Там, где твое сердце

Размер шрифта: - +

Глава 1

На землю уже начали опускаться первые предзакатные блики, когда снова пошел густой мокрый снег. Джастина Донованн накинула капюшон, чтобы не промокнуть и плотнее укуталась в теплый пуховик. Она никогда не любила зиму и чувствовала себя уныло в эту часть года. Привыкшая к теплому климату Калифорнии, где прошло ее детство и юность, она никак не могла приспособиться к погодным условиям  Лондона, где жила уже  более двенадцати лет.

Свернув на самую оживленную улицу Центрального Лондона – Оксфорд-Стрит, Джастина невольно остановилась у одного из зданий,  завороженно посмотрела на выставленные в огромные окна произведения искусства и  сердце болезненно сжалось, при воспоминании о том, что всего лишь пол года назад, именно здесь, она организовывала выставку полотен для своего мужа Рика Донованна.

Джастина закрыла глаза и по щекам потекли непрошенные слезы. Всего лишь пол года назад, она была так счастлива! Но, за какие то два дня, ее жизнь перевернулась с ног на голову.

Не в силах больше мучить себя тяжкими воспоминаниями, она прошла мимо витрины, обычный быстрый шаг, сменила на бег и уже через двадцать минут  была у подъезда трехэтажного здания, в котором располагалась ее шикарная четырехкомнатная квартира.

 Глаза все еще были влажными от слез, но она даже не пыталась их вытереть. Впервые за два дня, она позволила себе эту роскошь и теперь не могла лишить себя возможности излить душу, обычным женским способом, к которому  прибегала крайне редко.

Скинув куртку в прихожей, она прошла в гостиную, включила свет и при виде унылый, полупустынной комнаты, едва не разрыдалась.   От прежнего уюта и комфорта, который всегда царил в этой квартире,  теперь не осталось и следа.  Огромная комната была почти пустой.

Из привычной мебели, которую она с такой любовью выбирала для «уютного гнездышка» свитого с Риком десять лет назад, остался только стеллаж, на котором когда то размещались всевозможные безделушки и статуэтки, привезенные из разных стран,  кресло, выполненное по ее собственному  дизайну и маленький ротанговый столик, который всегда почему то раздражал Рика. В гостиной была только та мебель, которая не нравилась ее бывшему мужу, но была мила сердцу Джастины.

Она тяжело вздохнула и прошла на кухню. Когда-то, располагающая к дружеским беседам и совмещающая в себе еще и функции столовой, тоже обустроенная по ее собственному дизайну кухня,  выглядела не менее унылой и серой. Из привычной мебели, здесь остался лишь кухонный стеклянный стол, два стула и наполовину пустой кухонный гарнитр.

Стараясь не думать о том, как ей жить дальше, Джастина  включила электрический чайник и заварив ароматный чай, который, к счастью остался еще в ее квартире, снова  вернулась  в гостиную. Устроившись в свое любимое кресло, она поджала ноги и откинула голову на спинку, почувствовав невероятную опустошенность. 

Уставившись на стену, где еще совсем недавно висели картины, написанные Риком, она снова почувствовала, как глаза наполняются обжигающими слезами. На какой то миг, Джастине даже показалось, что еще немного и она не выдержит безумства, в котором жила уже два бесконечных дня.

Так больше не может продолжаться! Словно дав себе нужную установку, она отставила чашечку из дорогого китайского фарфора и подошла к окну. Неоновые витрины сверкали, отбрасывая разноцветные блики, на затаившуюся в вечерней тиши землю. Прохожие торопливо сновали по тротуару, кутаясь в пуховики и пальто. А Джастине вдруг захотелось открыть окно, высунуться наружу  и  крикнуть, что есть сил, чтобы хоть кто нибудь обратил на нее внимание. Ей сейчас было бы вполне достаточно одного только участливого взгляда. Но никому до нее не было никакого дела. Она была один на один со своим горем, со своими переживаниями.

Джастина равнодушно отвернулась от окна и огляделась в полу пустом пространстве, не зная чем себя занять. Это было настолько дикое и непривычное ощущение одиночества, от которого у нее мороз пробежал по коже.  

Она медленно прошлась по гостиной, снова заглянула  на кухню, как будто там могло что то измениться,  и направилась в свой рабочий кабинет. Это была единственная комната в квартире, в которой все осталось по-прежнему.  Все, как и раньше было на своих местах.

Изящная мебель, специально подобранная в тон светло зеленым обоям, мягкий пушистый ковер, огромные стеллажи с книгами, секретер с компьютером и прочей современной техникой, которой она пользовалась в силу своей профессиональной занятости, - все было в безупречном порядке. Это был ее мир, который в отличие от всех других помещений квартиры, остался не тронутым Риком Донованом.

Джастина слабо улыбнулась, как будто не надеялась увидеть безупречный порядок, который всегда здесь царил  и прошла в глубь комнаты. Практические все свободное время, она проводила в этом уютном кабинете. Здесь, она могла отдохнуть морально и физически, здесь она создавала свои лучшие эскизы для будущих интерьеров, здесь она мечтала и набиралась сил. Но сейчас, ничто не могло растопить лед в ее израненной душе и доставить того удовольствия, которое она испывала  раньше.

 Джастина медленно окинула взглядом комнату, в надежде найти хоть что ни будь, что помогло бы ей немного забыться.  Все здесь  напоминало о счастливых годах, проведенных с Риком и болезненные ощущения стали почти невыносимыми, когда взгляд  упал на полку с различными безделушками, которые она покупала, разъезжая по разным странам. Там же стояли многочисленные альбомы с фотографиями. Джастина не была уверена, что именно это помогло бы ей отвлечься. Наоборот, снимки, сделанные в счастливые моменты ее жизни, сейчас как ничто другое, могло еще больше ранить и причинить душевные травмы. Но справиться с внезапно нахлынувшими воспоминаниями было уже не возможно, и она машинально  достала с полки один из последних  альбомов, в толстом кожаном переплете, который они с Риком купили, когда были на отдыхе в Египте в прошлом году.  В нем хранились те  немногие воспоминания, оставшиеся от прежней безмятежной жизни.



Юлия Крутая

Отредактировано: 18.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться