Там, где кончается ночь

Размер шрифта: - +

Глава 3. НА МЕЛЬНИЦЕ

 

Через какое-то время Варя почувствовала, как страхи остаются позади. Она помнила, что лес по-своему опасен, но страшнее того, что ей пришлось пережить, казалось, ничего уже будет. А лес делал их с Михалом частью себя: медленно, постепенно, но неотвратимо. Здесь всё становилось иным, замирало время, пространство искривлялось оврагами, холмами и низинами. Светлый березняк сменялся густым ельником, сквозь который с трудом пробивался солнечный свет.

В ельнике было холодно и пахло сыростью. Тёмно-гнедой конь с серебристой шкурой на спине брёл в этом сумраке, будто призрак, его копыта мягко ступали по ковру из опавшей хвои. Нижние ветви елей, недоступные солнечному свету, были почти голыми и напоминали кривые иссохшие лапы неведомых существ. Иногда тишину нарушало хлопанье крыльев или резкий крик, подобный хохоту – это проносились среди еловых стволов похожие на яркие всполохи сойки.

С добычей не везло, птицы словно попрятались. Один раз Шмель спугнул в траве зайца, но тому удалось уйти, пока Михал целился в него из лука. Оставалось немного вяленой оленины, но её запас подходил к концу.

К вечеру, уставшие и сонные, они вышли к большой деревне и заночевали на пустующей мельнице, забравшись на второй ярус и завернувшись в шкуру, а наутро их разбудили голоса…

— Юрка, откуда он здесь? — доносилось снизу. — Ты кого-нибудь видел?

— Никого. Беги тятьку зови, скажи, что нашли на старой мельнице коня.

Голоса принадлежали не взрослым. Двое мальчишек перешёптывались между собой, обоим было явно меньше десяти.

Михал с Варей одновременно открыли глаза и многозначительно переглянулись. Он знаком велел ей молчать, а сам встал, откинув шкуру, и спустился по деревянной лестнице на нижний ярус.

— Звать никого не надо, — весело сообщил Михал незваным гостям. — А вот конь наш.

Что тут только началось…

Один из мальчишек, тощий и чернявый, бросился к двери, да упал и растянулся на полу, а второго, маленького и белобрысого, Михал успел поймать, и тот заголосил во всё горло, будто его убивали:

— Юрка-а!!! Ляхи!

Варя подскочила, как ошпаренная, и тоже сбежала по ступенькам вниз.

— Мишка, ты сдурел? — выдохнула она, неожиданно для себя назвав его на русский манер. — Ты их перепугал до смерти. Они же дети! Отпусти сейчас же! Хватит! Это не смешно!

— Подумаешь, дети! Пусть сначала перестанут орать. Держи второго, а то сейчас всю деревню созовут, вот радости будет!

Варя кинулась поднимать и успокаивать несчастного Юрку. Ей, конечно, не хотелось становиться причиной деревенского переполоха, но одна мысль всё же кольнула девушку: не лучше ли будет остаться здесь и поискать помощи у своих? Всяко лучше, чем скитаться по лесам неизвестно с кем.

Она уже хотела сообщить об этом Михалу, но, встретившись с ним взглядом, так и не смогла проронить ни слова…

Белобрысый, тем временем, замолчал, только шмыгал изредка носом.

— Слушай, ты, Юрка, — обратился Михал к старшему. — Ты вроде поумнее будешь. Мы скоро уедем отсюда и больше не вернёмся. Она, — он кивнул на Варю, — едет домой, а я её провожаю. И не нужно нам от вас ничего. Поэтому поклянись, что будете молчать. Если не всегда, то хотя бы сегодня.

Юрка заморгал и удивленно глянул на Варю, которую явно принимал до сего момента за мальчишку.

— Он правду говорит, — сказала девушка.

— Ладно, буду молчать, — не очень уверенно пообещал Юрка, потом мотнул головой на своего приятеля. — Но только если его отпустишь.

— Он мне ещё условия ставит! Договоришься, возьмём пожарим вас на обед… — усмехнулся Михал, выпуская маленького пленника.

Тот сразу кинулся к старшему, вытирая нос рукавом.

— Следи, чтобы он тоже молчал, понял меня?

— Вы и сами тогда никому на глаза не показывайтесь, — как-то жалобно посоветовал Юрка.  

— За нас будь спокоен. Правда, вот ещё что, — Михал опять неизвестно чему развеселился. — Принеси поесть девке, а то она не дойдёт. Есть у вас в деревне еда? 

— Еда-то есть, — почёсывая затылок, протянул Юрка. — Только если мать меня поймает за этим делом, так взгреет хворостиной, что хоть из дому беги.

— Так ведь не убьёт же мать родного сына, — философски заметил Михал.

Юрка повернулся к Варе, которая так и сидела рядом с ним на корточках, растерянная и молчаливая. Она попыталась взглядом намекнуть Михалу, что ни к чему такая затея, но он сделал вид, будто ничего не понял.

— Ладно, попробую, — вздохнул мальчишка, которому Варя явно понравилась. — Но только раде неё. Не уходите никуда. Я мигом.

Он взял младшего за руку, и оба скрылись за дверью.

— И зачем ты это сделал? — как-то беспомощно спросила Варя. — А если он мужиков приведёт? Тебя же разорвут голыми руками!



Анна Купцова

Отредактировано: 04.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться