Там, где гаснут зори.

Глава 2. Никогда не спорьте с незнакомцами.

 

Г Л А В А      2

 

Никогда не спорьте с незнакомцами.

 

 

- Ну-у-у, чего нос повесил? Может, скажешь что? – Подначивал незнакомец Зугга. – Ых-ых-ых, в своё оправдание.

- Где я? – Литератор, не спросившись, присел теперь уже на ставший чужим стул.

- Знамо где. Бульвар очень Красной Пресни 37 «а», квартира собственно, 24.

- К-квартира моя, улица чужая. Нет у нас таких названий.

- Э-хе-хе приятель, тут видится, тебе всё чужое. – Вроде бы даже как сочувственно вздохнул собеседник. – В сопредельном "королевстве" ты выпрыгнул. Со всеми вытекающими. Так-то,  брат.

- И чего теперь? - Охнул литератор.

- А ничего! - Обрадовал чужак. - Сдружимся как-нибудь. А то и придём к консенсусу. – Вклинилось чуждое словцо. - Ладно, давай всё сначала...........

 

И Юрхину Парфутовичу ничего не оставалось делать, как подробнейшим образом выплеснуть первому встречному поперечному свалившиеся на него злоключения. Все. Вплоть до ночного кошмара.

 

- Т-а-а-а-а-к! – Изобразил понимание собеседник. – Катапультировался, значится? Хорошо-о-о. И не разбился? Занятно……. А что, может, и мне попробовать? Сменить, чёт на нечет. Как мыслишь? – Негромко засмеялся он.

- Н-не знаю, не уверен. Расшибиться можно.

- Ну, енто вряд ли! – Буркнул себе в нос незнакомец. – Ладно, начнём всё сызнова. Чую, невзлюбил тебя кто-то. Крепко невзлюбил! – Он нервно заколотил костяшками пальцев по крышке стола. – Было?

- Нууу. - Неопределённо потянул литератор.

-  Давай, колись, чего в прессе мазюкал. Подробненько так…… Поди, пасквили, да памфлеты пакостные, на соседей? Али чего похуже измыслил, к примеру, на власть хулу нёс?

- Как можно?! – Возмутился Юрхин. – Этаким гадством отродясь не баловался! Статьи заказные я писал, да повести затейные. Всё больше детективы, да вот ещё мистику иногда, с левобережным уклоном.

- М-и-и-и-стику? Это что ж, про колдунов значит?

- И про них тоже. – Глубоко вздохнул литератор. – Но всё больше про чертей пакостных, и про демонов безвестных. Впрочем, пару раз, и про Бафомета упомянуть пришлось.

- Ба-а-а-а-фомета?! О-о-о-о-о! – Забился в хохоте собеседник. – Ну, ты брат даёшь! Далече в своих фантазиях пошёл. Ладно. – Отсмеявшись, собрался он. – Закончили с графоманскими потугами. Об чём основной труд кропал?

- Так сразу, в двух словах и не расскажешь. – Нахмурился литератор. – Обо всём понемногу.

- А ты попробуй.

- Ну-у-у-у, основная мысль о Созидателе. Творце. Кому мы поклоняемся? Для чего? И вообще, нужно ли это? И не есть ли Он, этот самый Творец, вселенское зло?

- Круто! – Глаза собеседника резко сузились, полыхнув, как на миг почудилось литератору,  адовым пламенем. – Рукопись обозначь.

- Так нету её больше. Я же вам сказал, ветер всё измочалил, и прочь уволок.

-  Измочалил, значит? – Буркала собеседника, вновь сменили цвет, обратившись  парой застывших льдинок. – Складно поёшь. Да только мимо всё. Учти приятель, рукописи, ежели конечно они стоящие рукописи, а не продукт творчества свихнувшегося борзописца, не рвутся, не мочалятся, не горят и даже не тонут! Уразумел?

- Угу. – Скромно вздохнул писатель. – Только где ж я теперь её возь……. А впрочем! – Юрхин Парфутович сунулся в карман собственного плаща. – Вот! Всё что осталось. – На стол легла сложенная вчетверо бумажка.

- Чего это? – Проявил некоторое любопытство незнакомец, брезгливо рассматривая неприглядный на вид лист. – «Специалист по устранению. Как традиционного, экзотического, так и суицидального характера» Эге! А ты братец, не из простых оказывается. Убивец! - Глаза непонятного типа смотрели строго, но как показалось литератору слегка насмешливо.

- Да не моё это! - Заволновался литератор. - Психа из местной пивнушки.

- Психа? Без штанов, но в шляпе который?

- Наверное. Хотя штаны вроде, были.

- Повезло значит. Корхиц это, местный неадекват.

- Корхиц?

- Ага. Специалист по шалостям. - Собеседник напрягся. - Так что, по рукописи?

-  С обратной стороны нужно......

- "Пастырь из Архарита" - Цензор непонимающе вскинул бровь.

- Повесть так называется. - Поспешно пояснил литератор заметив лёгкую рябь в глазах собеседника.

- Принято!- Встряхнув листок, странный тип углубился в чтение……

 

 

 

 

****************

 

«Мир умирал. Один, из бессчетного множества таких же, ничем неприметных миров возникших в бескрайних просторах вселенной. Отгремели, отголосили страшные войны, бесконечной чредой прошедшие по изорванной плоти планеты. И как явь, вымерло всё живое, обернувшись серым, бесчувственным пеплом. Всё то, что когда-то радовалось, мыслило, ползало, летало, да просто жило, отдавая частичку себя природе. Те же, кому посчастливилось выжить в горниле безумных страстей, больны радиацией, по части, утратив навыки воспроизводства.

 Но шло время. И ростки новой, доселе неизвестной жизни, едва проклюнувшись на изъеденной атомом почве, уже делали первые робкие всходы. И пройдут годы, сотни лет, тысячи, прежде чем, погубленная ядом планета способна будет хоть в малой доле, дать новой ветви живого, ничтожный шанс на вторую жизнь……»

 

 

- Н-ну как? – Тревожно вздохнул Зугг, едва подметив, как собеседник оторвал хмурый взгляд от бумаги.

 Ответа не было. Зато непонятный мужик, пихнув руку под стол, выудил оттуда изрядных размеров телефонный аппарат. Занятная вещица! Юрхин Парфутович подобный, в издательских мастерских лицезрел, да ещё в кабинете собственного начальника.

Наигравшись вволю диском  мембраны, незнакомец приготовился слушать.

- Диспетчер.

- Барышня, соедини-ка меня с городским архивом…. Архив? Это Бразговей говорит, сегодня рукопись от,…. – мужчина, страдальчески скривив мину, выразительно щёлкнул пальцем.



Алексей Зайцев

Отредактировано: 01.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться