Там, за облаками

Размер шрифта: - +

Часть 1. Главы 1-4

Часть 1

НАЧАЛО

 

Глава 1. ОДНАЖДЫ ЛЕТОМ

1

Славный июньский вечер. Закатное солнце золотило воды фьорда, в летнем кафе играла музыка, легкий ветерок разносил запах кофе и свежих булочек. Расслабленные туристы неторопливо прогуливались по набережной. Лица людей излучали безмятежность.

Единственное исключение — темноволосый парень лет двадцати с картиной под мышкой. Сидя на парапете, он внимательно изучал отдыхающих, пока не нашел то, что нужно. После чего покинул свой наблюдательный пункт и направился к пожилой японской паре. Пять минут улыбок, поклонов и расхожих фраз, и супруги стали владельцами акварельного пейзажа с видом на город, а юноша – обладателем небольшой, но приятной суммы наличными.

 

В тот момент никто не предполагал, как отразится на судьбе участников истории это рядовое на первый взгляд событие. Ни шустрый паренек по имени Вальтер, продавший картину. Ни его приятель Ларс, кисти которого принадлежал шедевр. Ни японцы, купившие симпатичную акварель в память о маленьком северном королевстве, в котором им удалось побывать на старости лет.

Впрочем, все происходит так, как и должно произойти.

 

2

Несколькими часами ранее студент художественной академии Вальтер Кунц пребывал на склоне горы, с которой открывался замечательный вид на город. Шел третий день акварельной практики.

Его одногруппники, словно стадо овец, разбрелись по склону в поисках интересных ракурсов. Вальтер, считая, что вид одинаково хорош отовсюду, устроился рядом с приятелем, мрачноватым белобрысым типом по имени Ларс Альберг. Приятель, зная болтливость Вальтера, хотел-было возмутиться такому соседству, но, когда тот поклялся, что болтать не будет, махнул рукой и углубился в работу.

Город, лежащий внизу, был похож на детский конструктор. Маленькие, утопающие в зелени домики с красными крышами, море с белыми росчерками катеров — все это худо-бедно перекочевало на рисунок Вальтера. После этого терпение у парня кончилось. Он зевнул, завалился в траву и принялся разглядывать облака. Когда и это наскучило — поднялся, огляделся вокруг и отправился взглянуть на труды коллег.

Ларс, пребывая в собственном мире, создавал очередной шедевр. Отвлекать его Вальтер не стал, посмотрел и тихонько удалился.

Староста и активистка Мириам, как всегда пышущая энергией, дописывала третий набросок. И, судя по виду, собиралась сделать еще штук десять. В ответ на ее замечание, что «кое-кому стоит заняться делом», Вальтер чмокнул подругу в щеку и поскакал дальше.

Подружки-веселушки Эмма и Эва встретили его парой отменных пейзажей и порцией свежих сплетен. Здесь Вальтер задерживаться не стал, дабы не попасть в словесный водоворот, грозящий любому, кто вовремя не исчезнет из поля зрения этих особ. Сам он тоже любил поболтать, но, по сравнению с ними, мог бы прослыть молчуном.

Самая далекая представительница группы, Тина, напротив, едва удостоила его взглядом. Работа ее тоже показалась Вальтеру недружелюбной, но он решил промолчать, понимая, что в его комментариях здесь никто не нуждается.

И только одно творение осталось недоступно пытливому взору юноши — красавчик-Дэнис, как обычно весь в белом, с видом памятника самому себе, развопился, стоило Вальтеру направиться в его сторону.

«Ах, так!» — подумал Вальтер. И, возвратившись к своему этюднику, поглядывая на поганца, навалял набросок №2, намного интересней первого. Но показать его никому не успел — позади раздалось покашливание и саркастичный голос произнес: «Да, Кунц, вы как всегда в своем репертуаре. Если уж вам захотелось изобразить своего сокурсника в таком... э-э-э... первозданном виде, давайте поговорим об анатомии...»

 

Что и говорить, профессор Хайнц не питал любви к студенту Кунцу. Зато боготворил анатомию, поэтому бедняге Вальтеру пришлось выслушать подробнейшую лекцию о том, почему его персонаж — уродец (с этим утверждением Вальтер спорить не стал).

«Живопись — серьезная дисциплина, — заявил напоследок профессор, и красноречиво добавил: — Не каждому она по плечу», — после чего с важным видом отбыл в сторону Ларса.

Ларс Альберг ходил у профессора в любимчиках, что тоже комплиментов не гарантировало, а дружба Ларса и Вальтера лишь подливала масла в огонь.

Глядя Ларсу через плечо, профессор долго разглядывал его рисунок, затем нехотя произнес: «В принципе, неплохо. Для вашего приятеля, но не для вас, Альберг. Я бы на вашем месте переписал».

Сказав это, он сдернул очки и, гордо задрав подбородок, развернулся и зашагал прочь.

 

— Ну и кто из нас в своем репертуаре? — усмехнулся Вальтер, глядя вслед уходящему преподавателю.

Он посмотрел на Ларса — физиономия того выглядела невозмутимой. Решив, что по шее получить не грозит, Вальтер приблизился, уставился на работу друга и принялся искать хотя бы одну причину, по которой рисунок стоило переделать. Не нашел. Ларс не зря считался лучшим студентом факультета.

— Если тебе «переписать», то мне не стоит и браться, — подытожил он.

— Это тебе и хотели сказать, дурень, — заявила возникшая рядом Мириам.

— Я-то здесь при чем?

— Хайнц считает, что ты на Ларса плохо влияешь.

Вальтер собрался ответить, но тут вмешался сам Ларс:

— Хватит.

Вальтер и Мириам замолчали.

— И что будешь делать? — поинтересовался Вальтер, выждав пару минут для верности.



Татьяна Охитина

Отредактировано: 05.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться