Там, где оживают пески

Размер шрифта: - +

Глава 11

Когда спал полуденный зной, люди покинули гостеприимную прохладу караван-сарая и принялись поднимать верблюдов, дремавших на солнце. Упрямые животные никак не хотели вставать, и погонщикам пришлось долго понукать их, чтобы построить в длинную цепь и отправиться дальше, спеша дойти до следующей остановки, прежде, чем на Великую Пустыню опустится черная южная ночь.

    Тия кивнула ученому, что направился к себе в паланкин, а сама встала рядом со Змееловом, приготовившись к дальнему нелегкому переходу и интересной истории. Караван, наконец тронулся, и они зашагали в сторону заката. Тия старалась идти по песку так, как учил наемник. Хоть  передвигаться таким образом и стало немного легче, но все равно отнимало  порядочно сил. Она старательно вышагивала, пытаясь подстроиться под темп Змеелова, но не получалось. Маленькая воровка то и дело отставала, и ей скоро стало казаться, что прогуляться до следующей стоянки пешком, чтобы послушать  его историю, было далеко не самой удачной мыслью. Ноги уже гудели от усталости, и Тия то и дело многозначительно поглядывала на наемника, сгорая от нетерпения. Но тот, казалось, не замечал ее жадных взглядов и шел, сосредоточенно глядя перед собой.

    Змеелов все решал про себя, что, а точнее, сколько рассказать девчонке. Нет, врать он, конечно, не собирался, но и вся правда звучала бы несколько... неожиданно, да и малоправдоподобно. Но раз уж обещал...

-Ну?! – наконец не выдержала маленькая воровка. – А как же история?

-История... – задумчиво протянул тот. – Ну вот, тебе, маленький дознаватель, история. В одном городе жила некогда знатная семья: отец, мать и сын  девяти лет от роду. И была та семья настолько предана династии Уммы, что с его смертью  оказалась неугодна новому царю. Тогда назвали их  новые власти после окончания смуты предателями и с позором изгнали из города в пустыню, дав собой лишь жалкий бурдюк воды на троих, да тощего верблюда. Так и брели они в предрассветных сумерках, постоянно  оглядываясь назад, вот как ты, совсем недавно. И не было у них почти никакой надежды выжить в Великой Пустыне. Вот разве что добраться до караван-сарая до тех пор, пока небо не превратилось в гигантскую раскаленную жаровню, и подождать там какой-нибудь караван, чтобы прибиться к нему и дойти безопасно до соседнего города. К полудню им удалось  достичь вожделенного оазиса и спрятаться от обжигающих лучей жестокого пустынного солнца. 

    Однако на этом удача закончилась: в тот день мимо не проходил ни один караван, не пришел он и на следующие сутки. Путники уже приготовились к долгой и мучительной смерти от жажды и зноя, но смилостивились наконец боги, и к вечеру третьего дня  у того  оазиса остановился небольшой караван, что вез вина с Юга. Взмолился тогда несчастный отец перед караванщиком о том, чтобы взяли их с собой. Сжалился старый караванщик над ними и разрешил присоединиться к купцам, что шли в Альзару- богатый торговый город  в восточной части Великой Пустыни... Долго ли, коротко, но показались, наконец, впереди белоснежные стены и башни городской крепости.  Пришли беглецы в Альзару, продали верблюда и купили жалкую лачужку  в квартале городской нищеты.

  Отец мой был превосходным воином и без труда стал учителем фехтования в местной школе наемников. А мать прекрасно пела, и вскоре молва о ее хрустальном голосе разнеслась во все концы Альзары. Ее стали приглашать петь на свадьбах. Тем и перебивались... Даже достаток появился. Но тут вновь обрушилась беда. С одним из караванов пришел в город мор. Много людей погибло, в том числе и родители... Я остался сиротой без куска хлеба, и не знаю, что случилось бы со мной, если б не учитель школы наемников Адапа, что сдружился с моим отцом и не бросил меня в беде... – голос Змеелова пресекся и он вынужден был замолчать на какое-то время, чтобы избавиться от непрошенных воспоминаний. Тия шмыгнула носом, жалостливо посмотрела в его сторону и спросила:

-Твоя мама, наверное, была красивая, а отец -смелым? – грустно спросила она.

-Красавицей... – грустно вздохнул Змеелов и его глаза странно блеснули.– Она была чужестранкой с Севера. Высокая, стройная, белолицая с огромными светлыми глазами... Отец часто смеялся, что она -самая главная его фамильная драгоценность... А сам он был для меня настоящим образцом благородства, мужества, верности слову...

-Перестань! – всхлипнула Тия. – А то я сейчас снова разревусь. – она помолчала какое-то время, а потом сказала:

-У меня ноги очень устали, я пойду к Исину...

-Иди...- рассеянно кивнул Змеелов, погрузившись в невеселые думы.

  Тия подбежала к паланкину, ловко запрыгнув туда прямо на ходу. Исин забавлялся тем, что заставлял Мушил показывать фокусы, угощая маленькую пройдоху виноградинкой за каждый показанный трюк. Маленькая воровка забилась в самый угол, оперлась спиной на груду подушек и  молча наблюдала оттуда за проделками своей любимицы. Однако они не радовали. Мысли ее все время возвращались к рассказу Змеелова. Какое же страшное ему выпало детство! Сначала потеря положения в обществе, потом угроза смерти в пустыне, потом гибель родителей... И все это было так несправедливо!

-О чем задумалась, маленькая Тия? – Исин уже какое-то время пристально наблюдал за ней, поглаживая обезьянку, которая уплетала сладкий золотистый виноград.

-Скажи, уважаемый,  а  почему в царстве Дияла сменилась династия? – неожиданно спросила она.

-Ну как, сменилась потому, что умер последний законный правитель, потомок легендарного Уммы. Он умер, пережив всех своих сыновей... А потому власть перешла другой, не менее знатной семье... – ответил ученый, слегка обескураженный таким странным вопросом.

-И что, разве никого из потомков Уммы больше не осталось в живых? – продолжала допытываться Тия, пристально глядя на него.



Ольга Андреева

Отредактировано: 29.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться