Там, где ты

Глава 7

ГЛАВА 7

На этот раз Мелине не удалось выйти из машины самой. Пока она возилась с ремнем, Марк обошел автомобиль спереди и открыл для нее дверцу. Она с недоумением смотрела на его протянутую руку. Кто этот вежливый инопланетянин, который захватил тело ее мужа?

- Ну же, Мелина. Я не кусаюсь.

Он не кусался, просто быстро притянул к себе и легко поцеловал в лоб. В этот момент парадная дверь домуса Авлиев открылась и выглянула улыбающаяся горничная.

- Барышня уехали в поместье, а госпожа Туллия дома.

Мелина чуть не прикусила губу от досады. Ну, конечно. Начался сезон сбора апельсинов, и Рамту отправили хозяйничать. Но за ее спиной все еще маячил Марк, так что девушка шмыгнула за дверь и закрыла ее покрепче.

Бабуля, конечно, сидела в саду.

- Кофе, пожалуй, предлагать тебе не буду, - сказал она после традиционных поцелуев в обе щеки. – Чай. Мятный или имбирный?

Мелина слегка напряглась:

- Мятный, пожалуйста.

- Правильно, - ободрила Туллия. – Я в твоем положении только им и спасалась.

Плечи девушки опустились. Кого она, собственно, надеялась обмануть? Самую умную и проницательную сплетницу Этрурии?

- Что, так заметно?

- Ну, - Туллия смерила Мелину зорким взглядом, - твой муж еще не догадался. Но от меня-то не скроешься. Какой срок?

Руки девушки слегка подрагивали, когда она обняла чашку обеими ладонями:

- Я пока не была у врача. Я еще не готова.

Она была не готова сказать Марку. Даже сама не готова полностью принять этот факт.

- Значит, нужно подготовиться.

Туллия произнесла эти слова так просто и буднично, что Мелине сразу как-то стало легче. Действительно, нужно просто подготовиться. Нужно понять, что будет правильно для нее и ее ребенка. И тогда ничто не заставит ее свернуть с намеченного пути.

У бабули было одно великое достоинство: она не давала советов. Зато рассказать ей пришлось все-все-все. Слава богам, самого унизительного удалось избежать.

- Да знаю я, что твой муж невоспитанный солдафон, - пренебрежительно махнула рукой Туллия. – Это все Вейи знают. Думаешь, почему к нему так холодно здесь относятся? Он, видите ли, женился на лучшей девушке из лучшей семьи, и делает вид, будто ты недостойна ни его, ни фамильных украшений Варов. Ох уж эти римские выскочки.

Губы Мелины сами собой сложились в «упс». Как же она сама не догадалась? Марк видел, что его здесь едва терпят, бесился, злился, но не замечал причины. Как выяснилось, совершенно очевидной для всех, кроме него. Господина римского прокуратора в Вейях считали обыкновенным жлобом и снобом. Ква-ха-ха.

Она бодро допила свой чай. Силы взялись словно ниоткуда. Оставшаяся половина дня была посвящена подробному разбору информации. Туллия подошла к делу основательно, даже пару раз позвонила своему адвокату, занимавшемуся семейным правом. К счастью, у него была некоторая информация и по бракам с иностранцами.

Во-первых, он подтвердил тот факт, что брак Мелины действителен только на территории Этрурии. Хорошо это было или плохо?

- Смотря, как ты этим воспользуешься, - мудро сказал Туллия, и Мелина перешла к следующему вопросу.

Во-вторых, она действительно могла бы выйти замуж за Атарбала и получить развод, если в этом браке не будет детей, но посол сказал ей лишь часть правды. Муж в праве выгнать бесплодную жену и… тадаммм!... оставить себе ее придание в качестве компенсации за, так сказать, бесплодные труды.

- Ох и жук, - заметила бабуля. – Не зря он мне не нравился.

В-третьих, Авл Тарквиний имел полное и законное право на опеку над несовершеннолетней дочерью и ее ребенком, в случае, если та останется без мужа. До совершеннолетия Мелине оставался один год. До права полного распоряжения целевым фондом матери, еще четыре. До того времени она оставалась почти полностью зависима от отца или мужа. Правда, ее приданое давало ей некоторую возможность для маневра.

На что Туллия сказала:

- Люблю греков. Хитрые, изворотливые, никогда своего не упустят. Приятно иметь с ними дело. Принеси богам жертву, девочка моя, за бабушку-гречанку. Она поможет тебе умыть этих недалеких и грубых мужланов.

Оставалось выяснить главное: о какой именно земле спорил Марк с ее отцом.

- Поговори с мужем, - посоветовала Туллия. – Дай ему шанс поступить с тобой честно. Мне все-таки кажется, что он тебя…

Она не договорила. Вдали хлопнула дверь. Горничная отдернула гардину, закрывающую вход в перистиль. Женщины, молодая и старая оглянулись. К ним приближался Марк Луций Вар.

- Я сейчас приглашу вас на обед, - быстро пробормотала бабуля, - не соглашайся.

Мелина послушно подскочила с шезлонга.

- Куда торопишься, дорогая? – Очень громко и четко произнесла Туллия. – Пообедай у меня вместе со своим красивым мужем.

- Спасибо, бабуля, - так же громко ответила девушка. – Мы лучше поедем.

И так зыркнула на Марка, что он только поцеловал ручку у матроны и безропотно приготовился следовать за женой.

- Покорми мою девочку, Марк, - напутствовала старуха. – Кстати, в «Лимончино» довольно хорошо готовят каламари ди лимоне.

«Довольно хорошие каламари» и впрямь оказались недурны. От вина Мелина отказалась, попросив простой воды.

Глядя через стол на тонкую шею жены, на ее выступающие ключицы, Марк Луций Вар испытавал сильное неудобство. Мелина выглядела такой нежной и хрупкой. Слишком хрупкой для его гнева, бремя которого несла два долгих года. Оказывается, у его совести были острые зубы, и сейчас они больно терзали его душу. Хорошо хоть, что она оставила эту глупую идею с голодовкой. Выставлять его перед людьми полным монстром было в ее стороны глупо и непорядочно.

Кроме того, им действительно нужно было поговорить. Авл Тарквиний свалил на него неприятную обязанность посвятить Мелину в суть их сделки. Его дочь была не виновата, но выхода у Марка все равно не было. Ее сумочка, которую он вчера нашел возле кабинета Авла, наводила на предположение, что она могла слышать их разговор. Или часть его.



Гордиенко Екатерина

Отредактировано: 11.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться