Там, где растет амарант

Размер шрифта: - +

\41\ Летучка - предводитель мятежников

 

- Крисеныш.

Канонир Пабло потрепал ее по голове. Все в той же своей красной рубахе. Кри сделалось мерзко на душе. Она поверила ему на то мгновения. Доверяла. А ведь это так умно - устроить мятеж чужими руками.

Гарпия схватился за оружие, когда команда схватила ничего не подозревающих Энрике и Лети. Он собирался сражаться за своего капитана. Или это невероятная игра, или... он действительно чист. Кристине ничего не оставалось, как приказать запереть и его. Не в тот отсек с вонючей соломой и решетчатым люком. Оттуда Энрике сбежать сумеет, уж ей ли не знать. В клетки в грузовом трюме. Уж что поделаешь... Три клетки. Для тех, в имя кого она почему-то сражалась. А теперь... они с канониром остались один на один. 

И со штормом. А где-то в нем, среди беснующихся бурунов, "Маргари" и косматый Бускадор Венто.

- Вы ведь справитесь со штормом? - холодно спросила Кристина.

- И покрепче видал, Крисеныш. Успокойся.

- Тогда примите на себя обязанности старшего офицера и командуйте, - вздохнула Кристина. - Я полагаюсь на вас.

Губы канонира растянулись в довольной усмешке.

- Слушаюсь, капитан! - И Пабло перед выходом ей отдал честь.

Честь! Ей, предводителю мятежников. Бесславной Летучке... Нужно было видеть лицо Энрике, когда канонир предъявил ему ее как главного бунтовщика... Она будет видеть это в кошмарах каждую ночь еще долго.

Капитанская каюта. Теперь ее. Вот эта, где она писала родителям, где дралась с Летицией. Смешно. А теперь она спасет ее, сунув в клетку.

Что делать дальше?..

"Отважный" по-прежнему шатался, воюя с волнами, вражеского судна в пелене ливня видно не было. Мутное стекло заливало потоками. И, тем не менее, теперь качка несколько утихомирилась - отмена преследования Искателя позволила сделать галс и пощадить фрегат.

Кристина взялась за бумагу. Пока все заняты... пока она - мерзкий предатель и герой-Летучка, ей просто необходимо...

"Дорогие папа Мигель и мама Карла!

Знаю, пришлось вам поволноваться - писем ведь давно не было. Вы не говорили, что взрослая жизнь - это такой круговорот, шторм, штиль - и все сразу, при этом.

Когда я смогу отправить это письмо? Не знаю... Ведь сейчас мы идём через Атлантику в Новый Свет. Мы пересекали экватор - знали бы вы, как это странно и торжественно сразу. Если вы новичок - как я - то вы обязаны искупаться в открытом океане. На судне настоящий праздник, и не нужно драить палубу под палящим солнцем - в этот день она может остаться, как есть. И даже суровый капитан будет улыбаться."

Кристина шмыгнула носом.

- Теперь капитан - это я...

И она уронила лицо в ладони, вздрагивая от призрачных рыданий. Утерла сухие щеки и перебралась на кушетку, прижимая неоконченное письмо к груди, словно отцовскую руку. Глядела в пустоту, не замечая серости вокруг. А потом... не заметила, как уснула под яростно-размеренное покачивание старого доброго "Отважного".

 

То ли это был долгожданный луч солнца, то ли Хузо стукнул подносом о стол. Кристина подняла голову: сколько она проспала?.. Солнечный свет радостно лился сквозь толстое мутное окошко, за которым словно четверть склянки назад бушевала стихия.

- Тоскуешь? - кивнул Верзила на смятый листок, валявшийся на полу.

Кри вздрогнула: он... прочёл?!

- Я год за домом тосковал, - признался парень, присаживаясь на кушетку. То, что он в каюте капитана, его не смущало. - Так что не переживай, пройдет. Поешь вот.

Кри тряхнула головой, сбрасывая наваждение. Новый дент, и вновь нужно сражаться с миром. Почему? Просто как-то так сложилось.

- Хузо. - Она постаралась, чтобы голос звучал как можно бесстрастнее. Верзила скривился - он ведь предпочитал прозвище. - Не смей никогда больше читать переписку твоего капитана.

А что делать? Приходилось...быть жесткой, чтобы дисциплину беречь. Если она не справится с командой, то канонира завалить не выйдет никак.

Однако, Летучка оставалась верна себе - она солнечно улыбнулась парню.

- Спасибо за завтрак. Что там?

- Галеты и каша.

- Замечательно. Где старпом?

- Старпом?.. - Верзила не понял.

- Я говорю о Пабло. Пока мы дойдем до ближайшего порта, он выполняет обязанности старпома.

- Ближайшего порта? Но, Лету... То есть, капитан... Вас же приговорят к казни за мятеж!

Кристина почесала затылок. Вот как. Они все в курсе, а она как-то упустила этот момент. Канонир - все рассчитал. Или это Гарпия рассчитал, а потому попал вместе с капитаном в клетку?

- Конечно, мы пираты теперь.

Как это странно звучит!

- И как команда? Согласны они с таким положением вещей?

- Еще бы! Мы же держим курс в Новый Свет! А там свобода и... золото! - глаза Хузо блеснули азартом.

Золото. И драки. Вот, что любят эти люди. Такие бессмысленные вещи. Такие бессмысленные люди.

Кристина заставила себя улыбнуться.

- Нам придется где-нибудь причалить, Верзила. И до тех пор Пабло нам нужен. Позови его.

И вгрызлась в галету. Пабло отворил дверь, чтобы выйти. Шум, на который ранее и внимания-то было не обратить, теперь перерос в гул людских голосов и криков.

- Капитан, а что вы сделаете с заключёнными? Выбросить за борт? Или вздернуть на рее?

Кри поперхнулась.

- Какая рея? Ты о чем, Хузо?!

Кристина выбежала на шкафут. У грот-мачты учредилось хаотичное столпотворение: связанные Лети и Энрике представляли собой его центр. Гарсию развязывали; он что-то говорил Энрике, и тот качал головой.

- ...я выбираю жизнь. И золото! - последнее слово предназначалось команде, вторившей этому волшебному термину одобрительным криком.

Бывший канонир Пабло стоял на шканцах и одобрительно обозревал сцену.

- Тогда ты и повесишь бывшего капитана! - воскликнул Старик.

Кристина вздрогнула. Старик настолько кровожаден?! Как это - повесить?!

- Оставьте сеньориту в покое! - между тем грудью защищал Лети Энрике. Кажется, ее собирались повесить первой. Как раньше.



Кейт Андерсенн

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться