Там, где начинается вселенная

Размер шрифта: - +

Там, где начинается вселенная

 

 

Часть I. Путешествие из прошлого в настоящее

 

 

Споры о субъективности и объективности вторичны. Начало всегда там, откуда мы смотрим. А природа наша такова, что смотрим мы изнутри себя.

 

Э. Фокс. “Путь посередине”

 

 

 1. Легионер без легиона

 

На поезд Гай Юлий чуть не опоздал. Лишних десять минут сна, очередь в метро – в результате от станции “вокзал Нитт Лэйта” до нужной платформы пришлось, где можно, бежать. А где нет – пробиваться сквозь толпу, усиленно работая локтями и извиняясь.

Посадка уже закончилась. Едва Гай Юлий заскочил в вагон, как двери закрылись, пол под ногами дрогнул, и поезд, набирая скорость, устремился в тоннель.

Пассажиров в его купе оказалось двое – мужчина средних лет и парень помоложе. Вошедшая минутой позже проводница их документы проверять не стала. Значит, оба едут не отсюда, из Сейпио, а из более северного Валла-Вэлида.

Всю дорогу через мультиполис проделали по тоннелю. Вырвалась из-под земли серо-серебристая стрела поезда только за чертой города. Стёкла тут же залил дождь.

Отопление барахлило, температура в вагоне была почти уличная. Но Гая Юлия это не слишком беспокоило. Регулировка термовосприимчивости – один из первых пунктов его ФИОрг-списка.

За полдня пути соседи по купе обменялись от силы десятком слов. Мужчина в кресле возле окна большую часть времени дремал. Козырёк его бейсбольной кепки был низко надвинут, воротник куртки поднят, глаза скрыты очками с тёмными стёклами. Парень в чёрной майке с картинкой на груди и накинутом на плечи пальто слушал музыку через наушники. Рисунок на его майке – ярко-красная роза, стилизованная под витраж – наверняка символ какой-нибудь музыкальной группы.

Пока вдали виднелось морское побережье, можно было смотреть в окно. Но когда начались подступающие к самым путям рощицы, это занятие потеряло всякий смысл. Деревья сливались в сплошную зеленоватую полосу. Гай Юлий отвернулся и закрыл глаза.

 

***

– Тебе бы с ним встретиться, – сказала женщина. – Поговорить.

– А как его найти, мастер Ида? – спросил Гай Юлий.

Она улыбнулась. Вокруг глаз появились тонкие лучики морщинок.

– Поезжай в Катакарану завтра же. Там видно будет.

– Ясно. Только вот слышал я всякое… Что, вроде бы, и нет такого человека вовсе.

Женщина рассмеялась лёгким беззаботным смехом.

– Ты слышал, а я видела. Этого самого человека. Много раз. И однажды, давно, когда жила в Катакаране, даже привела его туда, куда он решил пойти.

– Вы жили в Каране?

– Да. Долго. Вернулась сюда недавно. Потянуло в родные места... – она плотнее запахнулась в шёлковую шаль цвета морской волны. – А знаешь, я ведь тебя помню.

– Правда, мастер?

– Правда. Хоть мне тогда всего четыре года было. Моё полное имя, кстати – Ида Кин.

– Аркентон Кин был вашим отцом?

– Да.

Гай Юлий узнать Иду, конечно, не мог. Когда он в прошлый раз приезжал к сейпианским психологам, видел здесь нескольких детей. Но которым из них была она – ни за что бы не догадался. С тех пор прошло почти семьдесят лет.

– Я поеду в Катакарану.

– Вот и хорошо. Это хорошее начало, Джулиус.

– Гай Юлий, – поправил он.

Внезапно всё вокруг окутала туманная пелена, в которой уже не разглядеть лица Иды Кин. Земля ушла из-под ног. Гай Юлий падал… хотя знал, что на самом деле не двигается с места. Такие ощущения бывают, когда сознание открыто и добровольно не противодействует посторонней воле. Так себя чувствуешь, когда тебе ставят клип.

Но это уже было, было совсем недавно…

С этой мыслью он проснулся.

 

Разбудил Гая Юлия шум. Молодой человек открыл дверь купе. Наушников на нём уже не было.

– Обедать идёте?

– Угу, – утвердительный кивок.

– И я пойду. А вы?.. – Гай Юлий посмотрел на “бейсболку”. Тот покачал головой:

– Я не голоден.

Когда вернулись с обеда, парень достал из рюкзака какой-то журнал и принялся перелистывать. Заинтересованный Гай Юлий пригляделся к обложке. Прочтя заголовок, сразу понял, что к чему. Не знать о конкурсе, который катакаранский “Мегалит” устроил на должность инженера-виртуальщика, было просто невозможно. О нём твердили и писали во всех медиа-средствах. Неудивительно: компании редко принимают служащими людей “со стороны” даже на такие вполне рядовые вакансии. Обычно кандидаты на освобождающиеся места заранее есть на примете у руководства. 

Парень держал в руках информационное издание. Журнальчик затрёпанный, перечитывали его явно не раз. Гай Юлий прикинул в уме: поезд прибывает в Карану завтра вечером. Кажется, завтра вечером там собираются конкурсанты.

Он пристально оглядел своего попутчика. Пожалуй, стоит попытаться. Может быть, не случайно они оказались в одном купе…

– Едете в Катакарану?

Молодой человек поднял глаза от журнала. Помедлил немного, потом всё-таки ответил – утвердительно.

И взгляд, и интонация не то чтобы недоброжелательные, но какие-то суровые. Гай Юлий внимания на это предпочёл не обращать.

– На конкурс в “Мегалит”?

– Да. 

Следующий вопрос – самый важный. От ответа зависит, прекратится ли разговор, толком не начавшись, или нет.

– Но ведь вы не технократ?

– На мне что, написано?

– Да нет... – Гай Юлий попытался изобразить непринуждённую улыбку. Не хотелось, чтобы создалось впечатление допроса с пристрастием. – Просто обычно технократы чуть по-другому выглядят. Ортодоксалы – тем более. Большинство, по крайней мере. Одежда и всё такое, понимаете? Наверняка вы – нейтрал.



Джей Эм

Отредактировано: 21.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: