Там, где ты

Глава 3

ГЛАВА 3

Гай Юний Силан старался не скучать. Но скучал.

И не беситься. Но бесился.

К сожалению, в последние два месяца это было его обычное состояние. С того дня, когда он был комиссован из армии по ранению с рекомендацией пройти восстановительную терапию на источниках Вейи или Перузии, семья не нашла ничего лучше, как отправить его к дяде.

Формально Публию Корнелию Силану нужен был адъютант. Будучи избранным на должность консула Рима целых семь раз, он имел право не только на адъютанта, но и на штат телохранителей и даже на ликтора с фасцией (1) для торжественных мероприятий. Но оставаясь человеком скромным, Публий Корнелий Силан ограничился одним адъютантом. В плохие для Гая дни дядюшка одалживал его своей жене Клодии для поездок по магазинам. Плохие дни наступали для Гая как раз после выигрыша в покер. Дядя был азартен и склонен к чрезмерному риску после пары бокалов фалернского.  Сегодня был как раз такой день.

Гая вообще бесили женщины, использующие телохранителя в качестве модного аксессуара к сумочке или туфлям. Его бесила Клодия Силания в частности. Тем не менее, когда Клодии хотелось прогуляться по виа Кондотти, Публий не мог ей отказать. Она была молодой и красивой женой очень пожилого мужчины, способного без угрозы инфаркта перенести ее набег на ювелирные магазины. Подруги завидовали ей, но в последнее время это перестало радовать Клодию. А вот побесить иногда любимого «племянника» ей было весело.

- Подержи, пожалуйста, милый. - Она обернулась и сунула в руки Гаю свою сумочку Гермес Биркин, после чего улыбнулась изогнувшемуся в поклоне продавцу. – Мы, беззащитные и слабые женщины, так нуждаемся в мужской помощи.

Гай стиснул зубы, чтобы удержаться от ядовитого комментария. Клодия Силания была беззащитна, как голодная гиена, и слаба, как стальной капкан. Между тем женщина уселась в обитое гобеленом кресло и слегка наклонилась вперед. На столе перед ней почетным караулом выстроились выложенные черным бархатом лотки с украшениями.

Гай пристроил сумочку на краю стола и отступил на шаг назад. От духов Клодии у него слезились глаза. Если она пытается таким образом заглушить запах жадности и страха, то напрасно старается, подумал он. То, что в последнее время «тетушка» испытывала страх, у него не возникало сомнений. Вот только чего же она боялась? Уж не того, что у нее на улице отберут сумку. Тем более, что подписанные ее мужем чеки лежали у Гая во внутреннем кармане пиджака.

- Ну, разве это не прелесть, правда, милый?

Гаю не льстило подобное обращение. «Милыми» Клодия называла котят, щенков, портье в отелях, адъютанта мужа и, наконец, самого мужа.

- Правда, - согласился он.

В руке тети покачивалось элегантное колье. Изысканно простое. Безумно дорогое. Бриллиант размером с грецкий орех на тонкой платиновой цепочке.

- Мне идет? – Клодия приложила колье к платью.

Цепочка была достаточно длинной, чтобы камель скользнул как раз между ее пышных грудей. На этот раз Гай не сдержал ухмылки – бриллиант был настоящим, а груди фальшивыми.

- Восхитительно. – Согласился он.

Клодия благосклонно кивнула продавцу:

- Прекрасно. Я его беру. Милый… - Она бросила томный взгляд на Гая, - … у меня в сумке кошелек.

- Не беспокойтесь, тетя. – Наконец настал момент его мести. – Дядя сказал, что вам не стоит тратить деньги со своей карты. Позвольте мне. - Он вынул чековую книжку, вписал требуемую сумму в подписанный Публием чек и положил листок перед продавцом. – Оформите так же страховку. На имя покупателя.

Улыбка Клодии не утратила своего очарования, вот только глаза пробрели стальной блеск.

- Мой муж меня балует, - проворковала она, - правда, он такой жабик?

Продавец быстро склонил голову, вероятно, чтобы скрыть некстати выпучившиеся глаза.

- Да, мадонна.

- И его племянник такой предусмотрительный, - продолжала журчать она, - настоящий крысик, правда?

Обращенный к Гаю взгляд продавца молил о снисхождении:

- Да, мадонна.

- Ну, что ж, - заключила мадонна, - отправьте колье и страховые документы на мой адрес на Палатине. А нам, пожалуй… - она окинула задумчивым взглядом своего телохранителя и по совместительству казначея, - … пора перекусить. Конечно, здесь не Капитолий, - Клодия слегка нахмурилась, - но, думаю, мы найдем приличный ресторан.

 - Как насчет «Гладиатора»? – С надеждой спросил Гай. – Там подают отличный оссобуко (тушеная телятина на косточке).

«Тетушка» вздрогнула. Если бы не злой блеск в ее глазах, он действительно поверил бы, что она испугана.

- Не говори мне о мертвый телятках, милый! Это ужасно. Мы найдем хорошее заведение с вегетарианской кухней.

Гай покорно подал Клодии руку, чтобы помочь подняться с кресла. 1:1, тетя.

*

Утром Мелина проснулась в постели одна. О вчерашнем присутствии Марка напоминала только смятая подушка. В прежние дни она обязательно утыкалась в нее лицом, стараясь как можно глубже втянуть в себя любимый запах. Сегодня она откинула в сторону покрывало и, не оглядываясь, быстро прошла в ванную комнату.

Как и ожидалось, глаза ее после ночных слез были красными, а веки припухшими. Десятиминутный контрастный душ почти исправил ситуацию. Потом можно будет приложить пакетики со спитым чаем.

Под колоннадой, огораживающей перистиль, девушка невольно замедлила шаг. Не иначе медведь в лесу сдох – в саду за накрытым для завтрака столом снова сидел ее муж. И то, что он, как стеной, отгородился от нее листом «Римских Вестей», не меняло подозрительного факта присутствия Марка Луция Вара за семейной трапезой.

Кофе пах странно, и от этого запаха Мелина почувствовала приступ тошноты. Она поспешно отодвинула кофейник и кивнула горничной:



Гордиенко Екатерина

Отредактировано: 11.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться