открывают дверь, впуская с собой что-то опасное. Опасность, словно ласковый пушистый зверь, запрыгивает на сидение и обдаёт меня прохладным дыханием в затылок. Пассажиры практически одновременно плюхаются на сидения, ядрёный запах сигарет заполняет салон.

- Здравствуй, красавица! - бодро произносит тот, который сел рядом. – Какой приятный сюрприз! Как приятно ехать в компании шикарной девушки! – продолжает он, с нескрываемым восхищением, и громко спрашивает у своего спутника, - не правда ли, Паш?!

- Угу, - бурчит неразборчиво его спутник.

Голос незнакомца приятный, я бы даже сказала красивый, по-мужски нахальный, а ещё его голос успокаивающий, усыпляющий внимание у невинной жертвы. Мужчине на вид лет тридцать пять, приятная внешность, хищная. Выразительные глаза, горящие первобытным пугающим огнём. Он прожигает меня любопытным взглядом. Внутри меня шевелится страх и подкатывается комом к горлу, ладони холодеют от накатившего ужаса.

«Высади их», - твёрдо требует внутренний голос.

- Куда? – уточняю я у клиентов, игнорируя своего паникёра внутри.

Мужчина, словно хищник из семейства кошачьих, разваливается в пассажирском кресле и с ленцой в голосе произносит адрес. Сообщаю по рации, что встретила клиентов, повторяю адрес диспетчеру, и нажимаю педаль газа, мысленно попросив у боженьки, чтобы автомобиль сломался, если пассажиры несут мне угрозу. Но автомобиль резво срывается с места и, наперекор моему острому желанию, покладисто несёт нашу троицу в августовскую ночь.

- Как так получилось, что такая молодая и симпатичная девушка работает на такой опасной работе? – интересуется пассажир, блуждая по мне хмельным взглядом.

Замираю, тщательно продумывая ответ. С этим пассажиром шутить нельзя - от него за версту несёт угрозой.

- Сына нужно кормить, - отвечаю честно я, делая вид, что я само спокойствие. – Не могла долго найти хорошую работу.

- Сын – это хорошо, - снисходительно поощряет меня пассажир. – Я бы не отпустил такую женщину одну ночью на заработки.

- Мужу зарплату не платят, - продолжаю отвечать спокойно я. – Он у меня военный, сейчас в Чечне по контракту, - вру без зазрений совести.

Он странно усмехается, словно понимает, что я лгу. Второй пассажир отмалчивается, продолжая сидеть тихо позади меня и напоминая мне огромную тень из фильмов ужасов.

Город мы покидаем быстро, с тоской прощаюсь с последними домами и светом фонарей. Где-то впереди мы будем проезжать кладбище и уже потом за ним будет нужный нам сад.

Когда тьма проглатывает город в зеркале заднего вида мой пассажир мягко произносит:

- Мы хотели убить водителя и угнать автомобиль. Но ты так прекрасна, что я не могу просто так отпустить тебя на тот свет. Предлагаю тебе договор: ты не сопротивляешься, и мы будем нежными. А потом я убью тебя без боли. Если ты будешь сопротивляться, тебе будет очень больно… очень-очень. Поверь я умею причинять боль, - вкрадчиво звучит его голос.

- Забавно, - усмехаюсь я и кидаю на него презрительный взгляд, понимая, что мой бесхитростный набор начинающего таксиста под сиденьем меня не спасёт. – Я должна умереть при любом раскладе? – спрашиваю я у своего будущего убийцы, всё ещё не особо веря в происходящее.

Моя нога сама начинает нажимать педаль газа, придавая ускорение старенькой тойоте.

- Мы тебя закопаем, не волнуйся. Сделаем всё по-христиански, - его голос обволакивающий, самоуверенный. – Мужа у тебя ведь нет, искать никто не будет. А патцана твоего мне не жалко, без мамки глядишь мужиком вырастет. А тебя напоследок хорошенько приласкаем, ты не пожалеешь.

- Спасибо за заботу, - язвлю я, припоминая что сейчас за поворотом будет высокая, широкая в обхвате, сосна.

Я проезжала по этой дороге уже много раз, и эта сосна постоянно радовала мне глаз. Всегда хотелось остановиться возле неё, но её соседство с кладбищем меня отпугивало. И вот пришло время наконец-то остановиться.

- Пора остановиться, - высказывает вслух мою мысль мой убийца.

- Я знаю, - отвечаю я ему и скабрёзно улыбаюсь, вжимая педаль газа в пол.



Альбина Уральская

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться