Танасори

Глава четвертая

Авери остановился на площади, в нерешительности глядя вперед. Если он пойдет прямо, упрется в аллею с магазинчиком, который сейчас, должно быть, еще закрыт, если же свернет направо, сможет навестить Ллориана. Тот говорил что-то насчет нового образования, нечто вроде контроля над системой городской охраны. И, если проект одобрят, Ллориан будет возглавлять его наравне с другими кандидатами, отобранными киоссой, курируя целое направление в определенном регионе Аминса. Интересная тема, которая, разумеется, не может остаться без его внимания.

Однако Авери тянуло к Ней.

Отбросив сомнения, в конце-концов, если лавка закрыта, он со спокойной душой отправится к особняку дроу, Танасори замедлил шаг. Дверь «Трилистника» оказалась открытой нараспашку, а на улицу из помещения падал теплый свет.

В такое время?..

Эта девушка решила открыться пораньше?

Бесшумно переступив порог, Авери замер. Он увидел ее, но в каком ракурсе! Девушка стояла на коленях, склонив голову к полу и оттопырив аппетитный зад прямехонько по направлению к двери.

Гисхильдис!

Непрошеные мысли, совсем не подобающие по отношению к невинной девушке, тут же вспыхнули яркими образами перед глазами: как он прикрывает за собой дверь, набрасывая на нее охранное заклятие совместно с Пологом Неслышимости, мягко подходит ближе, склоняясь над ней, опускает руку на зовущую плоть, видит ее удивленно распахнутые глаза, в которых поначалу читается испуг, постепенно, слово за словом, переходящий в желание узнать новое, познать то, что было скрыто, и встречается с ее губами в томительно сладком поцелуе.

Здесь довольно просторно, и пол ровный, да и прилавок выглядит довольно крепким, если уж на то пошло…

Не понимая, почему от простых фантазий, кои являлись обычным явлением для здорового мужчины, у него зашлось сердце, а горло сдавило, Авери кашлянул, отчего девушка тут же охнула, поняв, что находится не одна, и отпрянула из-под прилавка.

Нужно извиниться! Он ее напугал. Разумеется, она не ожидала посетителей в такую рань.

Нужные слова сорвались с его уст, когда взгляд уловил багряные капли, окрасившие ее пальцы. Капли, набухающие с каждой секундой все больше, грозящие превратиться в тягучую струйку, рисуя на ее ладони алый узор.

Благо у него был с собой платок, которым можно перевязать рану, пока в голове прояснится для формулирования нужного заклинания. Сам факт, что в его разуме вместо привычных команд к действию поселился страх, смутил демона, заставляя действовать больше на рефлексах, чем на ощущениях действительности.

Но стоило лишь ему взять пораненную руку, в нос ударил знакомый сладковатый аромат.

Нет… цикута?!

Эта девчонка из ума выжила, чтобы убирать разбитый настой голыми руками?!

- Вы использовали чистый настой?

Дождавшись ее кивка, Авери мысленно выругался. Как же опрометчиво, Эйя!

- На осколке могла находиться часть зелья. Ядовитость цикуты сохраняется при варке и сушке... Эйя, пожалуйста, скажите, что Вы еще обработали растение каким-либо образом.

И она подтверждает его опасения, мотая головой в жесте «нет». Сердце на мгновение пропускает удар.

- В таком случае… прошу меня извинить за это, – он не думал, как это будет выглядеть со стороны, когда резко склонился вперед, вбирая ее пораненный палец в рот, и начиная высасывать кровь с возможным вкраплением яда. Сейчас главным было спасти жизнь этой неразумной малышке, играющей с ядами, словно с обыкновенной водой.

Тот факт, что девушка смогла получить зелье необходимой консистенции, судя по луже, что сейчас расползалась по полу, заставлял Авери в смятении искать ответы на вопросы по технике безопасности при использовании опасных ингредиентов: могла ли Эйя всегда пренебрегать ею? И, если да, каким образом тогда осталась живой по сей день?!

Стоило лишь его губам сомкнуться на холодных пальчиках, травница дернулась. Однако Танасори держал крепко, не позволяя отстраниться. Он не даст ей так глупо закончить свою еще не написанную историю! И как только исцелит, прочитает целую лекцию на счет средств защиты! Да он с нее глаз не спустит!

- Господин Танасори! – Эйя стала упираться, стараясь отстранить его, но тягаться человечке с демоном?.. – Господин Танасори, отпустите!

Глупая!

Он сильнее сжал ее запястье, не позволяя пальцу покинуть рот, постепенно вбирающий в себя отдающую железом жидкость.

Почему она противится? Неужели не понимает, чем опасен ядовитый вех?!

Глоток за глотком. Неуловимые мгновения сливались в секунды, а те перетекали в минуты борьбы за жизнь шатенки. Авери понимал, что яд наверняка уже перекочевал из ее тела к нему в рот, но почему-то не мог выпустить из хватки ее ручку. Он чувствовал нежность ее кожи, пусть пальчики и были все в мозолях из-за непрестанного труда, но там, где он держал, на запястье, проступали вены. Такая хрупкая…

И все же он оторвался, не отказав себе в мимолетном желании напоследок лизнуть ранку. Маленькая прихоть, внезапно опалившая мозг.

Фарс.

Он не должен себя так вести!

Заученная на зубок руна, повинуясь движениям его руки, стянула края пореза, заживляя ее палец.

- Как?.. – получив свободу, девушка не спешила вырывать свою длань из его объятий, лишь во все глаза смотрела, как секунду назад изливающаяся кровью конечность стала невредимой.

Смахнув тем же платком, которым он зажимал ее рану в начале, остатки крови, Авери поднялся на ноги, позволяя опереться на него, поднимая девушку следом.

Ядовитый вех. Занятно. Кажется, к вечеру ему нужно будет снова выпить одно из универсальных противоядий, что он употреблял раз в неделю.

Не думал, что внезапно окажется поражен травяной болезнью. Цикута… смешно было предположить, что кто-либо захочет отправить при помощи этого цветка, да еще в чистом виде, без примесей.



Анастасия Зинченко

Отредактировано: 07.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться