Тала. Третья сторона

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 1

Маленькая, худая, но крепкая фигура быстро шла, проваливаясь в талые сугробы. Яркое весеннее солнце слепило глаза, отражаясь от снега, уже потерявшего свою первозданную белизну. Морозный воздух, прикасаясь к нежным щекам, наливал их румянцем. Короткие кожаные сапожки то и дело зачерпывали хрустящие кристаллики снега, быстро превращавшиеся в воду от тепла стройных ног. Но не это заставляло Талу спешить. В ее кармане лежало рекомендательное письмо, которое директриса приюта написала для девочки. Добрая женщина знала, что сиротам сложно хорошо устроиться, не имея должных связей или образования, поэтому делала для них все, что было в ее силах. Тала надеялась с ее помощью поступить в курьерскую службу, одно из престижных мест для бедных подростков. Приложив усилия и упорство с некоторой долей везения, в этом месте можно обзавестись полезными знакомствами и даже найти покровителя. Это привлекало многих, но не Талу. Там она была бы обеспечена жильем и едой, а весь заработок, который по слухам был достаточно высок, откладывала на приобретение своего собственного дома. Дом – вот, что она мечтала заполучить так же сильно, как и доказать, что не похожа на прочих представителей человечества. Но претендентов на место могло оказаться много, и никакие рекомендации не помогут, если девушка опоздает.

Приют находился в пригороде, и до заветной цели еще нужно было добраться. Небольшой городок под названием Улак, куда спешила девушка, окружали поля и скромные домики, разбросанные среди бескрайних просторов. Земля принадлежала в основном богатым человеческим горожанам, сдававшим ее в аренду всем желающим. Драконы имели свою территорию, пролегающую дальше на восток в предгорье высоких скал, и селились там, обзаведясь семьей, чтобы вырастить и воспитать потомство. Молодые и холостые мужчины и женщины жили среди других рас, предпочитая богатеть драгоценностями и золотом. Элементали и телеконики зачастую вовсе не располагали собственной землей и, не имея тяги к ней, даже не стремились ею обзавестись, живя в основном в городах. Природники и зверолюди имели самое трепетное отношение к земле среди всех прочих рас. Но, если первые прекрасно могли жить рядом с парками и садами, довольствуясь наличием пусть даже чужого участка, вторые редко показывались в городах. В отличие от других оборотней они были крепко связаны со своей землей. Чем шире была их территория, тем сильнее рождались щенки, тоже справедливо было и в обратную сторону: чем сильнее становились зверолюди, тем больше территорий им принадлежало. Однако люди все больше теснили их, лишая свободных земель, тем самым делая более уязвимыми и слабыми. Пожалуй, именно зверолюди больше всего страдали из-за их большого распространения.

Выросшая в приюте, Тала редко выбиралась за его стены. Воспитатели приложили немало усилий, чтобы их подопечные не сбегали. Особенно тяжело приходилось с детьми одаренными силой, поэтому каждый год директриса нанимала телекоников или природников, чтобы укрепить ограждения от набегов любопытных сирот. Однако раз или два в год случались выезды в Улак. Это событие было настоящим праздником, поэтому каждый ребенок старался вести себя тише и спокойнее в то время, когда приближался срок очередной поездки, чтобы не схлопотать наказание и не остаться. Тала вообще росла умной, рассудительной и прилежной девочкой, но, как и у многих, в приюте у нее были неприятели. Они затевали драки или стремились как-то задеть ее за отсутствие второго облика, что с каждым годом все больше указывало на человеческую природу. Не всегда разум преобладал над чувствами, и девушка не раз оставалась в приюте, когда все отправлялись в город.

В приюте девочек учили готовить, шить, убирать, стирать, предполагая, что проще всего им будет устроиться в каком-нибудь приличном доме в качестве служанки, пойти в помощницы портнихе или служить где-нибудь на кухне. Однако все это ни сколько не привлекало Талу. Ей нравилось жить за городом, в доме, окруженным полями и лесами, уходящими далеко за горизонт, вид на которые открывался с верхних этажей их приюта. Поэтому она хотела как можно скорее заработать на собственный дом, но честным путем. Однажды, услышав от мальчишек о должности курьера, девушка сразу же загорелась заполучить ее. Пришлось приложить немало усилий, чтобы убедить директрису написать именно такое рекомендательное письмо, какое требовалось. Женщина недоумевала, зачем симпатичной девочке это неблагополучное место в окружении мужчин. Да, Тала имела приятную внешность. Ее темно-ореховые глаза, вздернутый нос и пухлые губы стали привлекать внимание, как только она подросла. Девушка понимала, что будь она чуть более некрасива, ей было бы легче выполнять обязанности курьера, поэтому первым же делом остригла свои гладкие, черные пряди. Женщины обычно очень бережно относились к волосам, отращивая их и ухаживая с особой тщательностью. И Тала, зная их ценность в глазах окружающих, без сожалений укоротила их чуть выше плеч. Кроме того, ее худая фигура без особого труда позволила ей переодеться в мальчишку. Конечно, никто бы не принял ее всерьез за парня, но мужская одежда подчеркивала ее излишне стройное, лишенное женских форм тело. Девушку больше беспокоили возможные придирки и намеки на ее пол, чем трудности и опасности выбранной профессии. Директриса постаралась открыть и эту сторону перед ней, ведь курьеру приходилось порой доставлять не только безобидные записки и посылки, но и письма, содержимое которых таило в себе опасность для знатных оборотней, а значит и для доставлявшего. Тала слушала ее с почтением и вниманием, но, в силу своего возраста, не отдавала должного этим наставлениям. Она рассудила, что новичку на службе никто не доверит важной работы, а после того, как она освоится, тогда и будет решать, что делать. В упрямстве с ней было сложно состязаться, и потому директриса сдалась.

Когда поля остались позади, перед девушкой предстал город. Он словно возник из ниоткуда. Еще пару шагов назад под ногами был снег, но вот уже камни мощеных улиц, наполненные силой природников, оттеснили его. Город встречал гостей ярким базаром, где можно было найти все, что угодно душе: от сладких медовых лепешек и редких южных плодов, способных утолить голод, до сложных механизмов и книг на древних языках, предназначенных для удовлетворения голода иного рода. Яркие вывески, разнообразная музыка, зазывалы в диковинных нарядах, аппетитные ароматы кухонь разных рас, обилие товаров превращали базар в поистине незабываемое зрелище. Обойдя его стороной, Тала прошла широкой улицей, уходящей вглубь каменного муравейника.



Непчолка Елена

Отредактировано: 16.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться