Танасори

Глава первая

Эйя вздохнула.

Снова у нее не получилось зелье нужной консистенции! И ведь это уже в четвертый раз!

В раздражении отбросив ложечку, которой она помешивала оранжево-красное варево, девушка вытерла руки о фартук и отошла к окну.

Прислонившись к холодному стеклу лбом, Эйя попыталась успокоиться.

От ее дыхания на ровной поверхности начали появляться туманные облачка, постепенно захватывая в свой плен и грозясь бело-голубыми узорами перескочить на деревянную раму.

Пришлось заставить магию Воды обратно загнать в дальний уголок сознания. Она не имеет права использовать этот дар. Отчим очень хорошо дал понять, что не потерпит под крышей своего дома Водного мага. Лишь Огонь, ничего больше. Ни Воды, ни Земли, ни Воздуха. Красные всполохи, искры, тепло и жар. Они должны были властвовать.

И это злило!

Гисхильдис, как же это выводило из себя девятнадцатилетнюю Эйю!

Разумеется фениксу говорить об этом было просто... но Эйя с мамой принадлежали к обыкновенным магам. Пусть и потомственным. И она хотела использовать все свои возможности по максимуму!

И наверняка смогла бы развить способности к Стихиям, если бы не Дерентар. Сейчас, все, на что Эйя была способна – это маленькие бытовые мелочи, в большинстве своем завязанные на огненной составляющей.

Эйя прищурилась, глядя на белесые разводы.

И что только мама нашла в этом щеголе?

Пусть он был красив, феникс обладал огненно-красными волосами, стройной фигурой, пронзительными черными глазами и пленительным голосом (так, по крайней мере, о нем отзывалась влюбившаяся в мужчину после смерти первого мужа Моррена), на взгляд же Эйи, Дерентар был слишком худощав и чересчур много внимания уделял своей внешности. Словно павлин.

Подумаешь, важная птица!

Эйя нарисовала на заледеневшем окне руну Огня. Тут же от стекла пошел пар, и оно стало кристально-чистым.

Дерентар любит, когда везде чистота. И не потерпит, если она в очередной раз испортит зелье. Или перепутает заказ.

Девушка поежилась.

На прошлой неделе она совершила непростительную ошибку. И теперь должна поплатиться за это.

Удивительно еще, как отчим не прознал про ее оплошность.

В тот вечер Эйя готова была прыгать от радости. Такой огромный заказ на восстанавливающие зелья! И пусть ее немного смутил факт, что запрос поступил через Кристалл Связи, привязанный к ее фамильной лавке, но мягкий мужской голос заставлял сердце трепетать в предвкушении от встречи с его обладателем.

Мысленно она уже нарисовала его портрет: разумеется, выше нее (пусть она и считалась непозволительно высокой для девушки), с могучим разворотом плеч и пленительной улыбкой.

Чтобы он, как только войдет в магазинчик, пал жертвой ее красоты и невинности…

Эйя не раз замечала на себе внимательные мужские взоры, которые окидывали ее стройную (или тощую, как отзывался Дерентар) фигуру, главным достоинством которой было покрывало из пышных темных волос, волнами ниспадающими по всегда прямой спине из ставшего за годы привычного высокого хвоста, и эти взгляды порой бывали столь… красноречивы, что ее щечки заливал яркий румянец.

Она была привлекательна. Так убеждала мама, пусть в зеркале и отражалась худощавая девушка, слишком нескладная для того, чтобы считаться барышней, которую с готовностью будут носить на руках. Волосы, что достигали пояса, да голубые глаза, обрамленные длинными черными ресницами – вот и все «козыри». Никаких соблазнительных округлостей, коими могли дразнить ровесницы, никаких умений кокетничать с противоположным полом. Лишь пытливый ум, жажда знаний и новых открытий. Бесконечные путешествия на рассвете среди мокрых от росы кустарников, покрытые мозолями от нескончаемой работы руки, да стремительный шаг, больше свойственный мужчинам.

Однако мечтать о случайной и судьбоносной встрече ей ведь никто не запрещал?

Но кто мог подумать, что ее мечты могут оказаться столь правдивыми?..

Колокольчик на двери весело звякнул, и в залитую теплым светом лавку вошел высокий молодой нелюдь, облаченный в явно дорогой камзол винного цвета. Его светлые волосы были коротко подстрижены, челка падала на лоб, норовя закрыть удивительные глаза цвета плавленного серебра.

Улыбнувшись, мужчина поприветствовал ее, поинтересовавшись, готов ли заказ на имя Танасори.

Эйя сперва опешила.

Она никогда не понимала высказываний типа «сердце билось, как пойманная в клетку пташка», однако лишь таким образом могла в данный момент описать свое состояние. Сердечная мышца билась часто, заставляя к ее щекам приливать кровь, а телу подавать сигнал, что в лавке внезапно стало как-то чересчур жарко.

Еще ни разу ни один мужчина не вызывал той бури эмоций, что буквально взорвались внутри нее, стоило лишь блондину улыбнуться. Всего лишь улыбка, а у нее начали трястись колени, и Эйя возблагодарила небеса, что стоит за высокой стойкой, скрывающей ее конфуз.

Нет-нет-нет, никогда нельзя показывать, что на тебя произвел столь сильное впечатление один лишь взгляд умных глаз и мягкий баритон.

Гисхильдис, да она, верно, спит!

Не может быть этот красавчик настоящим! Аристократическое лицо с прямым носом притягивало. Прямая осанка выдавала в нем уверенного в себе мужчину. А за тканью камзола угадывались крепкие мышцы, явно говорящие о том, что посетитель не чужд физическим нагрузкам.

Спортсмен. Красавец. Богатей.

Если еще окажется, что у него есть чувство юмора, все, можно заворачивать в подарочную бумагу и повесить бантик на шею. Забираем!

Однако она понимала, что такие, как геун Танасори, никогда не посмотрят в сторону обычной девушки, пусть и с древней фамилией. Сейчас, увы, уже обедневшей.

Такие, как он, предпочитают видеть в своих спутницах потенциальную даму сердца. Если, конечно, созревают до того самого переломного момента в жизни, когда собираются защелкнуть на своем запястье брачный браслет.



Анастасия Зинченко

Отредактировано: 07.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться