Талассар

Размер шрифта: - +

Талассар

    Талассар — удивительное место. Представьте себе сад из огромных, уносящихся ввысь перламутрово-белых сталагмитов, овитых багрово красными побегами шакса. Шакс больше не рос нигде во всей Подземной Империи Серпентеров. Да, и в Верхнем Мире это чудесное растение не видели уже, дайте-ка подумать, более сотни лет. А здесь, в священном гроте богини Лассар`ши, могло показаться, что все вокруг просто утопает в неугомонно шелестящей листве. А, ведь, ветра в подземельях отродясь не было. 

      Шакс был еще и тем ценнее, что вечный шелест его красных листьев приносил с собой умиротворение и словно растворял все заботы в прозрачном шепоте. И Рашас Д`Ахарисс, медленно и величественно движущийся к заветной пещере, уже предвкушал, как блаженно устроится на одной из древних, почти разрушившихся статуй, обовьет постамент мощным хвостом и, наконец, останется наедине с самим собой.

      Не будь он Наследным Принцем Империи или, хотя бы, не рассудительным взрослым змеем, то Рашас бы с удовольствием рванул в обитель Лассар`ши, да поскорее. Но статус не позволял.

      А потому любой серпентер мог с трепетом наблюдать за вечно-холодным и спокойным, как каменное изваяние, принцем, даже не догадываясь о том, какая буря на самом деле разрывает его изнутри. Хотелось шипеть, плеваться ядом и отправить кого-нибудь в полет ударом хвоста, но стены из вулканического стекла отражали в своей поверхности лишь беспристрастно-красивое лицо.

      Наследник был на редкость красив: алебастрово-белая кожа, присущая всем жителям подземья словно светилась изнутри. Тонкие черты лица, красиво очерченные губы, острые ключицы, гибкий торс. Его движения завораживали своим изяществом и, вместе с тем, ни на секунду не давали забыть, что это грация хищника. Плавный изгиб спины перетекал в антрацитово-черный, поблескивающий прочной чешуей хвост. Тонкие полоски чешуи невесомым причудливым узором поднимались по спине, охватывали сильные руки и тонкие запястья. Длинные волосы цвета воронова крыла мягко спадали по его плечам, придавая облику еще больше какой-то нереальной притягательности. 

      Но, больше всего, цепляли глаза. Словно жидкая сталь, разделенная резким росчерком узкого зрачка. Они, казалось, просвечивали душу, выворачивали ее наизнанку, обнажая все подлые мысли и деяния.

      Рашаса Д`Ахарисса боялись. Им восхищались. Но ему самому не было дела ни до их страха, ни до восхищения. Жизнь принца не так уж и проста, как это может показаться. И обязанности медленно, но верно перевешивали преимущества. 

      То советники что-то не поделили, то отец обрекает на помолвку с какой-то принцессой. И, ладно бы, просто с принцессой, так еще и, что самое возмутительное, не с серпентерой. А с человечкой! И где это видано? А, чтобы Наследник не смог отвертеться, Имератор заявил, что принцесса со свитой уже вот-вот должны прибыть. 

      Больше всего злил Договор. Не просто листок бумаги, заявляющий о помолвке, который можно так просто разорвать, а самый настоящий, заверенный кровной магией и Богами Вечных Чертогов. Такой расторгнуть невозможно. 

      Нет, змей знал, что династические браки скрепляли только так. Но все равно, не ожидал...

      Рашас еле удержался от раздражительного подергивания кончиком хвоста. 

      Талассар встретил его привычным шуршанием и ободрением. Будь его воля, так змей бы здесь навечно поселился. Однако, стоило ему только расслабиться, как чуткий слух уловил рядом какое-то движение. Тело воина сработало на рефлексах и уже в следующую секунду змей недоуменно разглядывал добычу. А посмотреть было на что. В кольцах хвоста возмущенно брыкалась взъерошенная девчонка. Человечка. 

      - И отк-х-х-уда ты с-сдес-с-сь? - Говорить на человеческом было непривычно. То и дело прорывались змеиные шипящие, отчего речь была немного похожа на угрожающее шипение. Да и клыки, надо сказать, у серпентера были внушительные.

      Только вот жертва, отчего-то, пугаться и не думала. Вместо этого она, фыркнув как дикая кошка, сделала то, что никто и никогда еще не позволял себе делать в адрес принца.

      - С чешуйчатыми хамами не разговариваю. 

      От неожиданности серпентер даже хватку ослабил, чем новая знакомая не преминула воспользоваться — выскользнула и глазом не моргнула. 

      Наглый змей бесил девушку, а та, в свою очередь, совсем ему не нравилась. Но расходиться в стороны они, почему-то не спешили. Наоборот, устроили, с поистине детским упорством, гляделки. И проигрывать никто не желал. 

      Со стороны этот детский сад выглядел довольно внушительно. Двухметровый серпентер нависает над хрупкой девушкой в мужской одежде, гипнотизируя ее взглядом. Правда, если приглядеться, можно было бы заметить гордый и упрямый взор карих глаз "жертвы". 

      Они стояли долго. А потом, видимо что-то решив для себя, одновременно отвели взгляд. Рашас впервые видел кого-то (кроме отца, разумеется), кто мог выдержать его взгляд. 

      А на следующий день они снова встретились в Талассаре.

      Ина, как она представилась змею, была служанкой прибывшей принцессы. Наследнику еще никто и никогда не улыбался так искренне. Рашас даже не заметил, как представился доверительным, сокращенным именем — Шаси. Так в детстве его звала мать, пока не отправилась в Вечные Чертоги. Серпентер впервые наслаждался разговорами с кем-то. По большей части, это была лишь пустая болтовня, но каждое слово, каждая улыбка все сильнее и сильнее западали в сердце. Реши кто заглянуть в обитель Лассар`ши, он застал бы невероятное зрелище — Наследник Подземной Империи улыбался. А ведь про улыбку принца ходили такие слухи, что мама не горюй. Вплоть до того, что все, кому доведется ее увидеть, обратятся в камень. Ина превращаться в камень явно не собиралась.

      Шли дни. И все сильнее и сильнее повисала в воздухе тоска. Даже шаксы, казалось, стали шептать тише, словно чувствуя эту обреченность.

       Приближалась свадьба. И хоть, как и полагали традиции, змей до сих пор не видел своей суженой, он уже ненавидел ее. Не потому, что пресветлая Аллимриэль чем-то провинилась. А потому, что было невыносимо смотреть в глаза любимой и, в то же время, принадлежать другой. Вероятно, Ина чувствовала это. И грусть все чаще и чаще мелькала в ее веселом взгляде. Этот, порою невыносимый, змей прочно запал девушке в сердце.

      О, как они оба хотели сбежать. Отправиться вместе далеко-далеко... Где никто не найдет. Но Договор, как удавка висел на шее. От Богов не скрыться. Они найдут где угодно и покарают, уничтожив самое дорогое сердцу. А самым дорогим для серпентера была Ина. 

      День свадьбы выдался на редкость отвратительным. Рашас поднимал тосты, исполнял один за другим ритуалы, стараясь не думать, что по другую сторону ширмы за пиршественным столом сидит его, теперь уже, законная супруга. А мысли все разбегались. Скакали с одного на другое, то подкидывая жуткие образы грядущей ночи, то внезапно возвращаясь в Талассар. Ведь Ина прямо сейчас ждала его там, на Их месте. И не знала, что он больше не вернется. От этой мысли холодное сердце серпентера заходилось болью. 

      Пиршество закончилось. Рашас еще никогда не чувствовал себя таким разбитым и опустошенным. В свои покои змей вползал как на каторгу. От одной мысли, что он будет обнимать другую, становилось плохо. Точнее, еще хуже, чем было до этого.

      Новоявленная супруга уже была там. Стояла, устремив взор куда-то вдаль, в окно. От затянутой в шелк тонкой фигурки веяло таким отчаянием, что парень невольно усмехнулся. От ненавидел эту девушку, не подозревая, что та тоже может быть несчастна, как и он. 

      Нервно вздрогнув, принцесса повернулась на шум.

      Сердце, казалось, рухнуло в кончик хвоста, а потом подскочило и лихорадочно заколотилось где-то в горле.

      - Ина!? - голос отказывался служить, из горла вырывался только какой-то невнятный хрип. Рашас едва успел подхватить девушку, когда та вдруг потеряла сознание от переизбытка чувств. 

      Он держал любимую так бережно и так крепко, как только мог, а когда она открыла глаза, то не смог сдержать чуть сумасшедшей счастливой улыбки. Она тоже улыбалась, сквозь слезы облегчения и радости.

      Их первый поцелуй был соленым от слез, но самым-самым прекрасным и желанным.

      А где-то за стенами дворца, в обители Лассар`ши, пели свою вечную песнь шаксы. Сама богиня прогуливалась между сталагмитами и тихонько улыбалась. Память, что у людей, что у нелюдей, слишком коротка. А вот она-то прекрасно помнила, что песня шаксов не только дарует спокойствие, но и соединяет сердца.Сердца, которым суждено никогда не разлучаться.



Пироманчик Обыкновенныя

#19788 в Фэнтези

В тексте есть: сказка, романтика

Отредактировано: 19.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться