Там где ты нужен

Размер шрифта: - +

глава 12

Глава 12

Очевидно, что лимит неудач на сегодня исчерпан, и к 19.00 часам, мы наконец находим части 174 дивизии 62-го стрелкового корпуса. Правда, сначала нас пытался «нагнуть», какой-то сержант и даже пообещал посадить в погреб до выяснения. Но я его, что называется «построил» и в истинно русской манере обложил матом. На шум появляется младший политрук, невысокого роста и премерзкой наружности. Он еще не успел ни чего сказать, а мне уже не понравился, и я заранее настроился на конфликт. «Политический работник» мои надежды оправдал в полной мере. Визгливым голосом дал команду нас задержать, оружие и технику отобрать. При этом у него хватило глупости размахивать передо мной наганом.
Молча, поймал его за руку, отобрал оружие и в наступившей вдруг тишине, спокойно высыпал в подставленную ладонь патроны. Вернул дураку разряженный ствол. Стал расстегивать плащ. Гаденыш, придя в себя начал истерично орать, требуя от красноармейцев моей немедленной экзекуции. Скидываю плащ и предстаю перед публикой во всем блеске чиновничьей моды сороковых годов. Даже васильковые галифе в тему. Знаков различия на мне нет, но для понимающего человека это еще больше поднимает мой статус. Политрук замирает на полуслове, красноармейцы и немногие командиры, подошедшие на шум, невольно подтягиваются, оправляя форму. Теперь мой выход, требуется сбросить накопившуюся негативную энергию. Начинаю свою речь неторопливо, не повышая голос, при этом достаю из кармана револьвер и медленно начинаю вставлять отобранные патроны в гнезда. Политрук бледнеет, но мне он уже не интересен, главное сбросить пар. Подготавливая аудиторию, пару минут самозабвенно ору на свою жертву. Затем перехожу к незапланированному митингу, мне нужно выговориться, меня прямо распирает изнутри, слова сами ложатся на язык. Человеку, который в юности вынужден был читать материалы партсъездов, пленумов и решений, сам подготовил кучу документов с красивыми, но порой бесполезными выражениями, увлечь местного неизбалованного обывателя, не составило труда. Даже для чего-то ввернул, что после нашей неминуемой победы, мы первыми покорим космос и уделаем всех буржуинов. Потихоньку эмоции приходят в норму, и настает время задуматься, а с чего это меня так прибило. Шоколад. Когда подъезжали к расположению, комсомолец, достал плитку немецкого шоколада и угостил меня. А что добавляли в шоколад, продвинутые нацистские ученые - первитин. Значит это меня от наркоты прет, хорошо, что немного съел. Заканчиваю выступление, требованием сопроводить меня в штаб группировки.
Через сорок минут, я вручаю конверт плотному немолодому командиру -это и есть комдив Зыгин. В недавнем времени командующий обороной Полоцкого укрепрайона. Во время чисток 1937 года на Дальнем Востоке он, как и Лукин был арестован и прошел через пытки, но показаний, ни против себя, ни против сослуживцев не дал. Перед самой войной был оправдан, восстановлен в звании и должности. Оборону укрепрайона он возглавил в самом конце июня и больше двух недель силами всего шести дивизий успешно сдерживал наступление шестнадцати немецких. Захватить позиции немцам так и не удалось, но 16 июля обойдя укрепрайон по флангу, враг вошел в Невель, и командование дало приказ на отход. 
Я коротко доложил о цели прибытия и о своих приключениях. Все, находящиеся в штабе, пребывают в недоумении, оказывается подготовка к прорыву идет полным ходом, приказ, был получен еще вчера и он указывает другое направление главного удара. Командир 62 стрелкового корпуса генерал майор Карманов Иван Петрович вместе со штабом жив – здоров, и координирует действия всей группировки. Ну и в завершение - штаб дивизии ни когда не размещался в месте, где была засада. Хорошо, что нашелся командир, подтверждающий мою личность. Ну и помогает слух о моей пламенной речи, который молнией разносится по частям, естественно со своими комментариями. Тоже не плохо, боец должен знать, что Родина о нем не забыла, чувствовать поддержку «Большой земли». Для окруженцев, особенно перед наступлением это важно.
Комдив в задумчивости сидит над картой, потом говорит, - Странная какая-то история то, что приказ у тебя подлинный это понятно. Но почему приказано вручить мне, да еще таким странным образом. От кого говоришь, получил пакет?
- От сотрудников НКВД, одного из которых знаю лично.
- Тоже странно, раньше нам все приказы напрямую от своего армейского командования поступали. Так сказать без посредников. Да и радиосвязь работает без перебоев. Ну, хорошо отдыхай пока, потом разберемся.
- Насчет радиосвязи. Я у немцев видел майора в нашей форме, кажется связиста. Вот только выглядел он не как пленный.
- Опишите его, пожалуйста, - обращается ко мне усатый подполковник. Получив описание, с горечью добавляет, - это заместитель начальника связи корпуса. Пропал неделю назад вместе с шифровальным отделом. Думали погиб. Если он у немцев, то и все шифроблокноты и шифротаблицы наверняка тоже. Значит, они нас спокойно читают уже несколько дней.
Все присутствующие погрустнели и стали переглядываться.
- Да грустные вести ты капитан нам принес, - сказал Зыгин, - придется срочно корпус в известность ставить. И как со связью быть?
- Разрешите, товарищ комбриг?
- Что еще товарищ капитан?
- Я тут у вас видел саперов, кажется буряты по национальности? Пусть они в прямом эфире на национальном языке передают информацию, пока немцы разберутся, пока переводчика подыщут, мы прорыв и осуществим.
- Мысль дельная и в нашем положении, наверное, единственно правильная. Доложим наверх, пусть начальство решает, а у себя в дивизии примем к исполнению немедленно. Не так много у нас раций осталось. Спасибо капитан.
Да, пожалуйста, как говорится. Идея, конечно, не моя, но об этом не скажу, ведь мне не положено знать, как американцы использовали для шифровки связи индейцев.
Напоследок передав карту немецкого офицера, я удалился обдумывать сложившуюся ситуацию. То, что меня использовали в своих шпионских играх НКВДшники, я понимал и до этого. А вот то, что меня просто подставили, что я стал разменной монетой в чей-то хитрой комбинации, было до омерзения противно и неприятно. Получается, меня просто послали в руки немецкой разведки, только, что ленточкой не перевязали. Конечно, сейчас жертвуют дивизиями, корпусами, армиями, в конце концов. Но там хотя бы видна цель – любой ценой остановить немцев. А в чем была моя сакральная жертва, что я мог сообщить противнику? Если все затевалось для подброски немцам фальшивого плана прорыва, так это глупость несусветная, есть много других способов это сделать.
На нервах пробило на «жор», просить что-то у окруженцев было неловко, хотя голодных или несчастных я вокруг не видел, но сказалась привычка. Отобрал у «своих комсомольцев» начатую пачку галет и целлулоидный пакетик повидла, отошел в сторону, и сел в теньке ожидая, когда меня позовут в штабную палатку. А то, что позовут – это точно и обязательно еще кучу вопросов зададут. Они, конечно, всего несколько дней в окружении, но новости узнать наверняка очень захочется.
Пока неторопливо уничтожал припасы, из леса появилась группа перемазанных грязью солдат, сопровождавших железнодорожника в форме, даже фуражка присутствовала. Возглавлял группу старший лейтенант, лицо которого мне показалось знакомым. 
- Разведка вернулась, - раздалось со стороны, - а мы про вас уже раз сто поминали.
- Не дождетесь – ответил старлей, и я его узнал.
В декабре 1940 года группа комсомольцев энтузиастов одного из военных училищ, выступила с инициативой – совершить лыжный марш-бросок к столице нашей родины. Кто-то из политотдела округа решил их переплюнуть и провести десантирование лыжников с последующим многокилометровым пробегом. Все бы хорошо, но как обычно руководство решило, а посоветоваться с исполнителями не посчитало нужным. Зимнее десантирование для нас не проблема, отрабатывали и выполняли не раз, вот только узнал я об этом, когда парней уже запихали в ТБ-3. Ни инструктажа, ни осмотра снаряжения, ни соблюдения элементарных правил безопасности. Выброску летчики провели на отлично, в указанном районе и на заданной высоте. А вот приземление вышло не таким радостным, потому что валенки приземлились отдельно. Хорошо хоть носки шерстяные всем выдали, ни кто сильно не обморозился. А возглавлял этих парашютистов как раз старший лейтенант Ананьев Виктор, который увидев меня, широко улыбнулся, и пошел здороваться. Следом подтянулись и разведчики вместе с железнодорожником.
Обменявшись крепким рукопожатием и поздоровавшись, поинтересовался, куда Витя ходил с бойцами, уж больно они все в грязи были перемазаны. Да еще в какой-то особенно жирной и вонючей.
- Так это, товарищ капитан, - начал он свое повествование, - дивизия готовится к прорыву, необходимо поддержать атаку артиллерийским огнем, подавить огневые точки противника в месте атаки, а с боеприпасами у нас не густо. К стрелковому оружию имеется около четверти от боекомплекта, у артиллерии по два десятка снарядов на ствол. Что бы залить оставшуюся бронетехнику и транспорт хотя бы до половины заправки горючего, пришлось в деревнях изъять керосин, собирали бутылками. В МТС взять горючие не получилось, так как с 18 июля там хозяйничают немцы. Интендант сказал, что на станции Бычихи должны остаться боеприпасы, вот мы и ходили в разведку.
- И как результаты?
- Там тоже немцы,- вздыхает он,- со стороны трасы на Невель к станции не подойти, через Быки сплошным потоком идут немецкие части. Мы со стороны села Меховое к небольшой речушке вышли, какой-то приток Чернуйки. Станцию видно, а подойти, ни какой возможности нет. Берег топкий, грязь сантиметров сорок глубиной, и растительности почти нет. Незаметно не подобраться, а атаковать, смысла нет. На самой станции немцев не много - отделение, усиленное бронетранспортером. А вот в Быках, что в километре расположено, их не меньше батальона, по тревоге через пять минут подтянутся и займут оборону. Кроме того южнее Езерище выявлена мобильная группировка до 40 танков, 30 бронемашин и мотоциклетные части. Видно, что на боковом пути стоят вагоны, но что в них не известно. Хорошо в лесу встретили Сергея Ивановича, он начальником станции был, пока немцы не пришли. Говорит в двух вагонах точно боеприпасы, еще что-то из военного имущества в пакгаузе находится. Бочки с дизельным топливом и керосином там тоже стояли, немцы их пока не оприходовали. В общем, разведку то провели, только как говорится, видит око да зуб не имеет.
- Сергей Иванович, а что немца много на станции, - спрашиваю у железнодорожника, что с жадностью пьет воду из поданной кружки.
- Да не особо, - отвечает он, отдышавшись, - Поначалу-то их на машинах понаехало, курей в поселке переловили да дальше подались. А у нас остался кто-то вроде железнодорожного начальства да при нем два человека. Форма полувоенная, у главного морда толстая, лается постоянно на своем языке, да все мне в рожу дать старается. Дорога, где то на западном направлении разрушена, железнодорожного сообщения нет, но телефонная связь работает, хоть и с перебоями. Его, наверное, заставляют путь восстановить, а у нас одни бабы остались да старики, мужиков всех на бронепоезд в восстановительную команду забрали еще неделю назад. Вот немец мне с утра морду набил и послал людей собирать на работы, а я плюнул да в лес ушел наших искать, воевать пойду, хоть и возраст не призывной.
- А солдат на станции, сколько и где расположены, можете показать?
- От чего же нет. Станция наша-то одно название, даже бункеровки нет, только на экстренный случай можем заправку паровоза организовать. Вот в Езерище там да. А у нас что, пара боковых путей да тупик, несколько стрелок и семафор. Пристанционный поселок одна улица в четыре дома. Немец, что сейчас за главного в моем доме остановился, с ним двое. Вооружения, кроме пистолета у главного, у них нет. Станцию охраняют человек десять, меняют их два раза в сутки, утром в 10 часов и вечером так же. По крайней мере, вчера и позавчера так было. Один пост у выездного сигнала стоит, на переезде со стороны Полоцка, по дороге через Петрово. Там Семенович жил, он и за переездом смотрел да за выездной стрелкой, а как немцы пришли, он с ружьем на крыльцо вышел, что хотел не понятно, его очередью с пулемета срезали. А внук еще неделю назад убежал с бригадой бронепоезда. Так вот, германец там окоп вырыл, да мешками обложился, поставили пулемет, к нему три человека. Еще двое вроде как пропуском машин занимаются. А на станции только броневик стоит с открытым верхом, на нем пулемет с прицелом, что бы по самолетам стрелять и пять человек с фельдфебелем. В самом броневике постоянно только трое сидят, остальные в сторонке себе место оборудовали в теньке, там же и курей наших оставшихся варят-жарят. А в Быках да - немца полно. Деревенские то к нам на прямик ходят через балку, там и километра не будет, а на технике небольшой круг делать нужно, как раз мимо переезда.
В это время к нам подошел майор поздоровался с ребятами и представился как командир 197-го отдельного разведывательного батальона дивизии Галайко Петр Семенович. Он передал мне приглашение вернуться в штабную палатку, а сам остался с бойцами уточнить разведданные. Пришлось идти, хотя в качестве кого я должен присутствовать на предстоящем совещании, мне было не понятно. Моя задача выполнена, пакет передан адресату, и теперь нужно просто дождаться эвакуации. Хотя мне только сейчас вспомнилось, что способ моего возвращения, при постановке задачи даже не рассматривался. Выбирать теперь особо не приходится, буду выходить из окружения вместе с корпусом.
В штабе народу прибавилось, поскольку от меня здесь ни чего не зависело, я примостился в самом углу, что бы ни мешать ставить задачу прибывающим командирам и потихоньку вникал в обстановку.
Части 62-го корпуса, отступая от Полоцка в северо-восточном направлении, оторвались от противника и сосредоточились в районе оз. Белое, Москалево, Стрелечье, Новохованск.
Немецкий 23-й армейский корпус занимает Березово, станцию Новохованск, Песина. А 57-й моторизированный корпус 3-й танковой группы Гота полностью перекрывает трассу из Витебска на Невель, который захвачен ими еще 16 июля. Развивать дальнейшее наступление на Великие Луки, имея в тылу боеспособные части советских войск, в полном объеме немцы пока не рискуют, но и достаточно плотно блокировать окруженную группировку тоже не в состоянии. Против окруженцев действуют в основном подвижными моторизованными группами, бросаемыми к местам прорыва наших частей. Одна из таких групп и выявлена разведкой южнее Езерище.
Однако, не имея снабжения и израсходовав в боях значительную часть материальных ресурсов, корпус, не прорвав окружение в ближайшие пару дней, утратит свое значение как боевая единица.
Вчера части корпуса, предприняли попытку вырваться из окружения и атаковали противника, но успеха не имели. А 186-я стрелковая дивизия, наносившая главный удар, понеся потери, была рассеяна. Только в течение сегодняшнего дня бойцов удалось разыскать и организовать, часть тяжелого вооружения безвозвратно утеряна.
Сегодня ночью готовится повторная атака, командованием корпуса принято решение на прорыв через перешеек озер Еменец и Мелкое с целью прорваться за реку Яменка. Задача 174-й дивизии прикрыть атаку с севера на фронте – Телешово, Дубище с задачей захватить Езерище и выйти на рубеж: Кисилевка, Пыльники, Подгрудники. Сосредоточение наших войск на исходных позициях не осталось незамеченным. При переходе через железную дорогу они подверглись минометному обстрелу из района Акулино. Кроме того все части корпуса особенно тылы подверглись 8-ми кратной бомбежке, особенно большие потери поручены во время переправ через многочисленные речушки. По сведениям разведки началась переброска по железной дороге из Дретунь свежих подразделений. Из услышанного я понял, что недостаток снарядов не позволит надежно подавить даже разведанные огневые позиции противника и уж тем более отразить внезапные танковые атаки мобильных групп, что обернется тяжелыми потерями. Так кстати и было со 186-й дивизией, которую внезапно атаковала мотогруппа, поддержанная танками. В тоже время я знаю, что боеприпасы и горючее есть на станции Бычиха, которая пока охраняется всего лишь отделением солдат. Атака станции в пехотной цепи ни какого результата не даст, противник быстро перебросит резерв, но вот для диверсионного подразделения задача вполне выполнима. Мне бы три-четыре подготовленных бойца из 214-ой воздушно-десантной бригады и задача по захвату будет выполнена на раз. Но как потом погрузить горючее и вывезти все со станции, вот в чем вопрос. И все это нужно провернуть быстро, что бы успеть доставить снаряды и горючее к месту до начала прорыва. И кстати если образуется небольшой ну пусть не излишек, а запас снарядов, почему бы не организовать немцам отвлекающий удар с засадой противотанковой артиллерии. И место для этого я на карте уже присмотрел, нужно только со специалистами переговорить. Все-таки я не силен в артиллерии, а тут полноценный бой нужно будет дать, не хотелось бы выглядеть идиотом. С другой стороны я предлагаю идею, а правильно реализовать ее в жизнь, это работа штаба.
Для начала отловил начальника разведки и коротко изложил план захвата станции, так как придется задействовать личный состав разведбата, как наиболее подготовленный. На мое удивление Галайко отнесся к моему предложению по захвату станции с энтузиазмом и сразу потащил меня к комдиву. Оказывается, была поставлена задача, раздобыть боеприпасы любой ценой, а тут вполне осуществимая идея, для которой нужно всего-то два десятка бойцов и три человека отлично владеющих немецким. Докладывать приходится мне как инициатору, при этом майор сразу сказал, что полностью поддерживает мою идею и уже дал команду начать подготовку.
А план по захвату станции прост, хочется добавить как все гениальное. Людей со знанием немецкого переодеваем во вражескую форму, благо такая у разведчиков нашлась и даже офицерская. Остальные бойцы будут изображать пленных, которых расторопный бывший начальник станции привез для восстановления железнодорожного пути. Повезут их на машине, которая досталась в качестве трофея во время «Польского похода». Марку я не определил, но зато она заметно отличается от отечественных, а у немцев сейчас тоже полно европейских трофеев, так, что выделяться не будем. В сопровождении пойдет мой мотоцикл. Что бы нас по дороге не останавливали и не досматривали машину, у переодетого в офицерскую форму и сидящего в кабине, будет металлический жетон, который оказался в планшете, снятом мною с немца в деревне. Память подсказывает, что этот металлический кругляш дает предъявителю больше прав, чем обычному пехотному офицеру. На станции тихо вяжем охрану, не беспокоя пост на переезде, и начинаем спокойно грузиться. Затем выталкиваем вагоны в восточном направлении за Меховое, это километров десять. Причем пару километров придется толкать в прямой видимости с шоссе, по которому двигаются немецкие части. В лесу за Меховым нас ждут машины, где разгружаемся и первая часть плана заканчивается. Неожиданно встречаем ожесточенное сопротивление со стороны дивизионного комиссара, который отказывается санкционировать использование бойцов под видом пленных. Выслушиваем, целую лекцию о недопустимости порочащего советского человека действия. Потом комдив просит всех оставить его с комиссаром и начальником штаба наедине. Минут через пятнадцать адъютант приглашает нас с начальником разведки в палатку. Добро на проведение операции получено. Галайко, козырнув, убегает готовить людей, а я прошу разрешения изложить план мероприятия по подготовке отвлекающего удара. Зыгин и комиссар, утомленные предыдущим спором, почти одинаково машут рукой, давай стратег удиви нас. А начальник штаба наоборот смотрит заинтересованно, свежий взгляд со стороны иногда бывает очень полезен.
- Товарищи командиры, - начинаю, немного волнуясь,- я выскажу мнение не как полевого командира РККА, в виду недостатка опыта боев в составе стрелкового подразделения, а как командира десантного отряда, выполняющего задачу в тылу врага. Десантные подразделения, как правило, выбрасываясь в тыл противника, не обеспечены средствами усиления, и как следствие имеют слабую огневую поддержку, что заставляет их применять несколько отличную тактику ведения боя, в том числе засады и минные ловушки. Сплошной линии фронта, разделяющей нас с противником нет, но дорог, по которым можно провести оставшуюся технику не так много. Мы осуществляем прорыв, немцы об этом знают и готовятся нанести контрудар своими мобильными группами. Если направление прорыва уже определено, и мы ни чего изменить не можем, то направление вспомогательного или отвлекающего удара, определить в состоянии. При этом основной задачей будет уничтожение одной из мобильных группировок противника, нацеленных во фланг корпуса, путем организации артиллерийской засады. При наличии танков, задача бы несколько упростилась.
В этот момент комдив и начштаба переглянулись, значит, имеют, что-то в запасе, хотя им по штату только полтора десятка легких плавающих танков положено, ну да сейчас в лесах каких только частей не намешано, не удивлюсь, если и танкисты тут в окружении мыкаются.
Дальше я изложил свой план с привязкой к местности на карте. Особо умничать не стал, а выбрал мост, через небольшую речушку, имеющий стратегическое значение, так как через него немецкая мобильная группа, выявленная лейтенантом Ананьевым южнее Езерище, может ударить во фланг дивизии. А это между прочим 40 танков, 30 бронемашин и мотоциклетные части, так не проще ли связать их боем в выгодном для нас месте. А выгода заключается в том, что к мосту они пойдут по единственной пригодной для этого дороге, способной выдержать танки. И дорога эта проходит вдоль берега этой самой речушки, с топкими берегами. Проходит по насыпи, скорее даже дамбе, на которой маневры танков ограничены, и тянется эта насыпь до моста около трех километров. Мест выбрать позиции под противотанковую артиллерию будет достаточно, тем более разведка говорит, что берег с нашей стороны имеет несколько промоин, глубиной около метра, но достаточно широких, чтобы скрытно выкатить орудия на прямую наводку. Да сорокапятки долго не продержатся, но их задача выбить головные машины и запереть колону на дамбе. Основной удар должна нанести гаубичная батарея. В первоначальном варианте я планировал использовать взвод гранатометчиков, с бутылками с зажигательной смесью, которые укрылись бы в поле со стороны противника и после начала обстрела колоны, с тыла подожгли бы танки. Но Зыгин сказал, что это пустое. Вызванный тут же начальник артвооружения сказал, что при наличии корректировщика его гаубицы с закрытых позиций перемешают стоящую колонну с землей за 20 минут, даже без предварительной пристрелки. Перед тем как покинуть штаб обратил внимание присутствующих, что мост, по данным разведки, охраняет усиленный взвод, при поддержке легкого танка со скорострельной 20-мм пушкой и двумя 37-мм противотанковыми орудиями. Танк спрятан в капонире, устроенном на вершине холма, а орудия размещены на его склонах. Кроме того за холмом стоит батарея 57-мм минометов. Но такими силами остановить хорошо подготовленную атаку даже стрелкового батальона можно максимум на полчаса. Танковая колонна прибудет не ранее чем через час. Но мост на сегодняшний день имеет стратегическое значение, так как позволяет немцам перекрыть два направления и угрожать нам фланговым ударом, а части дивизии в случае его захвата имеют возможность развить наступление и сильно облегчить положение корпуса. Значит, у немцев есть какой-то козырь. Или оборона моста имеет, не выявленную разведкой, артиллерийскую поддержку, или где-то рядом находится резерв, о котором тоже не известно. Показав не отмеченную на карте грунтовку, уходившую от моста в сторону леса, пояснил, что она имеет неприятную низину, подводы и машины могут пройти свободно, бронетранспортеры с трудом, а танки однозначно увязнут. Но в любом случае предложил перестраховаться и выдвинуть к мосту пару танков, желательно, что бы среди них был Т-34. Ему немецкие «колотушки» не страшны, а он в случае непредвиденной ситуации «запрет» мост, да и предадут они атаке весомость, вынуждая немцев выдвинуть свою бронетехнику к предполагаемому месту прорыва. Кроме того предположил, что немцы уверенные в своем превосходстве и быстрой победе, могут направить в наш тыл небольшие мобильные группы для захвата тылового имущества. Для противодействия им можно создать три мобильных отряда, усиленных противотанковыми орудиями, и выдвинуть к местам переправ. Дальнейшее обсуждение, как и какими силами, будет проводиться атака на мост, что бы выманить немца, продолжилось уже без меня. За дело взялись профессионалы, а я пошел готовиться к операции по захвату станции. Мои комсомольцы попытались увязаться со мной, погеройствовать решили, но я их отшил, сказав, что они теперь знаменная группа и головой отвечают за доставку вверенного имущества к нашим, за линию фронта. Распространяться, что у нас с собой знамя с портретом Сталина, я по какой-то непонятной мне самому причине не стал. Просто сказал, что бойцы охраняют важный трофей, попросил, переодеть их в нормальную форму и присмотреть в мое отсутствие. Бойцам же категорически запретил трепаться языком. Сам я тоже переоделся, шикарные галифе, и френч аккуратно были убраны в вещмешок и оставлены на хранение. На себя надел форму лесных братьев и прорезиненный плащ.
Через два часа мы уже неторопливо подъезжали к переезду возле станции Бычиха со стороны Петрово. Я, закутавшись в немецкий плащ и нацепив очки, управлял мотоциклом, позади меня сидел, боец в форме фельдфебеля, с хорошим знанием языка, по крайней мере, он сносно мог ответить на заданный вопрос по-немецки. В люльке устроился Сергей Иванович в железнодорожной форме, думаю, что он за эти дни немцам примелькался и вопросов к нам будет меньше, да и на станции он ориентируется, так что лишним не будет. Следом за нами ехал грузовик, в котором находилось два десятка бойцов, без поясных ремней, знаков различия и с самым несчастным видом, изображая пленных. Их оружие было сложено в два больших ящика и сверху укрыто лопатами. Однако совсем безоружными бойцы не остались, я видел, как украдкой они прятали под одежду ножи, гранаты, а у некоторых были даже пистолеты. В кабине кроме водителя в немецкой форме ехал лейтенант, предоставленный мне Галайко и знавший немецкий как родной, вот только вид он имел не строевой, и форма на нем висела как на чучеле. Несмотря на внешний вид, парнишка был боевой, а заинструктированный мной, готов был сорваться на первый же патруль, который посмеет нас остановить. 
Пост у переезда мы преодолели безо всяких хлопот. Лейтенант высунулся в окно и приказал сообщить на станцию, что он везет этому бездельнику и тыловой крысе затребованных для ремонта пленных. Вытянувшийся по стойке смирно ефрейтор доложил, что связи с комендантом станции не имеет. После чего лейтенант разразился длинной фразой на немецком и, судя по ставшими довольными лицам солдат, он поступил верно. Мы, страхуя, остановились чуть в стороне,  и только когда машина тронулась, я разжал руку стиснувшую в кармане рукоять револьвера и поддал газу. К зданию станции мы подъехали без всякой помпы. Лейтенант спокойно, по деловому, сопровождаемый Сергеем Ивановичем, прошел в помещение. Через пять минут, показавшихся мне вечностью, он вышел с комендантом, и остановился возле крыльца, спокойно покуривая, мимо них проскочил Сергей Иванович, и суетливо подбежав к машине, стал что-то объяснять сидящим в кузове. Лейтенант оставил коменданта у крыльца, отбросив недокуренную сигарету, неторопливо подошел к мотоциклу.
- Я, как договаривались, сообщил, что привез пленных, добровольно перешедших на сторону немцев, для нужд коменданта, но вопрос размещения, содержания и охраны возлагается на него. Он попросил нас задержаться, пока не согласует вопрос о выделении солдат в охрану. Что делать дальше?
- Скажи, что пленных можно временно разместить в пакгаузе, там крепкие стены и дверь запирается на замок. Если там находится имущество, так его все равно нужно будет отправлять в Германию, поэтому предложи помощь в погрузке на платформы. Главное, что бы немцы видели, что комендант отдал приказ на начало погрузки, а потом мы их тишком уберем.
Все получилось даже лучше, чем я рассчитывал. Капитан Иващенко, назначенный старшим над «пленными» построил их возле машины, а затем сопровождаемый комендантом и бойцами, переодетыми в немецкую форму, мы пошли к пакгаузу, смотреть, что из имущества нам может пригодиться. Немцы, несшие охрану, провожали нас равнодушными взглядами, по случаю появления офицера, они подтянулись к бронетранспортеру и усердно изображали несение караульной службы. Фельдфебель сделал вялую попытку доложить, но лейтенант так же вяло махнул рукой, потом как бы спохватившись, стал что-то говорить по-немецки и махнул рукой в сторону пакгауза. Ефрейтор ответил «Я воль» и побежал к бронетранспортеру. 
- Что ты ему сказал? - спросил я тихо, когда комендант убежал вперед, гремя связкой ключей.
- Попросил переставить бронетранспортер, чтобы они присматривали за пленными во время погрузки. К тому же там нам будет сподручнее их вязать.
- Лучше дай команду машину перегнать сюда, а то бойцы вдали от оружия нервничать начнут.
- Нет. Пусть пока там стоит, а то комендант начнет нервничать. Будет думать, что мы под шумок, захотим, что-нибудь ценное в кузов закинуть, а он уже опись составил и все имущество считает, чуть ли не своим, так как от трофеев он имеет премиальное вознаграждение, при условии, что передаст своему руководству. А то, что мы часть на платформы погрузим, так ему еще лучше, он опасается, что армейское руководство может, под предлогом военной необходимости забрать все на нужды фронта, лишив его законной доли.
- Когда ты все это успел узнать?
- Так я же интендант по воинской специализации, вот он во мне родственную душу и нашел, по мне же видно, что я не строевой. От радости, что мы ни чего не просим и вывалил на меня все информацию, а сейчас оставит своего помощника, что бы учет отгрузки вел, и позовет коньяк пить.
- С чего такая щедрость?
- Да я обмолвился, что последний фильм с Марлен Дитрих смотрел, ну он и зацепился, оказалось ярый ее поклонник.
- Ну что же, комендант нам живой пока полезней, сможешь не проколоться в течении пары часов, пока мы здесь все не закончим.
- Постараюсь, хотя если честно я не пью.
- Не страшно, скажи, что у тебя язва, но компанию поддержишь. Судя по красной роже, он и без тебя прекрасно напьется.
Через некоторое время раскрасневшийся комендант, вернулся к нам, возложив свои обязанности на помощника. Взяв лейтенанта под локоть, он, фальшиво напевая, что-то из творчества любимой актрисы, практически потащил его к себе в кабинет. Оставлять лейтенанта наедине с немцем мне категорически не хотелось, но без знания языка я там лишний, если что водитель грузовика подстрахует. А раз уж так получилось, что нам фактически предоставили право распоряжаться на станции по своему усмотрению, то грех этим не воспользоваться. Немцы после ухода начальства, вернулись к своим делам, только в бронетранспортере остались трое, да и те, по-моему, затеяли игру в карты, изредка показываясь над бортом. Бойцы были заняты тем, что в ручную перегоняли вагоны. Два груженных боеприпасами четырехосных вагона и десятитонную бочку на двухосной платформе пришлось расцепить и перегонять на главный путь к выездному семафору по очереди. Потом дотолкали к погрузочной площадке пакгауза три пустые платформы: одну четырехосную и две маленькие двухосные. Хорошо, что с нами был Сергей Иванович, без него мы бы долго разбирались в стрелочном хозяйстве. Он же показал, как пользоваться «башмаками», оказалось, что вагон проще разогнать, чем потом остановить. Оставленный комендантом помощник, составлял очередность погрузки имущества, периодически пропадая в дальнем конце склада. Нам его список был до фонаря, задача командования была проста - взять по максимуму боеприпасы и горюче-смазочные материалы. Машинное масло оказывается нужно не меньше чем горючие, местная техника «жрет» его в огромных количествах. Почти час понадобился, чтобы подать платформы под погрузку, к этому времени бойцы подустали, гимнастерки покрылись мокрыми пятнами пота. О запасе воды ни кто из нас не подумал, зато подсуетились местные. Два парнишки в возрасте 12-13 лет притащили по ведру воды и маленькому ковшику. Бойцы потянулись к воде, каждый искренне благодарил мальчишек. Подошедший попить помощник коменданта к моему удивлению оказался сильно навеселе. Получается, что внутри склада имеется спиртное, появилась мысль подпоить немцев, но решил не форсировать события, а вот помощник при погрузке будет мешать. Дождавшись, когда немец направится в заветный закуток, пошел следом за ним. Так и есть, в углу стоял десяток сорокалитровых металлических фляг, возле крайней на ящике была разложена не мудреная закуска, стояла банка варенья и ковш с водой. Немец выдумщик делал морс и добавлял в него спирт. Увидев меня, он сначала стушевался, потом протянул кружку, в которой был разведенный напиток. Я покачал головой, потом взмахом руки подозвал одного из бойцов. Когда он подошел, я так же молча, вылил предложенный напиток, а потом зачерпнул из фляги спирт и протянул бойцу. На его вопросительный взгляд, кивнул головой и губами показал - надо. Боец кивнул на ковшик с водой, так же молчаливо спрашивая разрешения запить. Получив согласие, выдохнул и одним движением опрокинул в себя спирт, потом неторопливо запил водой. Я протянул ему кусочек хлеба с салом.
- Благодарствуйте, - ответил боец, приняв закуску, и отошел.
Зачерпнув почти полную кружку спирта, протянул немцу, жестом показывая - твоя очередь. Тот в ответ замотал головой, что-то лопоча. Я сунул кружку ему в руку и, сделав шаг, назад передернул затвор автомата. Помощник коменданта удивленно поднял на меня глаз, потом побледнев, поднес кружку ко рту и стал пить, проливая спирт на китель. Сделав пару глотков, он хотел опустить руку, но предвидя это, я удержал ее у лица заставив допить. После чего выпучив глаза и широко открыв рот, он кинулся запивать и заедать, стремясь унять бушующий внутри пожар. На некоторое время оставив его я вышел проконтролировать начало погрузки. Красноармейцы и без меня прекрасно справлялись, тем более под руководством капитана, но я добросовестно изображал охрану. Вернувшись, убедился, что спирт сделал свое дело, и при помощи бойцов, вынес алкоголика из склада и усадил в тенечке, туда же перенесли и всю застольную обстановку. Со стороны смотрелось очень хорошо, прямо пикник на обочине. А что бы добавить интриги, там же установили и открытую флягу. Уверен, скоро немцы на запах подтянутся. Через пару часов у них смена, мы управимся гораздо раньше. Можно оставить все как есть, используя мускульную силу, оттолкать получившийся маленький состав из шести вагонов, к месту разгрузки. Но хватит ли наших сил, да и как немцы отреагируют на это. Одно дело перемещение вагонов внутри станции, другое их отправка в неизвестном направлении. Так, что пора готовиться к захвату бронетранспортера и нейтрализации охраны станции, кроме того я планировал использовать технику в качестве паровоза. А что, по насыпи он ехать сможет, и при этом будет толкать перед собой вагоны, а у нас высвободятся бойцы.
Для тех, кто работает, время летит быстро, я же в ожидании окончания погрузки весь извелся, каждую минуту ожидая неприятностей. Даже чуть не приложился к спирту, что бы сбить мандраж. Бойцы же мне казалось, так увлеклись, что ни чего вокруг не замечали. И вот долгожданный момент наступает. Мы на станции уже более двух часов, погрузка почти завершена, ни кому мы за это время интересны не стали. Немцы как я и рассчитывал, очень быстро увлеклись живописным натюрмортом, где центральной фигурой был не помощник коменданта, а фляга спирта. Сначала один, потом другой солдат потянулись к сладко посапывающему камраду. Сперва, тихо посмеиваясь, наполнили фляжки, потом котелки, затем притащили пятилитровый бидон. При этом они усердно дегустировали продукт, проверяя его качество, правда чистый спирт не пили, предпочитая разводить его водой с вареньем.
Свободного места на платформах не осталось, погрузили большую часть бочек с топливом и маслом, поверх бочек уложили, обнаруженное саперное имущество: мины, ящики с тротиловыми шашками, взрыватели, детонирующий шнур и т.д. Пакгауз вроде не большой, но имущества оставалось еще много, в основном гражданского назначения. Поэтому последние полчаса при помощи одного из бойцов я занимался минированием всего чего только можно. Даже заложил заряд под выездную стрелку. Взрывателей с часовым механизмом не было, но нашел химические запалы с возможностью максимального замедления в час. Все равно при смене постов обнаружат пропажу солдат и техники. Пока бойцы готовились к погрузке нашей машины, я пошел вызволять лейтенанта. Зайдя в кабинет, понял, что моя помощь не понадобилась. Немец сидел за столом, уткнувшись лицом в столешницу, сначала показалось, что он мертвецки пьян, но потом разглядел лужицу натекшей из разбитой головы крови.
- Примерно полчаса назад по телефону позвонили, - начал торопливо объяснять лейтенант, не дожидаясь моего вопроса, - комендант начал про нас рассказывать, я запаниковал и стукнул по голове, потом вырвал шнур из аппарата. А что делать дальше не знаю, так и сижу, жду, когда очнется, выйти боюсь, вдруг он тревогу поднимет.
- Чем ты его так? - Спрашиваю, нащупывая на шее слабый пульс.
Лейтенант молча, показывает ТТ. Да, наша недоработка, форму переодели, а оружие штатное оставили, как раньше ни кто внимания не обратил.
- Собирайся, уходим. С этим все нормально, очухается не скоро.
- Подождите! Смотрите, что я у этого гада нашел - говорит лейтенант и показывает на вещмешок с развязанной горловиной.
Заглянув, я просто обалдел. Вещмешок был набит нашими наградами и знаками отличия высшего командного состава. Разглядел даже краешек звезды Героя Советского Союза. Это сколько же наших орденоносцев и командиров погибло? Захотелось добить сволочь, но с трудом удержав себя, забрал мешок с собой, предупредив лейтенанта, что бы помалкивал. 
Подвыпивших немцев повязали тихо без суеты, когда они собрались отужинать свежеприготовленными курами. Быстро поснимали с них кителя, потом связали и заперли в пакгаузе. Перед тем как покинуть станцию, я послал двух бойцов особым образом раздавить ампулы химических взрывателей в заложенных минах. Сам же, на мотоцикле, возглавил  наш автопоезд, следом по шпалам тряслась машина, которую тоже загрузили всяким полезным, в том числе забрали фляги со спиртом. Затем шли вагоны, которые толкал, замыкающий колону, бронетранспортер. Наш отъезд прошел просто и буднично, провожать нас ни кто не пришел. Красноармейцы, после того как помогли стронуть вагоны с места, разместились на платформах. Сергей Иванович предупредил, что бы едущие впереди не вздумали останавливаться, иначе состав сметет технику как пушинку. Поэтому мы, не смотря на жестокую тряску, строго соблюдали дистанцию. Проехать предстояло около десяти километров, а там уже будем укладывать на рельсы «башмаки».
На место прибыли без происшествий, не считая того, что руки устали неимоверно, всю дорогу руль так и норовил вильнуть в сторону. Да от тряски по шпалам болели все внутренние органы, и некоторые наружные. Дождавшись, когда погрузятся первые машины, мы с капитаном Иващенко поехал следом, что бы доложить о выполнении задания. Не успели далеко отъехать, как со стороны станции, с небольшими промежутками раздалось несколько взрывов - сработали мои закладки.
В темноте после 2-х часовой артиллерийской подготовки корпус начал ночной прорыв к своим. Преодолевая упорное сопротивление части, продвинулись на восток. Перед этим успешно была проведена операция по отвлечению немцев и уничтожению, у моста  мобильной механизированной группы противника. Огнем крупнокалиберной артиллерии было сожжено до сотни единиц техники, в том числе 35 танков. К 06.00 ч. на участке 174-й стрелковой дивизии обозначился очевидный успех, куда сразу были переброшены все имеющиеся в распоряжении командира корпуса силы и средства, в том числе прибыл штаб корпуса, к которому меня и мою «знаменную группу» временно прикрепили. Дальнейшее продвижение было направлено на соединение с 51-м стрелковым корпусом в обход Невеля с севера. К вечеру соединения 62-го стрелкового корпуса, в том числе 174-я дивизия вырвались из окружения. Тылы немцев были расстроены, и встречный удар 48-й танковой дивизии при поддержке пехотных частей заставил немцев спешно отступить из Великих Лук. Дорога в составе штабной колоны ни чем не запомнилась, кроме того, что нашел участника разгрома немцев у намеченного мною моста. 
Все-таки все планы хороши только на бумаге и до первого выстрела, потом приходится импровизировать на ходу. Источником сведений стал пехотный капитан, сопровождавший в штаб какого-то полковника. Он был непосредственным участником событий, можно сказать мы узнали все из первых уст. Почему мы - так желающих послушать собралось немало. Став центром внимания, капитан, неторопливо покуривая и поглядывая на нас, «штабных крыс» несколько с высока, начал свой рассказ. Как я и предполагал не все пошло гладко. Оказалось, что берег с нашей стороны немного выше, что крайне затруднило применение противотанковой артиллерии, так как отрицательный наклон ствола, не позволял прямой наводкой поражать танки. Проще говоря, ствол орудия упирался в землю, а поднимать пушки выше, значит заранее демаскировать позиции. Выкатывать и разворачивать орудия непосредственно перед открытием огня тоже не вариант, танк разворачивает свою башню быстрее. Поэтому противотанковую артиллерию заменили на противотанковые ружья и гений советской военной инженерной мысли – «шарометы». Я о таком чудо оружии даже не слышал. Довольный капитан, скорее всего сам видевший это оружие первый раз, с видом знатока пояснил, что «шаромет» напоминает миномет, только стреляет стеклянными шарами, заполненными самовозгорающейся смесью. То есть берется стальная труба диаметром 125 мм, заряжается боеприпасом и при помощи вышибного заряда, роль которого играет простой охотничий патрон, выстреливает шар на расстояние до двухсот метров. Мне сразу вспомнилось детство, когда мы с пацанами играли в войнушку, самое козырное место было у гранатометчика. Бралась пластиковая труба, один конец забивался, с боку просверливалась маленькая дырочка. Снарядом служила пустая консервная банка, надеваемая на свободный конец трубы. Перед выстрелом в трубу опускался кусок карбида, политый водой, через несколько секунд орудие было готово к стрельбе. К просверленному «запальному» отверстию подносилась спичка, скопившийся в трубе газ воспламенялся, следовал хлопок детонации, и банка улетала на пару десятков метров. Не знаю, играются в этом времени дети такими игрушками, но автор явно использовал эту идею. Дальше капитан рассказал, что личному составу объявили, о подготовке отвлекающего удара и наборе добровольцев. Задача захватить и удерживать мост, атака будет поддержана артиллерией и танками. В последнее ни кто особо не поверил, так как поддержку обещали всегда, вот только дождаться ее получалось не у всех. Тем не менее, отобрали около трех сотен счастливчиков, за час, до наступления темноты погрузив на машины, доставили к месту предстоящего боя. К машинам прицепили батарею 76-мм полковых пушек (4 орудия), солдаты повеселели. Высаживались демонстративно, в поле перед мостом в прямой видимости противника. Артиллерия, тоже не скрываясь, стала оборудовать позиции для стрельбы. До моста было около трех километров чистого поля, засеянного пшеницей, пехота развернулась в атакующий порядок, а артиллеристы начали пристрелку по вершине холма, расположенного слева от моста. Первая атака ожидаемо не принесла успеха и была скорее разведкой боя, в километре от противника пехота была встречена пулеметным огнем, поддержанным минометами, и отступила. Пушки вяло постреливали по выявленным огневым точкам. В сгущающихся сумерках машины, под прикрытием лесополосы, имитировали подвоз основных сил, еще дальше рычали трактора, доставившие на позиции две гаубичные батареи, и теперь изображающие танки. Показались две сотни всадников, и то, что седла имела только полусотня разведки, а остальные были просто ездовыми обоза, так противнику об этом знать не положено. И в подтверждение серьезности намерений вперед двинулся тяжелый танк прорыва КВ-2, поддерживаемый двумя легкими (плавающими) Т- 40. У КВ был почти запорот двигатель и давно выбран весь мотто ресурс, к месту боя его притащил артиллерийский тягач. Механики сделали все возможное, что бы он самостоятельно проехал хотя бы два километра. Со слов капитана, танк так дымил, что казался подбитым или ставящим дымовую завесу, но со своей высокой боевой рубкой и 152-мм орудием он смотрелся более чем грозно. Конечно, 50 тонн брони деревянный мост не выдержит, но немцы понимали, что 36 сорокакилограммовых снарядов боекомплекта им хватит за глаза, а остановить такого монстра 37-мм пушкам не под силу. Над вражеской позицией в небо полетели сигнальные ракеты, торопя подкрепление, и выдавая охватившую их панику. Слабо бронированные Т-40, имея на вооружении только пару пулеметов: крупнокалиберный ДШК и пехотный Дегтярев, вперед не лезли, хотя и постреливали в сторону реки. Мощный КВ остановился метрах в трехстах от моста, демонстративно опасаясь мин на дороге, и четырьмя выстрелами подавил и легкий танк на вершине холма и противотанковые пушки, укрытые на его скатах. Пулеметы обороны молчали, боясь обозначить свое местоположение, только, укрытая холмом, работала  минометная батарея, не имея, правда особого успеха. Наша пехота подтянулась к танку и готовилась одним рывком захватить мост, но приказ не поступал, так как командование не знало, как поведут себя немцы, потеряв переправу, ведь основной задачей было уничтожение мобильной группы, которая запаздывала. Зато подоспел резерв: два колесных пушечных бронетранспортера, типа наших БА-6, и до роты солдат, усиленных батареей 37-мм противотанковых пушек. Прибыли они как я и предполагал проселком через лес. Наши артиллеристы держали это направление на контроле и обстреляли немцев еще на подходе из 76-мм орудий. Подошедшая техника и пушки укрылись за холмом, обозначая свое присутствие редкими выстрелами, солдаты спешно окапывались. Мы демонстрировали нерешительность и делали вид, что накапливаем силы для решающей атаки. Наконец со стороны дамбы показались огоньки фар. Облегченно вздохнули все. Немцы потому, что дождались помощи, наши, так как ловушка сработала. Расчеты ПТР и «шарометчиков» сработали как на учениях, с дистанции в 150 метров подбив в подставленные борта бронетехнику в голове и хвосте колоны. Не помешали и наступившие сумерки, а самовозгорающаяся смесь удачно подсветила мишени. Восемь дивизионных гаубиц, калибром 122 мм, с закрытых позиций, пристрелявшись, 30 минут молотили по километровой колоне врага. Перепахав насыпь, по которой проходила дорога и уничтожив до ста единиц техники, в том числе 35 танков. Капитан говорил, что от близких разрывов, танки переворачивались, а при прямом попадании башни подлетали на несколько метров вверх. В это время КВ перемешивал с землей немецкую оборону у моста, 152 мм снаряды, даже не накрывая цель прямым попаданием, надежно выводили личный состав из строя. Полудюжине немецких танков, в основном Т-3, все-таки удалось выдвинуться к мосту и, прорвавшись на нашу сторону, они могли стать серьезной проблемой, но на их пути непреодолимой преградой стал наш тяжелый танк. В завязавшейся дуэли, КВ получил множество попаданий. Сорвало обе гусеницы, разбило катки и частично заклинило башню-рубку, из-за чего ствол поворачивался рывками но, в конце концов победа осталась за нашими танкистами и поддержавшей их 76-мм батареей. После чего мост был захвачен с минимальными потерями, немцы были полностью деморализованы. С уничтожением крупного вражеского соединения и захватом моста, открылась возможность самим ударить во фланг противнику, чем командование корпуса и воспользовалось. По распоряжению дивизионного комиссара, проходившие мимо покалеченного КВ, экипаж которого снимал уцелевшее вооружение и боеприпасы, подразделения оказывали воинские почести, как погибшему в бою товарищу. Рассказ сопровождался веселыми шутками и комментариями присутствующих, о достигнутых победах всегда приятно поговорить, чувствуешь себя причастным к великому. А я сидел и думал: «Как же нам не хватает грамотных и решительных командиров, способных принимать непростые решения». Простой пример был перед глазами. Один корпус - две пехотные дивизии. При равных условиях одну разогнали так, что за сутки еле собрали, вторая выполнила поставленную задачу, нанеся противнику серьезные потери.
После пересечения линии фронта, нас даже не побеспокоили сотрудники особого отдела. Я передал вещмешок с наградами, получил на руки документ подтверждающий выполнение задания и предписание о направлении по месту службы. Так же выписал сопроводительные и на «комсомольцев» нечего им в фильтрационном лагере сидеть, куда направлялись все окруженцы, присоединившиеся к частям корпуса во время прорыва, тем более, что их часть сгинула где-то на просторах Белоруссии. Пылить на трофейном мотоцикле около 300 километров до Вязьмы мне было откровенно лень, за последние двое суток я достаточно накатался. Выручили братья авиаторы, я подарил им трофейный мотоцикл, а они посадили нас в штабной самолет, направлявшийся на подмосковный аэродром, где нас ждала пересадка до дома. Там же, через коммутатор узла связи я дозвонился до своего руководства и доложил о скором прибытии. Оказывается, меня потеряли, чуть ли не в дезертиры записали, так как НКВДшники ни кому не сказали, куда меня направили. Ребята видели, что я вылетел, а с кем и куда неизвестно. Вот такой вот номер. Худяков сказал, что «губа» по мне плачет, а то и трибунал. Ну, это он погорячился, не зря же я время потратил, но все документы оформил, как полагается, а еще и подтверждение на участие в боевой операции взял, подписанное командиром корпуса генералом Кармановым Иваном Петровичем.



Влад Молоков.

Отредактировано: 01.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться