Там, где водятся целители

Глава 6. Страсть и боль

Минут через пять Изольда со Львом поднялись на крыльцо ее дома. Девушка открыла замок и пропустила гостя вперед. 

Сегодня она решила его соблазнить. Планы Льва были диаметрально противоположными. Он решил, во что бы то ни стало удержаться от соблазна. Небольшой перевес был на его стороне. Мужчина точно знал, чего ему нужно опасаться. Познания же княжны были чисто теоретическими. Девушка решительно приказала мужчине снять брюки и лечь на кровать для удобства лечения.  Он безропотно подчинился и стал ждать. Когда она подошла и хотела начинать манипуляции, он спросил:

- Оля, а тебе обязательно все  делать стоя?

- Нет. А что ты хочешь предложить?

- Понимаешь, я пока немного не в том состоянии, чтобы носить тебя на руках. Хотя мне это чертовски хочется и нравится! Но пойми   правильно, было бы лучше, чтобы после лечения ты сразу уже была на кровати.

Изольда улыбнулась его словам и ловко забралась на кровать ближе к стене. Ей это было  на руку. Даже если она опять потеряет сознание, она окажется в том месте, где-бы ей больше всего хотелось. Девушка потерла руки и поднесла их к ране.

В этот раз она видела не пустыню. Его мысли были где-то далеко, в незнакомом месте.  Узкая улочка восточного города.  Вдалеке тоненькая фигурка девушки. Вот она все ближе и ближе. Красивые глаза с поволокой, изумительная улыбка. Такой изгиб верхней губы почему-то встречается в основном в мусульманских странах, он напоминает формой изгиб лука. Она идет к нему навстречу и призывно протягивает руки. Тея… И вдруг откуда-то сверху раздается сухой щелчок и тело девушки безжизненно падает на землю.  И снова эта жуткая боль. Но в этот раз горит не только нога, но еще и мозг, кажется, сейчас взорвется. Затем белый потолок больничной палаты.

Изольда не поняла, что это больница. Она там не была ни разу в жизни. У нее первым делом пронеслась мысль о той башне, в которой она провела три года. Там тоже были белые потолки.

«Он был в плену?» - с этой мыслью она провалилась в беспамятство, отдав мужчине всю свою жизненную силу.

Лев же лежал рядом, все еще не веря в то чудо, которое ему довелось наблюдать. Даже сквозь нестерпимую боль он видел, как края разорванной плоти соединяются вместе, словно кто-то застегивает молнию на одежде. А затем боль  ушла. И мужчина понял, что его больше ничего не беспокоит. В смысле в физическом плане. А в душе мысли роились как пчелы хорошем улье. Лев понимал, что благодаря стараниям и неизвестной ему силе он здоров. И он, наконец-то, сможет вернуться к любимой работе. Но работа и женитьбы вещи плохо совместимые. Редкая женщина готова ждать мужа, который по полгода бывает в командировках в горячих точках. Но такую редкую женщину, как Оленьку, ему совершенно не хотелось терять. Она, как котенок, который свернулся клубочком рядом с ним, лежала на кровати. И только мертвенная бледность щек говорила о том, что это не здоровый сон, а что-то похуже.

Память     зачем-то вернула его на десять лет назад, когда он любил другую женщину. Такую же с черной косой, только глаза у нее были цвета горького шоколада. Ту, которую он не смог уберечь и потерял навсегда. Судьба дала ему второй шанс. Он снова сумел полюбить. И потерять ее было бы мучительно больно. С этими мыслями Лев заснул. И даже никакой звоночек не предупредил, что это не его кровать…

***

Утром, когда Изольда проснулась, она поняла, что в кровати лежит не одна. Ее ноги переплелись с ногами мужчины. Голова   лежала на его широкой груди, которая мерно вздымалась в такт   дыхания.  А крепкая мужская рука прижимала ее тело к себе.

-Соблазнила!- эта радостная мысль пронзила голову девушки. Только, почему в голове нет никаких воспоминаний об этом восхитительном моменте, о котором она так много читала в книгах?  Она повернулась   к лицу Левы, чтобы задать то множество вопросов, которые родились в ее голове.

Он, почувствовав ее взгляд, открыл глаза. Еще полностью не проснувшись, пошел на поводу своих желаний и накрыл ее рот своим. Затем нежно приоткрыл языком девичьи губы и проник внутрь нее. Сердце Изольды радостно затрепетало. С поцелуями Берски  этот был несравним. По ее жилам кровь побежала огненной лавой, вызывая ощущения, пока еще ей не понятные. Но Лев вдруг со стоном отпрянул от девушки.

- Тебе не понравилось?- разочарованно спросила она.

- К сожалению, наоборот,- грустно ответил мужчина.

- А почему к сожалению? Мне тоже очень понравилось! – с улыбкой буквально пропела Изольда.

- Все не так просто, как бы нам с тобой хотелось. Мы с тобой должны с трезвыми мыслями решить, что нам делать дальше. Понимаешь, моя работа…

Договорить ему не дал стук в дверь. Изольда ойкнула, вскочила с кровати и распахнула дверь. На крыльце стоял почтальон. Он протянул ей небольшой кусок бумаги со словами:

- Вам телеграмма. Распишитесь в получении.

Изольда черкнула закорючку в протянутой квитанции. И с радостными чувствами пошла читать это странное послание. За всю свою жизнь она не получала писем, а тем более телеграмм. Лев тяжко вздохнул, но порадовался отсрочке непростого разговора. Тут его взгляд привлекли расширившиеся от ужаса глаза девушки. Она беззвучно съехала по стене на пол, выронив листок из пальцев. Лев подхватил предмет ее расстройства и бегло пробежал глазами.

«Умер отец. Связи не было, позвонить не смогла. Завтра вылет в 10-00 из Шереметьево. Алиса».

***

Вопрос о развитии отношений откладывался на неопределенное время. Мужчина понимал, что девушке сейчас не до него. Судя по ее бледному лицу и заплаканным глазам, отца она любила. Лазарин помог сложить ее нехитрый скарб, проверил все ли в порядке и, посадив Изольду в машину, поехал с ней в Москву. Хорошим было только то, что он смог вернуться за руль машины, которая стояла мертвым грузом с момента, когда его привезли в Макеевку  и оставили здесь.



Александра Гусарова

Отредактировано: 05.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться