Там, где оживают пески

Размер шрифта: - +

Глава 15

   Гюрза нервничал. Он накануне так и не выяснил, куда ходил Змеелов,а, самое главное, в какой город беглецы направятся из Хибы и как скоро они это сделают.  Хоть хдесь и не такой оживленный перекресток торговых путей как в Ферузе но уйти все равно можно в любую сторону.  Гюрза задумчиво потер лоб. Ну,  обратно в сторону Феруза они больше не сунутся, это ясно. Однако, здесь и без того слишком много мест, куда можно податься. Например, в Сиб. Хотя, это вряд ли. До него добрых две недели перехода, путь этот считается одним из самых сложных во всей Великой Пустыне. Змеелов вряд ли отважится его проделать, имея на попечении девчонку... На пути в Сиб лежит Тарус, не такой крупный, как Хиба или Феруз, но тоже довольно оживленный торговый город, где при большом желании можно было бы затеряться. Ну, допустим...  в противоположном от Таруса направлении находится Аструм, что в последние двадцать лет очень разросся и вот-вот сможет соперничать с Хибой, но что там будет делать Змеелов, да еще и с девчонкой? Для наемника, может быть и хлебное место, но не станет же тот таскать с собой этого ребенка с караванами?  Гюрза пробормотал что-то невнятное и покачал головой. Нет, все это ерунда. Если девчонка и впрямь его родственница, то логичнее всего было бы отвести ее в Альзару, откуда Змеелов родом. Да, скорее всего, он так и поступит.  В Альзаре у него хотя бы есть дом...  А вдруг история о маленькой сиротке -просто вранье? Вириец подошел к витражному окну и со стуком распахнул его, жадно вдохнув прохладный ночной воздух... Задачка получалась не из простых.

   Он не спал всю ночь, раздумывая, что теперь делать, однако ничего удачнее, чем отдать местным властям портреты его однокашника, чтобы их вывесили на всех площадях города, в голову так и не пришло. Вот тогда-то и замечется Змеелов, словно в ловушке, будет пытаться уйти из города с первым же попутным караваном, и Гюрза, пожалуй, даже позволит ему это сделать, расспросив после этого Тиду о том, куда ушел наемник с девчонкой. Да, так он и сделает! Завтра же отправится во дворец местного Правителя. С этой мыслью он и уснул.

   На следующее утро Гюрза, даже не позавтракав, отправился во Дворец Правителя  Шираха, что стоял у власти в Хибе уже добрых три десятка лет, и отдал  в его канцелярию свитки с портретами, сказав, что из  Феруза сбежал государственный преступник, и его сейчас повсюду ищут. Однако, умолчал о том,  что Змеелов в Хибе, иначе  его поймали бы, чего Гюрза  как раз очень не хотел... Пояснил лишь, что портреты эти необходимо развесить в людных местах, дабы каждый мог его опознать.

  Сразу после этого он пошел к казармам городской стражи, нашел там Тиду и, затащив его за угол, объявил, что есть разговор. Стражник смотрел на Гюрзу со смесью досады и интереса, и наемник видел, что в нем борются сейчас два желания: подзаработать и послать навязчивого собеседника к Ашу. Наконец, жадность перевесила, и Тиду спросил:

-Что тебе нужно, почтенный?

-Вот это я понимаю, разговор! – выдавил из себя улыбку Гюрза. – Мне нужно, чтобы ты проследил с каким караваном уйдут наши с тобой знакомые и сказал мне, куда они направились в этот раз.

-Это все?  - нахмурился стражник, явно намекая на вознаграждение.

-Не совсем... – наемник достал из кошеля на поясе томан и теперь пристально  глядел, как монета блестит на солнце. – Дело в том, что с сегодняшнего дня они в розыске. Тот, кто укажет городским властям местоположение беглецов, получит десять золотых в награду.

-Но...

-Так вот, если ты позволишь им уйти, и позаботишься, чтобы твои товарищи не чинили им препятствий, получишь от меня пятнадцать томанов.  Ну, так что, уважаемый, я могу рассчитывать на маленькую услугу с твоей стороны? – Гюрза искренне забавлялся, наблюдая на лице стражника борьбу жадности с осторожностью.

-Ладно! – облизнув пересохшие губы, согласился, наконец, тот.

-Вот и славно! А вознаграждение получишь после того, как выполнишь работу – он спрятал монету обратно в кошель и посмотрел стражнику в глаза. – Жду!

 

  Змеелов торопливо позавтракал, и когда Тия спустилась вниз, уже собирался уходить.  Увидев ее удивленный взгляд, наемник улыбнулся и развел руками:

-Дела, милая племянница! Придется мне сегодня снова отойти, чтобы решить один вопрос. А ты, конечно, будешь благоразумной девочкой, и никуда не уйдешь? – полуутвердительно спросил он.

-Буду! – коротко кивнула Тия. Если  вчера она бы с ним еще поспорила, то после происшествия в городе желания искать приключений на свою голову заметно поубавилось.

-Вот и хорошо. Не скучайте здесь с Мушил! – он взъерошил обезьянке шерстку на голове, несмотря на ее протестующее шипение, и вышел с постоялого двора.

-Дела, дела! – проворчала Тия. – Путешествуем вместе, а он все еще воспринимает меня, как шпиона. – Мушил в ответ только раздраженно фыркнула, приглаживая лапками хохолок на голове.

   Змеелов  забрал у оружейника свой заказ, и теперь, довольный, возвращался обратно, намереваясь купить по дороге еще кое-каких припасов. Однако этим планам не суждено было сбыться. Когда он вышел на рыночную площадь, то  услышал, как посреди нее, на возвышении глашатай зачитывает указ Правителя. Было довольно далеко, и до наемника доносились лишь обрывки фраз : «разыскивается...», «тот, кто знает, где он прячется..»,  «вознаграждение...».  «Опять какого-то преступника ловят» - подумал он, и хотел было пройти мимо, как вдруг увидел  на стене ближайшего дома  свой портрет. По спине пробежал холодок, и Змеелов мгновенно осознал, за кого было нынче обещано вознаграждение...

  Он торопливо свернул в ближайший переулок, закрыл лицо дупаттой и стал пробираться к постоялому двору, стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания. Ему повезло, и  многочисленные прохожие равнодушно скользили глазами по человеку с мечом, чье лицо скрывал платок. Мало ли, какой наемник мог прийти утром из пустыни с караваном?  Когда впереди показались ворота постоялого двора, Змеелов вздохнул с облегчением и возблагодарил богов. Кажется, пока пронесло... Однако в городе теперь оставаться просто опасно. Похоже, все –таки придется принимать предложение того караванщика. Наемник поморщился. Уж очень ему этого не хотелось: переход обещал быть не из легких, да и караванщик вызывал подозрение... Но другого выхода не было.



Ольга Андреева

Отредактировано: 29.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться