Тала. Третья сторона

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 7

Хаокорн медленно шел по дому Тияры, осматривая помещение. Кроме него тут сновали полицаи и трое сыскарей, с которыми ему предстояло работать. Виллиона привлекли как свидетеля в виду близких отношений с покойной, и его коллеги, как и он сам, не участвовали в расследовании. Тело драконицы в ее кабинете обнаружила служанка, с которой едва не случился нервный срыв, и ее пришлось напоить успокоительным отваром прибывшему на место лекарю. Теперь несчастная женщина тихонько всхлипывала, сидя в гостиной. Тот же лекарь установил причину смерти и без того очевидную: Тияра умерла от точного удара острого предмета прямо в сердце, нанесенного с близкого расстояния. Смерть наступила быстро, но крови натекло много. Темный ковер на полу весь ею пропитался и противно чавкал под ногами служителей правопорядка.

– Он знал, что делал, – качая головой, комментировал процесс осмотра сидевший возле тела лекарь.

– Поясните, – попросил дракон, наблюдающий за ним со стороны.

Мужчина повернулся на голос порядчика и указал ему на грудную клетку убитой, теперь ставшую прозрачной благодаря амулету, лежавшему в руке оборотня:

– Видите? Повреждена перегородка между предсердиями, здесь, – Хаокорну пришлось вытянуться, чтобы увидеть то, что ему показывали. – С такой травмой долго не живут, а если бы он попал в одно из предсердий, служанка застала бы хозяйку еще живой, способной говорить и даже двигаться.

– Он знаком с медициной?

– Не обязательно, – покачал головой лекарь, – но явно обладатель твердой руки и, возможно, подобного амулета.

– Можете добавить еще что-нибудь?

Лекарь поднялся, с помощью другого амулета очищая свою одежду от крови.

– Высокий, сильный правша, стоял близко, от чего кровь должна была попасть на него, когда он вынимал орудие убийства. Жертва не сопротивлялась.

– Значит, знала его, – тихо произнес дракон. – Это могла быть женщина?

– Точно не человечка, возможно, драконица или зверолюдка. Удар оказался таким мощным, что лезвие, вероятно ножа, пробило грудину насквозь. Сами понимаете, ни элементаль, ни телеконик подобной силой не обладают.

– Спасибо, – сдержанно поблагодарил порядчик.

– Это моя работа, – мужчина развел руками. – Слышал, у нее был жених из сыскарей? – полюбопытствовал он.

– Да.

– Тогда передайте ему мои соболезнования, – оборотень склонил голову и вышел из комнаты.

Хаокорн остался стоять и смотрел на мертвую Тияру. Хорошо, что Виллион не видел этого. Все же покойная перестала быть его невестой несколько часов назад. Вряд ли он смог спокойно наблюдать бывшую в таком виде. Успела ли узнать ее семья о разрыве помолвки, порядчик не знал, как и то, что писала убитая в письме к Ниверну. Теперь по долгу службы ему придется копаться в личных делах покойной и ее отношениях с окружающими. Дракон многое бы отдал, чтобы не узнать подробностей о ней и ее несостоявшемся женихе, но ему придется допросить Вила со всей тщательностью, чтобы найти того, кто мог покуситься на жизнь оборотницы.

В комнату зашел один из полицаев:

– Служанка пришла в себя, вы хотели сами ее допросить.

– Да, спасибо, – дракон отлип от стены и отправился в гостиную.

Женщина сидела в кресле и сморкалась в платок. Ее опухшие от слез глаза были красны и блестели. Всхлипы уже не слышались.

– Здравствуйте, – порядчик сел в кресло, стоявшее рядом, специально для него развернутое в сторону к свидетельнице. – Меня зовут Хаокорн. Расскажите о сегодняшнем дне, и как вы обнаружили убитую. В подробностях, пожалуйста. Это следящая бумага, – на столик рядом с креслом легла стопка чистых листов, – весь наш разговор будет записываться.

Служанка шмыгнула носом и отняла платок от лица.

– Я помню, вас, вы несколько раз приходили к госпоже, и сегодня тоже, – дракон кивнул, позволяя женщине выговориться. – Утро, – она вздохнула, опуская взгляд, – утро было обычным. Госпожа Тияра встала около восьми, приняла ванну и привела себя в порядок. До обеда она не покидала кабинета, я несколько раз приносила ей чай.

– Что она делала? – тихим, мягким голосом задал вопрос порядчик.

– Я особо не присматривалась, –  пожала плечами свидетельница, – она писала письма, работала с какими-то бумагами, я не знаю.

– Что случилось потом? – мужчина терпеливо задал очередной вопрос, наблюдая за тем, как женщина вытерла дрожащей рукой скатившуюся по щеке слезу.

– Потом она отобедала, а после пришел жених госпожи, господин Виллион. Ох, как они ругались, – женщина взглянула на оборотня, – вы и сами слышали.

– Я застал только самый конец, вы знаете причину их ссоры? – Хаокорн был предельно осторожен и спокоен, располагая свидетельницу к разговору.

– Я особо не прислушивалась, – коротко ответила она.



Непчолка Елена

Отредактировано: 16.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться