Там, где начинается радуга

Глава вторая. Пленная.

Всадники грелись у костра. Над огнём висел котелок, в котором что-то аппетитно бурлило. Тихо фыркали привязанные к деревьям кони.

— Отец, — нарушил молчание самый юный Всадник. — Когда вернутся Странники?

Тот, кому задали вопрос, недолго помолчал. Потом ответил:

— Кто знает... Они не говорят об этом.

Мальчик вздохнул и подбросил сухих веток в костёр. 

Неожиданно вдали раздались шаги. Из темноты вышли еще два Всадника, крепко держащие женщину со связанными руками.

— Мы привели пленную, — крикнул один из них.

Мальчик поспешно освободил пенек, на котором сидел сам. Женщину поставили перед костром. Она затравленно смотрела вокруг.

— Пленная! Как любопытно! — старший Всадник оглядел её. На вид пленной было лет тридцать. Короткие взлохмаченные волосы, длинная рубаха почти до пят, пронзительные зелёные глаза. — Ну, что предпочтёшь?

— Вы хотите убить меня? — её голос дрожал.

— Всадники не убивают зря, — тонким голосом сказал мальчик. Ему было жаль пленную.

— Будешь молчать — убьём. Не тебя. А всё твоё племя.

— Нет! — женщина попыталась упасть на колени, но ей не дали. 

— Тогда расскажи нам о себе, пленная. 

— Что вы хотите знать?

— То, чего ты никому — или почти никому — не рассказывала.

— Зачем вам это?

— Мы хотим знать, какие безумства бывают у людей вашего племени. 

— Люди разные, — женщина посмотрела на младшего Всадника. — Я могу рассказать вам о себе. Но обещайте, что вы не тронете моё племя.

— Слово Всадников! — поспешно сказал мальчик. Он получил оплеуху от отца, но был счастлив. Ведь если кто-то из Всадников давал вслух эту клятву, нарушить её было невозможно. Таков закон.

— Говори, пленная, — нехотя пробурчал старший.

— Когда мне было шесть лет, я упала с высокой детской горки. Но ничего не сломала.

— Мало похоже на безумство...

— Тогда... В 8 лет затащила подружку зимой в лес. По сугробам. Сидели под сосной и пытались разжечь костер, но быстро замерзли и вернулись.

— Дальше!

— Боялась и сейчас боюсь собак. Однажды совершила рекордный прыжок через груду металлолома, чтобы удрать от собаки. Визжала при этом так, что звенели стекла в окнах.

— Уже лучше...

— Поездка автостопом по Алтаю. И не одна, — женщина оживилась, заметив замешательство Всадников. — За пять минут могла собраться и уехать в другой город. Да, еще езда "зайцем" на междугородних автобусах — уговаривала водителей и брали!

— Сколько непонятных слов... — проворчал один из Всадников. А мальчик с восхищением смотрел на эту женщину. Она была не просто из другого племени — из другого мира.

— Ещё я три года провела в одной секте, год в другой, а потом четыре года прожила в монастыре. Самом настоящем. И сбежала оттуда. Да, я до сих пор не покупаю газовую плиту, потому что боюсь. Не пользуюсь кипятильниками — один я по ошибке включила висящим на стене вместо стиральной машины, второй выдал фонтан искр из кружки с водой. Они меня не любят, — пленная говорила все быстрее, ее глаза начинали сиять. Хотя, возможно, это от костра? — Я однажды чуть не бросилась под машину. Несколько раз догоняла отходящий от платформы поезд и впрыгивала туда на ходу...

— Хватит! Довольно! — оборвал ее старший Всадник. — Развяжите ее, пусть идет...

Женщина, не веря своему счастью, медленно шагала прочь от Всадников. Мальчик догнал ее.

— Скажи, в твоем мире правда есть все эти диковинные штуки?

— Да, малыш.

— Я хочу побывать в твоем мире... — мальчик выдохнул это как самое заветное желание.

Женщина пристально посмотрела на него:

— Ты уверен?

Мальчик ничего не ответил, лишь кивнул.

— Тогда ты должен стать Странником. Другого пути нет.

— Я готов, — его голос чуть дрожал, но звучал решительно.

— Тогда пойдем со мной.

— Куда?

— Туда, где начинается радуга...



Ольга Бондаренко

Отредактировано: 04.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться