Талисман на любовь

Font size: - +

3.

Глава третья

Мир Ахнистос, Магическая Академия, Сантэн

Сантэн проснулся среди ночи с тревожным ощущением, что с его сестрой Глафирой что-то не в порядке. Дело в том, что Глафира и Стэн были двойняшками и, благодаря общему магическому дару, легко могли улавливать чувства друг друга, на каком бы расстоянии они не находились. Молодой сайл не на шутку обеспокоился и попытался поточнее определить, что происходит с сестрой, но особого успеха не достиг. Тогда он принялся размышлять как бы ему связаться с Глафирой, поскольку последняя в данный момент отсутствовала в Академии и временно взяла академический отпуск по причине беременности.

Надо отметить, что Глафира и Кристоф Ларэнский сыграли пышное свадебное торжество ещё полтора оборота назад. И вот, спустя примерно оборот, дочь графа Стофорширского объявила всей родне о будущем прибавлении в семействе. Естественно, родственники как со стороны будущей мамы, так и со стороны будущего папы, закатили по данному поводу пир на весь мир и с нетерпением ждали появления нового родича. Сам Стэн почувствовал, что в сестре что-то изменилось даже до того, как молодая леди узнала радостную новость. Ему вдруг начало казаться, когда он мысленно настраивался на Фиру, что с ней рядом всё время присутствует какое-то живое существо. Для молодого мага это было крайне странно, ведь до этого момента он мог воспринимать только ощущения своей двойняшки и больше никого рядом не чувствовал, даже Зверюгу, который с тех пор как признал Глафиру своей хозяйкой, повсюду следовал за ней и не отходил от неё ни на шаг.

В последствии, узнав кого именно он ощущает в ментальном поле Глафиры, Стэн попытался наладить контакт с будущим племянником. И в общем-то, нельзя сказать, что у него не получилось. Когда молодой маг пытался что-то узнать у малыша или что-то объяснить, то в ответ получал чистые, ничем не замутненные эмоции, совсем не похожие на эмоции взрослого сайла. Вот так и получилось, что Сантэн оказался единственным из всей родни, кто мог хоть как-то общаться с будущим сайликом – даже самой Глафире, хоть она и мама, не всегда удавалось понять, чего от неё хочет сын (то, что родится именно сын мэтр Лаврентий определил уже несколько седмиц назад). Надо сказать, что малыш по характеру оказался весьма требовательным и очень настойчиво сигнализировал изменениями в здоровье своей мамы, если его что-то не устраивало. Поэтому сейчас молодой маг всерьёз беспокоился и за сестру, и за племянника, не зная от кого из них прилетело тревожное ощущение, нарушившее его спокойный сон.

Проворочавшись до утра и так и не уснув, Сантэн решил сходить к ректору и попросить связать его с домом посредством радужного хрустального шара. Ведь Глафира из-за того, что ее муж по поручению короля Анхельма второго отправился с длительной посольской миссией в Патанскую империю, временно перебралась в отчий дом поближе к их со Стэном кормилице Памире, которая всегда рада была помочь будущей мамочке и делом, и добрым советом.

Приняв решение, сын графа Стофорширского вознамерился было связаться с архимагистром Асмодеем посредством магического кольца и предупредить о своём визите, но внезапно обнаружил, что артефакт бесследно исчез с его пальца. Весьма озадачившись и огорчившись, молодой маг решил, что по какой-то нелепой случайности где-то его обронил (хотя до этого ни с ним, ни с кем-либо из его знакомых подобного конфуза никогда не случалось). Поразмыслив, ксент Стофорширский все же отправился к ректору, рассчитывая не только связаться с Глафирой, но и уговорить руководителя Магической Академии выдать ему новое кольцо.

Подойдя к двери ректорской, Сантэн услышал за ней хор возбужденных мужских голосов и невольно прислушался, но отдельных слов ему всё же не удалось разобрать. «Так странно», - подумал молодой маг, – «ещё такая рань, ученики только просыпаются, даже на завтрак никто не вышел, а у ректора уже совещание. Он что же, никогда не спит?» - удивился про себя ксент и, взявшись за тяжёлое металлическое кольцо, пару раз стукнул в дверь.

- Кто там? – послышался строгий голос Асмодея Валийского.

- Сантэн Стофорширский, ученик четвёртой спирали третьего витка факультета Практической магии. Господин ректор, можно войти?

- Входи, – разрешил голос из-за двери.

Стэн вошёл и огляделся. В кабинете, кроме хозяина, было полно народу: около пяти магистров и восемь мастеров, что составляло больше половины преподавательского состава! Все они что-то доказывали друг другу, размахивая руками и тыча пальцами в странное устройство на ректорском столе, похожее на кекс с изюмом. Молодой маг также обратил внимание, что многие из преподавателей недобро посматривали на девушку в одежде крайне странного покроя, которая сидела в кресле для посетителей с усталым видом и недоумённым выражением на миловидном лице.

Ректор выбрался из толпы своих коллег и направился к посетителю, в то время как последний с интересом приглядывался к девушке, чувствуя, что уже где-то её раньше видел. Асмодей заметил интерес ученика, но не подал виду и поинтересовался:

- Здравствуй, Сантэн. Что привело тебя ко мне в такой час? Это не может подождать? Как видишь, у нас сейчас экстренное совещание, – ректор широким жестом обвел свой кабинет.

- Простите, что побеспокоил вас, ректор Асмодей, – начал излагать суть просьбы молодой маг, слегка покраснев и по-прежнему поглядывая в сторону девушки в необычной одежде. – Видите ли, так вышло, что моё магическое кольцо… куда-то пропало. Я затрудняюсь сказать, как такое произошло, но очень прошу вас помочь мне его найти или выдать новое, если вас не затруднит, господин ректор, – смущённый до крайности Сантэн всё же оторвал взгляд от девушки и отважился взглянуть собеседнику в глаза, а получив его утвердительный кивок, приободрился и продолжил уже более уверенно: - Кроме того, мне срочно нужно связаться с домом. Я бы хотел удостовериться, что с моей сестрой всё в порядке. Вы же знаете, что Глафира ждёт прибавления в семействе, и все мы сейчас очень озабочены её состоянием… Можно воспользоваться вашим хрустальным шаром?



Юлия Богатырёва

Edited: 27.05.2017

Add to Library


Complain