Там, где оживают пески

Размер шрифта: - +

Глава 43

Вириец лежал в бреду. Все тело горело огнем, а раненое плечо нещадно саднило. Иногда он открывал глаза и видел себя в незнакомом помещении. Гюрза пытался вспомнить, куда и зачем он направлялся и как сюда попал, но память молчала.  Постепенно, к беспокоящему плечу добавилась боль  в груди,  которая все нарастала. Зверски хотелось пить, но пересохшие губы не слушались, и вместо просьбы получался лишь стон. Время от времени над головой он слышал приглушенные голоса: два мужских и один детский,  но  сознание никак не прояснялось,а потому тот никак не мог определить, близко они или далеко. Наконец, боль в груди улеглась, унеся с собой жжение в плече, и вириец смог заснуть. Ему снилась черноглазая девушка в странной одежде, которая гладила его лоб, что-то шепча. Девушка казалась смутно знакомой, и он, глядя, как солнце играет в золотой диадеме, силился вспомнить, где ее видел, но безуспешно. Вдруг видение исчезло, и Гюрза провалился в темноту...  Проснулся вириец от того, что над самым ухом сказали:

-Ну вот, скоро очнется... – он открыл глаза и увидел над собой того самого безумного парня, который, кажется, был колдуном. Память прояснилась, услужливо подсунув картинки боя со Змееловом.

-Где я? – непослушными губами прошептал Гюрза.

-Воот, я же говорил! – парень довольно улыбнулся и взъерошил волосы. – В караван-сарае ты, уважаемый, а раз пришел в себя, то скоро пойдешь с нами  дальше.

-В Кабир? Или может быть, в Заповедные земли? -слова давались с трудом, а потому вириец на какое-то время снова закрыл глаза.

-И туда, и туда... – колдун поднес к его губам какое-то зелье, заставив выпить. Напиток оказался настолько горьким, что Гюрза даже сплюнул от неожиданности и поднял веки.

-Проклятье, парень! Если б ты не сказал про переход, я б решил, что ты меня отравить хочешь.

-Хех, Мое имя- Сидус. И да будет тебе известно, Гюрза, что яды в большинстве своем либо безвкусные, либо очень приятные на вкус, иначе жертва просто не стала бы их пить. – назидательно произнес он.

-Сиид! Как там дела? – над вирийцем нависло детское личико с удивительно красивыми зеленовато-голубыми глазами, которые он видел только у себя на родине. – Ты очнулся, Гюрза?

-Тия? – хрипловато проговорил  тот. – Я почти в порядке... – он попытался приподняться, но, пошатнувшись, упал снова.

-А все потому, что ты не слушаешь меня и не пьешь лекарство. Давай! – склянка с прозрачной жидкостью снова приблизилась к его рту.

-А где... Змеелов?

-Снаружи,  ужин готовит. – махнула рукой девчонка.

-Сколько я пролежал без сознания? – поморщился тот.

- С утра и до вечера. – Сид убрал опустевшую склянку. –Так что я могу считать себя хорошим врачом.

-А что с раной? – Гюрза пошевелил рукой. Боли не было, и его почти ничто не беспокоило.

-Начала затягиваться! – блеснул белыми зубами маг. Этот парень все больше и больше нравился Гюрзе.

-Ужин готов! – заглянул Змеелов в караван-сарай. – Ааа, очнулся? – недружелюбно кивнул он вирийцу.

-Как видишь. – хмыкнул тот.

-Быстро ты...

-Не твоими молитвами! – проворчал Гюрза. Змеелов начинал закипать, а потому Сид поспешил увести его к костру, пообещав, что скоро вернется с едой для выздоравливающего.

  Гюрза остался с Тией вдвоем, и та, поглаживая свою обезьянку, пристально посмотрела на вирийца. В караван –сарае повисло молчание, и слышно было, как за стеной Змеелов что-то недовольно выговаривал Сидусу.

-Ну что? – наконец не выдержал он. – Ты тоже считаешь меня подлым убийцей?

-Я этого не говорила! – покачала головой та. – Просто интересно, зачем ты напал на нас?

-Мне за это заплатили... – опустил глаза Гюрза, стыдясь, почему-то, смотреть ей в лицо. – Я наемник, Тия. А наемники, как ты знаешь, зарабатываю тсебе на жизнь либо тем, что кого-то охраняют, либо тем, что на кого-то нападают. Так вот, чтобы вернуться к себе домой, я должен заработать много денег. За сопровождение караванов мне столько никогда не заплатили бы...

-Где-то я это уже слышала: «Тия, я наемник!». Ну, наемник, и где же твой дом, что тебе до него не добраться?

-В Вирии... Это страна такая на Северном берегу Срединного моря. Там все красиво: и природа,  что щедра к людям на тепло, фрукты и вино, и города, которые привольно разрастаются среди зеленых холмов, а не как здесь – втиснуты в жалкие зеленые клочки растительности среди песков... Небо в Вирии похоже на твои глаза – такое же лазурное, а солнце- ласковое и теплое, не чета здешнему. Да и люди там белокожи и прекрасны...

-Вот и катись в свою дэвэву Вирию! – с неожиданной злостью крикнула она. – Что же ты забыл среди «жалких песков»? В твоей стране все замечательно, тогда почему же ты сидишь посреди моей земли и имеешь наглость ее ругать? Если в Царстве Дияла и солнце злое, и города тесны, и люди страшны, то зачем было здесь оставаться?

-Извини! – пробормотал растерявшийся Гюрза. – Я думал, ты тоже не из этих земель. У тебя такие необычные глаза...

-А что, была бы местная, и ты бы мне врал о том, как тебе здесь распрекрасно? – не унималась та. – Знаешь что? Родителей я своих никогда не знала, но скажу тебе наверняка, что иной родины, кроме Великой Пустыни у меня нет и не будет, даже, если вдруг окажется, что вся моя семья до седьмого колена была из чужих земель...

-Так что же мне делать? – неожиданно рассмеялся он. – Бездна! Да ты хоть сама определись, чего хочешь. Правду говорю -ругаешь, солгал бы -снова не так.

-Просто молчи! – выпятила губу Тия, начиная, однако, остывать. – Так ты не ответил на мой вопрос: каким ветром тебя сюда занесло?



Ольга Андреева

Отредактировано: 29.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться