Там, где ты

Глава 3-2

Все тело болело, словно она выдержала несколько раундов в боксерском поединке. Если Марку захочется взять реванш, она может не выстоять. Мелина решила, что ей следует укрепить свой дух. Безотказным «укрепителем духа» была ее подруга Рамта.

Верный фиат ждал ее в гараже, чисто вымытый и заправленный бензином.

- Мы едем в гости, машинка, - девушка погладила руль и завела двигатель.

Согласно урча, машинка выкатилась сначала на мощеную кирпичем дорожку до ворот, затем на улицу и, наконец, на виа Аурелиа. Марк никогда не сообщал, куда он уходит и когда вернется домой, так что совесть Мелины была чиста. Она имела право на еще один день свободы.

Рамта в рабочих перчатках и широкополой соломенной шляпе встретила ее при входе в перистиль.

- Кто-то умер? – Ее зеленые глаза смотрели из-под рыжих ресниц тревожно и внимательно.

Наверное, Мелина выглядела не очень весело.

- Нет.

- А собирается?

- Нет.

- Ну… - Кажется, подруга была разочарована. – Если тебе понадобится алиби или адвокат или труп закопать, только позови.

Мелина в первый раз за день улыбнулась и поцеловала Рамту в обе щеки:

- Спасибо.

- Кстати, - рыжая махнула рукой в сторону, где под натянутым между колоннами тентом сидела в плетеном кресле дама в розовой шали. – Бабуля в деле.

«Бабулей» Туллию Авлию осмеливались называть только два человека – ее родная внучка Рамта и внучка ее дорогой подруги Мелина Тарквиния. Для всех остальных, кто подходил почтительно поцеловать ее сморщенную лапку, она была знаменитой на все Вейи Туллией Авлией. Защитницей обманутых и обиженных мужьями женщин. Ходячей энциклопедией скандалов и сплетен всей Этрурии и Рима за последние сорок лет. Обладательницей самой большой коллекции компромата на всех более-мене значимых лиц по обе стороны Тибра. И прочая и прочая…

А также… тадаммм!... единственной женщиной, сломившей гордыню Авла Тарквиния. Эту историю женщины Вейи вспоминали со злорадными смешками, а сама Мелина с содроганием. Она до сих пор не могла понять, как ей хватило смелости восстать против ее всемогущего отца.

Честно говоря, в детстве холодность отца ее мало беспокоила. Ей было достаточно тепла и заботы бабушки и мамы, но они ушли одна за другой в течение года, и в пятнадцать лет девочка осталась одна в большом и роскошном доме Авла Тарквиния. Она не приняла любви отца, в первую очередь потому, что таковая ей и не предлагалась. Затянувшееся молчание Авл прервал примерно через год. Мелина помнила тот вечер: воду в ее бокале, запах пропитанной апельсиновым сиропом булочки, золотой ободок тарелки, на который она смотрела, не в силах поднять глаза на отца.

- Завтра утром приедет портниха.

- Портниха? – Девушка чуть не подавилась водой..

Впервые в жизни Авл Тарквиний вспомнил, что его дочери нужно что-то носить… или есть… или дышать. Отец поморщился:

- Кажется, я ясно выразился. Тебе нужен новый гардероб. Посмотрим, что мы успеем сделать за неделю.

Удивление сменилось страхом:

- А что случится через неделю.

- Ты выходишь замуж.

Новость прозвучала в ее голове колокольным звоном, от которого заложило уши. Пару минут Мелина просто глотала ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба.

- Но… за кого?

Авл снова поморщился. Эта девочка была такой беспокойной, такой проблемной.

- Имя и все остальные подробности узнаешь при подписании брачного контракта. Клятвы в храме принесете в тот же день.

Девушка едва смогла дотерпеть, пока отец не закончит ужин, а потом, давясь слезами, бросилась к себе в комнату.

- Я даже не знаю, кто он, - рыдала она в трубку Рамте. – Даже имени его не знаю. Может, он старый. Или урод. Или злой.

В какой-то момент растерянную подругу сменил голос Туллии Авлии, решительный, твердый, злой:

- Так, детка. Хватит плакать. Умой мордочку и собери самые нужные вещи. Запрись у себя в комнате. Я поговорю с Авлом. Думаю, он нуждается в прочистке мозгов.

Из окна спальни Мелина видела, как бабушка Рамты выходит из своего раритетного Альфа Ромео. Вооруженная только зонтиком и розовой шалью, как она собиралась справиться с ее отцом? Девушка обняла своего старого друга, плюшевого медведя, и сжалась комочком на кровати в ожидании, как решится ее судьба.

Туллии понадобилось всего пятнадцать минут. Когда в дверь ее спальни постучали, Мелина осторожно выглянула в щель.

- Барышня, - сказала ей младшая горничная, - матрона Туллия ждет вас в своей машине.

И совершенно неожиданно подмигнула.

Водитель открыл Мелине дверцу Альфа Ромео. Бабушка Рамты уже сидела на кожаном сиденье цвета топленого молока.

- Едем, детка, - сказала старуха. – Остаток каникул ты проведешь у меня.

Это были самые счастливые дни после смерти мамы. В первый вечер они с Рамтой пересмотрели все фильмы ужасов из ее коллекции, подъели все мороженое в холодильнике и заснули на диване уже под утро, укрывшись одним пледом.

Разъяснения о маленьком чуде, которое удалось сотворить «бабуле» девушки получили за завтраком, незаметно превратившемся в обед.

- По завещанию твоей матери я являюсь твоим вторым опекуном, Мелина. – Старуха позволила вилке с кусочком клубники закончить свое путешествие ко рту. – А ты разве не знала.

Девушка не знала ничего. Ни о безумной гонке отца за наследником-мальчиком. Ни о многочисленных попытках получить этого наследника, в конце концов сведших в могилу ее мать. Ни о бесконечной череде любовниц отца, ни одна из которых так же не одарила его заветным сыном. Видимо, завещание с назначением второго опекуна было запоздалым протестом Аннеи Тарквинии, ее посмертной пощечиной мужу.



Гордиенко Екатерина

Отредактировано: 11.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться