Там, где растет амарант

Размер шрифта: - +

\20\ Честь всего важнее

Глава 20. Честь всего важнее.

 

Барахтаясь в воде и пытаясь втолкнуть шпагу в ножны, Кри едва увернулась от столкновения с ватерлинией. Отплевываясь, она наконец достигла успеха: шпага папы Мигеля надежно висела на поясе. 

А "Маргари" показала киль.

- Бросьте ему обломок стеньги! - услышала она громкий и веселый голос Венто. 

Он веселился... А ей почему-то было не слишком весело.

- Эй, парень! - с борта двое корсаров помахали рукой. - Держись!

И с трудом перебросили через фальшборт обломок мачты с оборванным рангоутом.

- Тут до берега не невесть как далеко!

Стеньга с грохотом шлепнулась в море, и ударная волна докатилась до самой груди, ощутимо толкая. У Кри пересохло во рту, хотя воды вокруг было так много. Одной рукой она погребла к стеньге. Левая почему-то повисла плетью, и плечо пекло до слез.

- А теперь, дражайший капитан, ваша очередь платить по счетам...

Голос Венто потонул в шуме моря и криках чаек. Кристина всхлипнула и схватилась пальцами за склизкую стеньгу. Главная задача еще впереди.

С "Маргари" доносились крики и насмешки. Кри прищурилась, обнимая стеньгу, и пыталась разглядеть, что там происходит, на удаляющемся судне. А солнце вставало и било по ряби, по глазам, застилало весь мир своим светом.

Но вот силуэт... человека со связанными за спиной руками... или это иллюзия от солнечного света?

Человек идет, словно по воздуху, прямо к горизонту... Гордый, непокоренный, великий. Капитан Энрике. Иначе он выглядеть просто не может. Даже в момент, когда кажется поверженным.

Силуэт ухнул в воду неожиданно. Кристина встрепенулась и нырнула в наполненную светом утра воду. Плавала она лучше, чем  готовила паэлью, и сейчас маме Карле стоило бы гордиться этим. А тогда ругала.

Капитан Энрике... он, извиваясь, плыл под водою! Навстречу, и смотрел на нее! Кристина едва не захлебнулась от неожиданной встречи с его карим взглядом. В лучах солнца, от которых все казалось сказочным.

Капитан Энрике поднял брови и повел плечами: руки за спиной у него были крепко скручены. Кристина кивнула: для того она и здесь...

Не растерять бы последний воздух. Кристина судорожно потянула из ножен шпагу. Она не была совсем круглой: папа Мигель то и дело натачивал лезвие о нож. Или точил ножи о ее лезвие. Рабочая версия для мамы Карлы.

Кристина просунула острие под узел и начала судорожно пилить. В животе нарастало знакомое чувство: осталось недолго, и придется задыхаться.

А веревки не хотели поддаваться...

Кристина зажмурилась, изо всех сил продолжая кромсать веревки на себя. Капитан Энрике попытался разжать запястья, и перевязь ослабла.

У Кристины мутилось в голове. Но нельзя было сдаваться сейчас, плавая в этой светлой пучине, не понимая, где небо, а где дно...

И она пилила. Пока медленно обрывки и обрезки того, что могло быть рангоутом, медленно не расплылись в стороны, а капитан Энрике не схватил ее за руку, таща к свету. Кристина и сама изогнулась, чтобы выплыть наверх, и рука слилась со шпагой в одно целое.

Свет резанул в глаза.

- Смотрите! Жив! - эти крики оглушили Кристину, все еще хватающую воздух ртом, как рыба. Кристина завертелась на месте, одновременно осознавая, что все еще жива. А за руку ее никто более не держит.

"Маргари" не успела уйти далеко.

- Может, вытащим его, капитан? Жаль парня...

Это как надо кричать, чтобы здесь услышали. Кристина дрожащей рукой вновь попыталась вложить шпагу в ножны. Удалось прямо с первого раза.

- Хватит с него стеньги. Если ума хватит, выживет.

Голос Венто звучал громко и жестко. Будто он совершенно не умел пить топленый шоколад.

Но капитан... Энрике... Кристина завертелась на месте, с ужасом чувствуя, как левая рука снова перестает слушаться.

Энрике нигде не было. Стеньга спокойно плыла к западу.

Кристина всхлипнула. Но набрала грудь и нырнула: где ему быть, как не под водой?..

Все же, в глазах темнело, и ничего поделать было нельзя. Если Энрике нет под водой, то...

Кристина вынырнула. "Маргари" поймала попутный ветер, по-видимому, и теперь голосов уже расслышать было нельзя.

Как мило, что ей в голову стрелять они не стали.

Вдруг капитану Энрике не хватило воздуха, и он утонул?..

- Кри! - тихо раздалось из-за поперечного рея стеньги.

Кристина вздохнула с облегчением и едва не пошла ко дну, забыв про нарастающую боль в плече. Будто ее схватила акула, и отпускать не собирается.

- Энрике! - воскликнула она радостно, тем не менее. - Ты жив!

И нашла в себе силы грести к спасительному куску дерева. Сейчас это главное, а что потом -- неважно. Теперь она спасла своего капитана...

Пальцы больно скользнули по мокрой древесине, тщетно пытаясь уцепиться. В горле колючкой застряло сердце.

- Держись крепче, - ухватил ее запястье Энрике и заставил положить руку на рей.

Голос у него был отрывистый и недовольный. Кристина невольно задержала дыхание, оказываясь притянутой к капитану почти впритык, и сердце стукнуло, как показалось, последний раз.

- Эй, юнга, в чем дело? - легонько встряхнул за плечо ее Энрике, сдвигая брови еще плотнее, едва ли не в одну линию.

Левое плечо. Кри ойкнула и почувствовала, как кровь мгновенно отлила от щек.

Капитан Энрике ничего не сказал, ни "спасибо", ни "извини". Только взял ее вторую руку и положил на тот же рей рядом с левой, раненой. Кристина ухватилась как можно крепче, но слегка отодвинулась, чтобы не касаться его плеча. Как-то неловко. А почему -- кто знает?..

Он же -- взрослый. И защищает она его не потому, что влюблена, как издевается Венто. Выдумал тоже! Кристина презрительно фыркнула.



Кейт Андерсенн

Отредактировано: 25.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться