Там, где оживают пески

Размер шрифта: - +

Глава 28

    Оставшись один, он немного помедлил,  затем вышел в коридор, направляясь в комнату Тии. Дойдя до места, он нерешительно остановился. Комната была закрыта, а из-за двери доносились приглушенные рыдания. «Аш побери эту девчонку с ее обидами!» - недовольно подумал Сид и постучался. Рыдания не прекратились, и ему никто не ответил. Маг постучался сильнее, и уже всерьез подумывал развернуться, как дверь неожиданно распахнулась и на пороге возникла Тия, размазывая слезы по щекам.

-Чего тебе? – зло спросила она, не глядя на Сидуса.

-Я прощенья просить пришел, пустишь к себе? – смущенно кашлянув спросил Сид.

-Ну, я же клыкастая обезьяна? – сверкнула на него глазами маленькая воровка.

-Ну, я был не прав, позволь зайти? – покаянно попросил маг.

-Заходи! – махнула рукой Тия, посторонилась и закрыла за ним дверь, ожидая, что тот скажет в свое  оправдание.

-Я... я беру свои слова по поводу вивирены назад! – проглотив ком в горле, проговорил Сид. – Я не думаю, и никогда не думал, что ты похожа на обезьяну. Ты и вправду очень симпатичная девочка, а через пару лет так и вовсе превратишься в настоящую красавицу. Это я тогда просто неудачно пошутил... Прости меня. – он протянул руку и аккуратно заправил каштановую прядь, выбившуюся из  короткого хвостика,  ей за ухо.

-Шутить надо уметь! – категорично заявила она, отстранившись. – Но так и быть, прощаю! Однако не просто так. Взамен ты должен будешь гулять со мной по городу, ибо Змеелов напрочь отказывается это делать.

-Ну,  я его прекрасно могу понять! – рассмеялся он.-  А ты целую каторгу мне выдумала.

-Что делать! – пожала плечами она. – Жизнь заставила.

 -Ладно, о замученная тяжелой жизнью, с завтрашнего дня я раб твой на целую неделю! – шутливо -облегченно поклонился Сидус.

-Раб? – Сид увидел, как загорелись глаза Тии, и тут же пожалел о неосторожно сказанном слове.

-Только на время прогулок!  - на всякий случай уточнил он. От греха подальше...

  Следующие три дня  маленькая воровка таскала мага по всему городу. Сначала она потребовала, чтобы Сид показал ей академию и библиотеку, затем погнала его на местный рынок, а в довершении всего подбила пробраться на крепостную стену, чтобы, как она объяснила  замученному Сиду: «Посмотреть на весь город с высоты». Тот даже сопротивляться не пробовал – бесполезно. Маг уже тридцать три раза проклял свою жалостливость и тот момент, когда Аш дернул его попросить у этого демоненка прощения.

   На четвёртый день, Тия, видимо смилостивившись над замученным Сидом, объявила за завтраком, что сегодня они просто поглазеют на храмовое шествие в честь  Диадемы Великой Матери – реликвии, что ненадолго завезли в Аструм по дороге в Адаб. На лице мага поселилось тоскливое выражение,и он, кинув в сторону фыркнувшего от смеха Змеелова испепеляющий взгляд, поплелся за ней к выходу из чайханы.

   Народу на улицах города было великое множество, и толпа, толкаясь и спеша к главному храму, где скоро должна была начаться церемония. Тия и Сид протискивались вперед, стараясь не потерять друг друга из виду, и вскоре достигли центральной площади Аструма, где возвышалось над толпой величественное голубое святилище, уходившее своими стенами куда-то в небо.

   Они встали у самого выхода на площадь, ожидая начала церемонии. Тия непрестанно подпрыгивала, стараясь разглядеть вход в храм за спинами людей, и вертелась по сторонам, что-то тихо шепча верной Мушил, что сидела на ее плече. Сид оперся спиной на стену ближайшего дома и теперь гадал, как скоро все закончится, ибо стоять под палящим солнцем в толпе людей было тем еще удовольствием.

   Не понимал он и всеобщего преклонения перед артефактом, который, сам по себе и не имел прямого отношения к Великй Матери. Бекра когда-то рассказывал ему, что давным-давно, один глубоко уверовавший богач сплел из главного своего богатста – алых роз, росших в его саду, венок и принес его на алтарь Великой Матери, моля даровать людям дождь после долгой засухи. Как гласит предание, после этого венок из живых цветов превратился в золотую диадему, а на исстрадавшиеся земли в тот же день хлынул дождь, что лил три дня, не переставая... Если бы на месте того чудака оказался Сид, он бы обратился непосредственно к Куде, ну или на худой конец, занялся бы поиском подземных вод на своей земле с помощью лозы...

   Из праздных размышлений его вывело странное онемение в руках. Оно зародилось в кончиках пальцев и очень быстро дошло до локтей. Внезапно, ладони словно бы обожгло огнем так, что Сидус даже тихонько вскрикнул от боли и неожиданности.

  Он метнул быстрый взгляд на  высокое крыльцо храма, где уже вовсю распевали свои гимны певчие, а храмовники выстроились в ряд, ожидая выноса Диадемы. Жгучая боль в руках, тем временем, достигла груди и растеклась оттуда по всему телу, так, что Сид едва не потерял сознания. Согнувшись в три погибели, он тихонько окликнул Тию, которая увидев это, побледнела.

-Мы уходим, моя прекрасная пери! И быстро, если конечно, не хочешь, чтобы я упал прямо здесь... – прошипел сквозь зубы Сид, держась за стену.

-Что случилось? – глаза Тии расширились от ужаса.- Тебе плохо??

-Ннет, мне хорошо... даже к земле пригибает от счастья! – и в полуобморочном состоянии Сид оставался верен своей язвительной манере говорить.

-Хорошо, идем! – маленькая воровка  обвила талию Сида рукой и они медленно направились прочь от храма, не заметив, как один из жрецов, что стояли на ступенях, пристально посмотрел в их сторону и что-то сказал своему соседу...

 Случайно или нет, но по мере удаления от площади Сиду становилось все легче и лече. Наконец, когда они отошли уже достаточно далеко, маг смог разогнуться.



Ольга Андреева

Отредактировано: 29.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться