Там, где ты

Глава 4

ГЛАВА 4

- Отличный ягненок, - Публий Корнелий Силан положил вилку на белоснежную скатерть.

Остальные столовые приборы перед его тарелкой так и оставались неиспользованными. Публий расправился с салатом и мясом одной и той же вилкой. Видимо, десерт ждала та же участь. Клодия отвела глаза.

Она научилась быть снисходительной к его странным поступкам. Богатый мужчина имел на них право. Тем более, что одной из этих странностей была его женитьба на ней, Клодии. Младшая дочь благородной вдовы, она не имела за душой никакого приданого. К сожалению, отец успел перед смертью проиграть остатки семейного состояния, которое до него блестяще прожигали его отец и дед.

Все, что могла дать ей мать – это безупречные манеры и прекрасное воспитание. Именно эти качества помогли Клодии стать третьей по счету женой Публия Корнелия Силана. Не секс, потому что сексом семидесятилетний Публий интересовался мало. Видимо, изысканная жена, стала для него своего рода ширмой, под прикрытием которой он позволял себе игнорировать вилки для рыбы, чавкать за столом и пить за ужином граппу вместо двадцатилетнего террагонского.

Взамен муж щедро и не требуя отчета пополнял ее карту для домашних расходов и трат «на булавки». Она была так же вольна на свой вкус обставить их городской дом и виллу в Остии, что давало ей возможность регулярно пополнять свой тайный банковский счет. Содержание, выделяемое Публием на их маленького сына, были для Клодии еще одним источником дохода… до недавнего времени.

Желание мужа отправить сына с нянькой в одно из его малых поместий, практически на ферму, выбило почву у нее из-под ног. Вряд ли он мог знать что-то конкретное. В свое время он признал сына и дал ему свою фамилию. Клодия расценила этот жест, как желание старика получить наконец прямого наследника своего состояния в обход сестер и племянников. И расслабилась. Позволила себе маленькие шалости.

Неужели Публий узнал о том гладиаторе? Или актере? Или о Дециме Друзе Сатурнине, своем дальнем родственнике? Это был самый плохой вариант. И Клодия начала бояться, прежде всего, что муж изменит завещание. Она не могла снова стать бедной. Только не это.

Ударом для нее было узнать, что Публий решил оплачивать ее драгоценности со своего личного счета. Большая часть ее побрякушек ценности не представляла. Фамильные драгоценности, безусловно, стоили целое состояние. Но она не имела возможности продать или заложить даже бляшку с клеймом рода Силанов.

Женщина коснулась кончиками пальцев огромного бриллианта в вырезе платья.

- Прекрасный камень, - заметил Публий. – Я его у тебя еще не видел.

- Моя недавняя покупка, - Клодия улыбнулась как можно нежнее. – Спасибо, милый.

- Пустяки, дорогая, - улыбнулся муж. – Надеюсь, он…

- Застрахован, - Гай на секунду отвлекся от мяса.

- Твой племянник очень внимателен, - проворковала Клодия.

Чтоб он сдох. Теперь она даже не сможет имитировать потерю или кражу колье – в любом случае деньги за утраченный камень получит муж, а ей достанется неприятное разбирательство со страховой компанией.

Клодия с ожесточением ткнула ложечкой в персиковое джелато. Боги свидетели, она хотела быть хорошей женой Публию. Видимо, ей больше пойдет быть его вдовой.

*

Ни Рамта ни ее бабушка не задавали лишних вопросов, а сама Мелина еще не чувствовала в себе уверенности обсуждать свое будущее с другими, пусть и самыми близкими людьми. Поэтому они с подругой мирно прокопались почти весь день в саду. К вечеру Мелина была почти уверена, что смогла таким образом «закопать» свои обиды на мужа. Возвращалась она в сумерках, с гудящим от усталости телом, легкой головой и желанием как можно скорее добраться до постели. В гостевой комнате.

В окнах первого этажа снова горел свет. Так и привыкнуть можно, невольно подумала она. Марк, видимо, сидел со своим ноутбуком в гостиной, но при появлении жены встал и подошел чуть ближе.

- Я ждал тебя к ужину час назад, - холодно заметил он.

Она в ответ подняла бровь. С каких это пор они ужинают вместе?

- Спасибо, я не голодна. Я поужинала.

И прошла на кухню к холодильнику. Если она надеялась, что Марку этого будет достаточно, то ошиблась. Он взял у нее из рук бутылку минералки и кивнул в сторону сада:

- Тогда выпей эту воду со мной за столом.

- Зачем? – Совершенно искренне удивилась девушка.

- Это обычный ужин, как принято во всех семьях.

С каких пор они стали «обычной семьей»? Два года ее муж завтракал, обедал и ужинал неизвестно где и неизвестно с кем, и не собирался утруждать себя отчетами перед своей робкой женой.

- Почему именно сейчас? – Спросила Мелина.

Почему сейчас, когда ей уже ничего от него не нужно. Давно прошли те времена, когда она накрывала стол и ждала мужа к ужину. Когда пыталась расспросить о делах на работе. Когда пыталась объяснить, что она живой человек, а не предмет мебели в их полупустом и холодном доме. Ответ был всегда один: холодный взгляд, безразличие, игнор.

- Нам нужно разговаривать, Мелина. Я бы хотел узнать тебя лучше.

Еще месяц назад она бы руку отдала за эти слова, но сейчас…

- Во почему я спрашиваю снова: почему сейчас?

Марк лишь пожал плечами:

- А почему бы нет. Думаю, поговорить никогда не поздно.

Видимо, желание поговорить не пробудило в нем потребности быть искренним. Впрочем, она и сама могла догадаться.

- Это из-за ребенка? Ты так же помешан на желании получить сына, как мой отец? Так вот: мой ответ будет «нет».

- Нет, Мелина? – Обманчиво спокойным голосом переспросил Марк.

- Нет! Я знаю, что такое быть ребенком от нелюбимой жены. Испытала в полной мере. Поэтому я получу развод, а когда я выйду замуж снова, я буду уверена, что муж хочет меня не ради денег, политических связей или еще каких-либо целей. Впрочем… - она устало махнула рукой, - ты понятие не имеешь, что такое брак по любви.



Гордиенко Екатерина

Отредактировано: 11.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться