Там, где цветёт огнецвет

Размер шрифта: - +

Глава 5. Алатский заповедник

Грузопассажирский самолёт совершил посадку на аэродроме Старого Алата ранним утром. Аэродром был довольно простым, даже отчасти примитивным, что, впрочем, не удивило ребят — Луанна ещё перед полётом сказала, что Старый Алат — это дикий край, поэтому там и удалось сохранить нетронутую природу. И именно в Алате началось восстановление экосистемы Алатских степей около шестидесяти лет назад.

Аэродром представлял собой силикетовое поле, на одном из концов которого виднелись ангары и сооружения портовых служб. Венчало всё это хозяйство две башни, увешанные антеннами и ажурными площадками. Вдалеке слева виднелись железнодорожные пути, а с противоположной стороны, за невысокой холмистой грядой, километрах в полутора от взлётного поля, находились несколько башен из ажурно-решетчатых металлических конструкций. В одной из башен стояла окружённая белым клубящимся дымком ракета.

Вокруг аэродрома, насколько хватало глаз, тянулась серебристо-зелёная степь и лишь вдали, в направлении железной дороги, виднелась голубая в утренней дымке цепь невысоких гор. Утро было свежим и прохладным, в глубоком светло-голубом небе висел блестящий серебристый серп луны.  

У здания диспетчерской, напоминающего склад, раскрашенный в красно-белую полоску, их встретил молодой мужчина с васильково-синими глазами, одетый в зелёный форменный комбинезон обходчика заповедника.

— Давно не виделись, Найделл, — мужчина обнялся с капитаном и поздоровался с остальными.

— Почему давно, дядя Кам? — удивилась Луанна. — Мы же были в Алате всего год назад.  

— Ну вот видишь, Луанна, уже целый год прошёл. Конечно, это было давно, — улыбнулся Кам.

— Кам Тарбор, биолог. Сейчас работает в заповеднике у Голубого хребта, — представил Найделл своего друга ребятам.

— Валя Полосухина.  

— Юля Воробьёва.

— Яся Фирсова.

— Павел Воробьёв, — представились по очереди ребята, отвечая на рукопожатие Кама.

— У вас что, сохранились старты для ракет с химическими двигателями? — удивлённо спросил Павлик, показав на ажурную башню с ракетой.

— Да нет. То, что ты принял за старты для ракет, на самом деле — пусковые установки для атмосферных зондов.  

В этот момент, как будто специально подтверждая слова Кама, раздался звук сирены, и зонд, который Павлик принял за ракету, с пронзительным свистом сорвался с башни и ушёл высоко в небо, постепенно отклоняясь по дуге. 

— Метеорологи забавляются, — пошутил Кам. — Ну что же, пойдём — нас ждёт вертолёт, — Кам махнул рукой в сторону гор.

— А почему не флайер? — спросила Яся. 

— Он занят, — ответил ему Кам.

Кам подвёл ребят к вертолёту. 

— Ну, Пулемёт, держись! — коварно улыбнулся Павлик.

— Уже летал на нём? — улыбнулся Кам.

— Приходилось… — улыбнулся мальчик.

— Да, вертолёт — не флайер, — проворчала Яся после взлёта. 

— Яська, если хочешь что-то сказать, говори громче! Можно на ухо! 

— Я говорю — чтобы я ещё раз на вертолёте полетела!!! 

— Ну не так громко!!! — Павлик демонстративно почесал в ухе. — Она ещё издевается!

Юлька, Яся и Валя посмотрели в иллюминатор (Павлика, как, впрочем, наверное, и любого мальчишку, больше заинтересовали не пейзажи за бортом, а действия пилота, за которыми он наблюдал сквозь прозрачную стенку между кабиной и пассажирским отсеком). Тянувшаяся за аэродромом степь вскоре перешла в холмы, сначала пологие, а потом всё более крутые, постепенно сменившиеся низкими лесистыми горами. 

— Похожи на сопки, как в Приморье, — прокомментировала увиденное Юля.

— Что?! — не расслышала в шуме Яся.

— Я говорю, что холмы на сопки похожи, как в Приморье!  

— Ага, красиво! — ответила Яся. 

Постепенно сопки сменились настоящими горами, тянувшимися извилистой грядой к горизонту. Вертолёт ушёл немного в сторону и теперь летел над самым хребтом, пересекая его под острым углом. 

— Кам, а здесь действительно растёт солнцецвет?!! — обернулся к биологу Павлик. 

— Береги голос!! — Кам протянул ребятам наушники.

— Солнцецвет здесь и правда растёт? — повторил вопрос Павлик.

— Солнцецветы здесь растут, причём двух видов. Возможно, среди них есть и нужный вам. К сожалению, это единственное место на планете, где их сейчас можно встретить. Надеюсь, что в будущем мы сможем вернуть этот цветок в экосистему Эрты.

— А огнецвет? — присоединилась к разговору Валя.

— Огнецвет — это легенда, ребята. Вот там, за горой, на берегу озера, находится биологическая станция, где работает мой друг Тан, — Кам показал рукой на тёмно-охристый останец, возвышавшийся на светло-зелёным морем горного леса. — Он — ботаник и, в том числе, большой специалист в области инопланетной флоры.  

— А Эрта — не родина солнцецвета? — удивилась Юля. 

— Не всех его видов. А про огнецвет… Могу сказать только то, что у нас много сказок и легенд о волшебном алом цветке, но в реальности его никто никогда не видел.  

— Жаль… — разочарованно протянула Валя. — Похоже, что огнецвет действительно только сказка…  

— Не спеши с выводами, — обнадёжил девочку Кан. — В каждой сказке есть доля правды.

Вертолёт облетел останец и пролетел над живописным озером, на берегу которого Павлик заметил каких-то зверей, гулявших или пасшихся на равнине. Издалека оказалось невозможным разглядеть, кто это был.



Михаил Клыков

Отредактировано: 28.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться