Там, где кончается ночь

Глава 11. ЧЁРНЫЙ ЛЕС

 

Мёртвый лес одновременно пугал и завораживал. Казалось, стоит в него войти, и останешься там навсегда, но в то же время так и тянуло посмотреть, что там, за ним, по ту сторону. И всё же, памятуя о рассказе стариков, Михал и Варя решили не соваться вглубь и свернули туда, где, по их мнению, должна была находиться дорога.

Каково же оказалось их изумление, когда вместо неё они выбрались к замёрзшему круглому озерцу шириной с большую лужу. Вода подо льдом была тёмной, как густой гречишный мёд. У самого края озерца лежала громадная поваленная ель, переплетённые корни которой издали походили на щупальца исполинского чудища. А дальше, за елью, возвышался чёрный частокол уже знакомой Гари.

И тишина стояла — ни птичьего крика, ни ветерка.

Михал невозмутимо предположил, что они, скорее всего, где-то забрали не в том направлении и сделали крюк.

— Поедем обратно, чтоб эта лужа в болоте осталась за нами. Ты очень устала, Бася?

— Нет, что ты, — соврала Варя, у которой глаза слипались. — Ничуть не устала!

— Хорошо, значит, скоро найдём дорогу. Это уж точно.

Однако уверенность в его голосе теперь почти не утешала девушку — она видела, как сильно устал сам Михал. К тому же, он продолжал кашлять и явно был болен, да и Варя не отставала от него: из носа текло, а в горле словно застряла колючка. Ночёвка в холодной кузнице не прошла даром для обоих.

Последний кусок хлеба они доели ещё утром, а охотиться в этом лесу было попросту не на кого.

Следуя плану, Михал развернулся к озерцу спиной, и они поехали в противоположном направлении, стараясь не сбиваться с намеченного маршрута и не отклоняться в сторону ни на шаг. Теперь Гарь оставалась позади, а навстречу бесконечно тянулся густой хвойный лес, тихий и тёмный — похожий на тот, сквозь который они пробирались в самом начале пути.

Варя старалась не думать о плохом, но навязчивое предчувствие беды опутывало её липкой паутиной. Хотелось есть и спать, беспощадный холод всё глубже пробирался под одежду, впиваясь в тело цепкими ледяными пальцами. Однако сдаваться было нельзя, и они с Михалом постоянно рассказывали о чём-нибудь друг другу или по очереди вспоминали любимые песни.

Через пару часов блужданий по лесу они, наконец, опять увидели вдалеке просвет, и оба облегчённо выдохнули, решив, что на этот раз точно выберутся на дорогу. Но едва они приблизились к нему, как среди голых деревьев в морозном сумраке снова обрисовался кривой уродливый силуэт поваленной ели.

Ужас прошёл сквозь них навылет, как стрела, Варя зажмурилась и уткнулась Михалу в спину. Этот страшный лес не хотел отпускать их.

И она догадывалась, кому он принадлежал.

«Злая королева…»

В высоких кронах деревьев зашумел ветер. Темнота наступала, и только небо над острыми верхушками елей оставалось ясным. Но Михал с Варей понимали, что это ненадолго.

— Бась, — Михал оглянулся на неё. — Ты только не бойся, в лесу всякое бывает. Дадим Шмелю немного отдохнуть и дальше поедем.

Конь в самом деле вымотался не меньше них. Мороз, ночь с волками, погоня… Как бы не воспевали знатоки лошадей «небесных скакунов», он был живым существом, которое так же, как его хозяин, не смыкало глаз со вчерашнего вечера.

— Я не боюсь, — стараясь унять дрожь в голосе, проговорила Варя. — Ты прав, надо передохнуть.

Михал помог ей слезть, и они смогли, наконец, немного размять затёкшие ноги и спины. Голодный Шмель принялся самозабвенно ощипывать с нижних веток хвою. Варя порадовалась, что хотя бы для него в этом лесу нашлась пища, и предложила шляхтичу:

— Давай, чтобы ни его, ни себя не мучить, как выберемся отсюда, доедем до ближайшей деревни и попросимся на ночлег. К старикам всё равно не успеем вернуться…

— Конечно, — согласился Михал, нагибая большую пушистую ветку поближе к Шмелю. — Ты вон носом шмыгаешь, тебе в тепло надо.

«Тебе самому давным-давно в тепло надо», — с грустью подумала девушка и тревожно огляделась по сторонам.

— Только бы не заплутать снова…

— Ничего, — беспечно усмехнулся Михал. — Где наша не пропадала? Пока я от дома в Москву добирался, знаешь, сколько вёрст отмахал? Тоже как-то раз дал кругов пять-шесть по лесу. А у нас в Речи Посполитой леса не хуже, деревья древние, как сама земля, и зверья всякого полно. И медведи, и зубры, и туры. Видала когда-нибудь тура?

— Нет. А ты?

— А я видал, — не без гордости сообщил Михал.

— Большой? — девушка постаралась включить воображение. В местных лесах туры давно не водились.

— Как гора. Я иду, а он стоит под деревом и смотрит на меня. Такой тёмный, со светлой полосой на спине, рога огромные… И печальный. Я всегда думал, что они свирепые, а он меня, мальчишку, не тронул. Наверное, знал, что я еду спасать тебя.

— И указал дорогу, — с улыбкой добавила Варя.

— Вот закончится война, и я покажу тебе наши леса, степи и горы, своими глазами всё увидишь.

— В самом деле?

— Конечно, — притянув к себе Варю, серьёзно ответил Михал. — Всё, что захочешь, увидишь, только верь.



Анна Купцова

Отредактировано: 29.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться