Там, где растет амарант

Размер шрифта: - +

\27\ Внимание на рангоут

Глава 27. Внимание на рангоут

 

Одним веслом пришлось пожертвовать ради мачты, а шпага папы Мигеля послужила поперечным реем.

Кри сжала в кармане мешочек корицы. И слабый успокаивающий аромат донесся до ноздрей, такой родной и домашний. А затем его подхватил влажный ветер сирокко. И понес к еле видимой линии земли.

Шлюпка двигалась, двигалась, и это было счастье. От которого на потрескавшихся губах беглецов то и дело появлялись победные улыбки. Можно было забыть и о ранах с повязками, и о наполовину сгоревшей коже, и о  и о вражде пиратов и короля, и о потере судна, как одного, так и другого. И даже о необитаемых портах.

- Давай отдохнем на берегу, - попросила Кристина, придерживая весло-мачту. - Один день. Так, словно ничего этого в мире нет.

- Так, словно мы нашли амарант? - спросил Венто таким же пересушенным голосом, как и она. Он взял на себя обязанности кормчего.

- Можно и так, - кивнула Кристина с улыбкой.

- Но мы же его не нашли.

- А найдем?

Венто пожал плечами. Слегка поморщился - бок не мог не болеть.

- Постараемся, сеньорита. Постараемся.

Кристина не знала точно, "постараемся" ли найти амарант или "постараемся" отдохнуть. Обхватив мачту крепче, чтобы самодельное крепление не развалилось от порывов сирокко, она решила так и спросить:

- Постараемся найти амарант или отдохнуть?

Венто ответил не сразу. Кри оглянулась. Лицо его не выглядело ни здоровым, ни довольным ее вопросами.

- Внимание на рангоут, - не замедлили дать ей указание. - Если мы будем отдыхать, то амарант не найдем.

Кристина послушалась, но не поняла:

- Это как?

- Амарант растет в Новом Свете. Туда же держит курс "Маргари". Но без пропускных документов нам не проскочить Гибралтар. Из Кадиса, наверняка, прислали дополнительные патрули. Если "Отважный" появится первым...

- Без тех документов, которые ты украл у Летиции?

- У Летиции? - в свою очередь удивился Венто.

Шлюпку наклонило вбок, и мачта опасно накренилась. Кристине пришлось сосредоточить все свое внимание на ней. На Искателя Ветра она смотреть больше не могла. Береговая линия становилась все четче. Второго дыхания просто обязано было хватить!

А между тем, Кри казалось, что она задыхается. И голос Венто, подумалось ей вдруг, звучал чересчур тускло.

- Летиция выдает себя за знатную донну. Ее подобрали с захваченного тобой корабля.

Венто не отвечал. Кристина в беспокойстве оглянулась: глаза его сузились в щелочки, пират казался очень сосредоточенным, а между тем, лицо казалось того же цвета, что и пряди пепельных волос, снова выбившиеся на лоб.

- Венто! - воскликнула Кри.

- Рангоут, - требовательно пробормотал он, стискивая зубы.

Волны словно обрели силу. Их медленно, но верно выталкивало к земле.

- Еще недолго, - сказала Кристина ободряюще.

Венто промычал что-то. У нее самой вдруг в голове начало мутиться. А сирокко вдруг решил стихнуть. И парус опал, словно подбитая птица. И снова выглянуло солнце, обжигая опаленное лицо, как оказалось, еще и шею, и ноги.

"Маргари" идет к Гибралтару. Летиция знает, что они хотят проскочить патруль. "Отважный" не даст им этого сделать. Иначе Энрике не будет Энрике. Он захватит пиратов. И все равно встретится с Венто. 

Больше Кристине думать не хотелось. Если бы можно было прорваться через этот пролив и просто плыть к амаранту...

Штиль остановил лодку совсем близко.

- Венто? - оглянулась Кри, стараясь не морщиться от лучей солнца. Блики плыли то ли по морской глади, то ли просто в ее собственных глазах?..

- Дай... весло, - попросил Венто, протягивая руку.

Нельзя погибнуть так глупо вот так, у самого берега. Непослушными руками Кри вытащила весло из самопального рангоута и протянула пирату. Шпагу папы Мигеля пристроила к поясу. Благо, пояс всегда был при ней... как и шпага. Хоть и неудобно.

Венто греб с одной стороны. Но шлюпка все же с ленцой послушалась его, и вскоре беглецы без сил выползли на берег, покрытый мелкими камнями вперемешку с песком.

Из шлюпки, на борту которой значилось имя судна: "Отважный". 

 

Кристина не потеряла сознания, хотя ей очень даже хотелось: казалось, эта высохшая соль на губах, эти настырные волны, протягивающая бессильные пошевелиться ноги по острым камешкам из раза в раз, эта опаленная кожа, ноющая от малейшего соприкосновения даже с воздухом, эта каменная усталость и это полнейшнее равнодушие к жизни... навсегда выветрили из нее счастье до последней пылинки. И даже сдвинуть голову, чтобы посмотреть, что с Венто, она не могла. Так она лежала и тусклым взором видела расплывающийся в дымке позднего полудня берег. Такой же, как на Холме Святой Марии.

И морская пена накатывала воспоминаниями, испаряясь с такого родного песка с ракушками. Зачем бежать куда-то и пытаться что-то найти, если все оно призрачно, и рано или поздно ты вернешься туда, где был в самом начале, а на память о путешествии - только раны и ссадины?..

Кри с безразличием погрузила пальцы в песок. Получилось. Значит, она не потеряла способности двигаться.

Перед глазами всплыл "Горизонт". И как папа Мигель считает пиренейских козликов в облаках. А мама Карла на него ворчит, но на деле именно таким она его и любит. Даже запахло орчатой, корицей и паэльей. И этот дымок на закате... от него сделалось почти безмятежно на сердце.

- Счастье - не значит смеяться каждую минуту... - пробормотала она слова папы Мигеля. - И настоящий фехтовальщик умеет вставать и бороться дальше...

Она должна была встать и бороться дальше. Даже если не хотелось. Возможно, пришло время пострадать от души. Но страдания тоже надо устраивать с умом.



Кейт Андерсенн

Отредактировано: 25.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться