Танцуй. Люби. Живи.

Размер шрифта: - +

Глава 5. Жизнь после

Прош­ло три го­да со смер­ти ро­дите­лей и все из­ме­нилось. Те­перь я жи­ву в ма­лень­кой квар­ти­ре и пы­та­юсь эко­номить день­ги, нас­коль­ко это воз­можно. Иног­да, я под­ра­баты­ваю в раз­ных ка­фе, но ча­ще, фо­тог­ра­фирую го­род и ин­те­рес­ных лю­дей, а по­том, от­прав­ляю ра­боты в ре­дак­цию. Это обес­пе­чива­ет мне ми­нималь­ный до­ход.

Я со­вер­шенно не знаю, что бу­ду де­лать, ког­да окон­чу шко­лу. Нет, у ме­ня есть мыс­ли прий­ти на прос­лу­шива­ние в уни­вер­си­тет ис­кусств Лос-Ан­же­леса. Но те­перь, ког­да я пе­рес­та­ла про­фес­си­ональ­но за­нимать­ся тан­ца­ми, ве­ро­ят­ность то­го, что я хо­тя бы по­паду в спис­ки ка­тас­тро­фичес­ки ма­ла! Прав­да, бро­сить тан­цы я все рав­но не смог­ла. 

Ме­ня спас ох­ранник спор­тивно­го ком­плек­са, где я за­нима­лась. Его зо­вут Ден, он пол­ный муж­чи­на сред­них лет, прос­то обо­жа­ющий вкус­ную вы­печ­ку. Мы с ним до­гово­рились, что я при­ношу ему раз­ные вкус­ности, а он да­ет мне ключ от ма­лень­ко­го за­ла, ку­да поч­ти ник­то не заг­ля­дыва­ет. Ме­ня все ус­тра­ива­ет, вот толь­ко тра­тить­ся на про­дук­ты при­ходит­ся боль­ше, но тан­цы это­го сто­ят. Да и по­том, те­перь, в мо­ем рас­по­ряже­нии це­лый зал, где я мо­гу тан­це­вать что хо­чу и ког­да хо­чу.

В мою ма­лень­кую, двух­комнат­ную, в свет­лых то­нах квар­ти­ру, на­чали про­бирать­ся пер­вые лу­чики сол­нца. Они ме­шали мне спать, и я пе­ревер­ну­лась на дру­гой бок, на­тяги­вая на се­бя оде­яло. Мне сов­сем не хо­телось вста­вать так ра­но. Я силь­но ус­та­ла вче­ра, бе­гая по го­роду с фо­то­ап­па­ратом и пы­та­ясь сде­лать нор­маль­ные кад­ры для школь­ной га­зеты. Окон­ча­тель­но ме­ня раз­бу­дило су­щес­тво, прыг­нувшее на мою кро­вать слиш­ком не­ожи­дан­но. 

- Чар­ли! Толь­ко не это! – про­тяну­ла я, пы­та­ясь за­кутать­ся в оде­яло еще боль­ше и спря­тать­ся от сво­его пса. Но не слу­шал ме­ня, пес как не­нор­маль­ный пры­гал по мне, за­дор­но ла­ял, пы­та­ясь проб­рать­ся ко мне под оде­яло, что лиз­нуть свои шер­ша­вым язы­ком. 

Я не хо­тела за­водить со­баку, но Чар­ли - это сов­сем дру­гое де­ло. Впер­вые я уви­дела его на ули­це еще щен­ком. Шел дождь, а он си­дел на ули­це, та­кой ма­лень­кий, ис­пу­ган­ный и на­мок­ший. С тех пор, мы всег­да вмес­те, он стал мо­ей семь­ей, и я бе­зум­но люб­лю его. Мы да­же чем-то по­хожи: оди­нокие и бро­шен­ные на про­из­вол судь­бы. Я ис­крен­не не по­нима­ла, как лю­ди мог­ли выб­ро­сить на ули­цу ма­лень­ко­го ще­ноч­ка по­роды «Зо­лотой Рет­ри­вер». Ко­неч­но, я не очень мно­го зна­ла про со­бак, но вско­ре изу­чила прак­ти­чес­ки все об этих ми­лей­ших соз­да­ни­ях в ин­терне­те, и мы с Чар­ли ста­ли луч­ши­ми друзь­ями. С то­го дня каж­дое ут­ро он бу­дит ме­ня за пол­ча­са до мо­его бу­диль­ни­ка и зас­тавля­ет ид­ти с ним на про­гул­ку. 

- Лад­но, лад­но! Я по­няла, что ты хо­чешь гу­лять. Сей­час оде­нусь, и пой­дем, - прок­ри­чала я, ус­та­ло от­бра­сывая оде­яло. Иног­да мне ка­жет­ся, что мой пес го­тов на все, лишь бы я по­гуля­ла с ним на ули­це. Чар­ли гав­кнул, и ве­село ви­ляя хвос­том, вы­шел из мо­ей спаль­ни. 

Тя­жело вздох­нув, я зас­та­вила се­бя под­нять­ся с кро­вати, схо­дить в душ и одеть­ся. Как и всег­да по ут­рам, я на­цепи­ла свой спор­тивный кос­тюм. За эти три го­да я пе­рес­та­ла поль­зо­вать­ся кос­ме­тикой, а до­рогую одеж­ду, как и одеж­ду ро­дите­лей, приш­лось про­дать. В пер­вый год са­мос­то­ятель­ной жиз­ни бы­ло очень слож­но при­вык­нуть ко все­му, но я не сда­валась и пы­талась вов­ре­мя пла­тить за жилье, по­купать дос­та­точ­ное ко­личес­тво про­дук­тов. Те­перь в мо­ем гар­де­робе все­го лишь две па­ры чер­ных джинс, два сви­тера и нес­коль­ко фут­бо­лок, а из обу­ви ос­та­лись толь­ко ста­рые туф­ли для тан­цев, да две па­ры крос­со­вок.

- Пош­ли, дру­жок, - оде­вая ошей­ник на со­баку, ска­зала я. 

Мы с Чар­ли обыч­но лю­били прос­то бро­дить по пус­то­му ут­ренне­му Сан-Фран­циско, но по вы­ход­ным я ус­тра­ива­ла сво­ему лю­бим­цу праз­дник, и мы хо­дили в один из са­мых боль­ших и луч­ших пар­ков го­рода. На­ша про­гул­ка на­чина­лась со спо­кой­но­го ша­га, а по­том я на­чина­ла бе­гать, мне хо­телось, что бы Чар­ли был в хо­рошей фор­ме, но зная ха­рак­тер пса, бы­ло лег­че прев­ра­тить все в иг­ру. Ког­да мы воз­вра­ща­ем­ся до­мой, ос­та­нав­ли­ва­ем­ся око­ло не­боль­шой лу­жай­ки с пос­три­жен­ным га­зонам, и я учу Чар­ли раз­ным ко­ман­дам. В кон­це про­гул­ки мой маль­чик по­луча­ет ла­комс­тво за хо­рошую ра­боту. Мне нра­вит­ся гу­лять со сво­ей со­бакой.

Те­перь, у ме­ня ку­ча вре­мени на то, что бы рас­пре­делить свое вре­мя. Рань­ше у ме­ня не бы­ло та­кой воз­можнос­ти, а сей­час, я тща­тель­но про­думы­ваю где мож­но под­ра­ботать на вы­ход­ных или, ког­да сде­лать фо­тог­ра­фии. Так же я всег­да мо­гу най­ти вре­мя для тре­ниро­вок. Я люб­лю при­думы­вать но­вые эле­мен­ты и вы­бирать му­зыку, для сво­их тан­цев. 

Но ча­ще мои мыс­ли воз­вра­ща­ют­ся к смер­ти ро­дите­лей. Каж­дую ночь я про­сыпа­юсь в хо­лод­ном по­ту и со сле­зами на гла­зах. Уже тре­тий год под­ряд мне снит­ся один и тот же кош­мар. Я уже дав­но при­вык­ла к оди­ночес­тву, бо­ли внут­ри, да­же на­учи­лась сдер­жи­вать свои эмо­ции. Боль­ше я не пов­то­рю сво­их ста­рых оши­бок, от­ны­не я ни к ко­му не при­вязы­ва­юсь, на за­вожу дру­зей и во­об­ще, пы­та­юсь не прив­ле­кать к се­бе вни­мание. Пос­ле то­го раз­го­вора со сво­ими быв­ши­ми друзь­ями у две­рей шко­лы, я окон­ча­тель­но по­теря­ла до­верие к лю­дям, а ра­зоча­рова­ние в жиз­ни уси­лива­лось с каж­дым днем. Единс­твен­ны­ми лу­чика­ми в мо­ей ник­чемной жиз­ни ста­ли Чар­ли и тан­цы, ко­торые сдер­жи­вали ме­ня от мыс­лей о смер­ти. 

- Ма­лыш, я дол­жна уй­ти. - На ме­ня ус­тре­милось два опе­чален­ных ка­рих гла­за. - Ты же зна­ешь, что будь моя во­ля, я бы ос­та­лась с то­бой, но мне и вправ­ду нуж­но уй­ти. - Я пот­ре­пала его по свет­лой ма­куш­ке. - Не ску­чай и две­ри ни­кому не от­кры­вай, - уже у са­мой две­ри, я улыб­ну­лась сво­ему единс­твен­но­му дру­гу и зак­ры­ла за со­бой дверь на ключ. Чар­ли всег­да не лю­бил си­деть до­ма один, по­это­му пос­ле за­нятий я ста­ралась, как мож­но быс­трее вер­нуть­ся в на­шу квар­ти­ру. 

На­вер­ное, и так по­нят­но, что в шко­ле со мной ник­то не об­ща­ет­ся. Я мо­гу поб­ла­года­рить за это быв­ших дру­зей, ко­торые прак­ти­чес­ки всем уче­никам рас­ска­зали ка­кую-ту чушь о смерть мо­их ро­дите­лей и те­перь, по­лови­на шко­лы об­хо­дит ме­ня сто­роной. Ког­да я уз­на­ла, что по шко­ле хо­дят слу­хи обо мне, то дол­го не мог­ла спо­кой­но хо­дить на уро­ки и по ко­ридо­рам. Но вско­ре, я на­учи­лась не по­казы­вать свои чувс­тва, скры­вая се­бя под мас­кой бес­чувс­твен­ной и хо­лод­ной де­вуш­ки. 

Я нас­толь­ко час­то на­деваю на се­бя эту чер­то­ву мас­ку, что мне ка­жет­ся, я и прав­да уже ни­чего не чувс­твую кро­ме пус­то­ты и бо­ли внут­ри. Мо­жет быть, пос­ле смер­ти ро­дите­лей во мне умер­ли все воз­можные по­зитив­ные эмо­ции или хо­тя бы ка­кие-ни­будь чувс­тва. Не­уже­ли я нав­сегда ос­та­нусь та­кой хо­лод­ной, бес­чувс­твен­ной де­воч­кой, ко­торая не мо­жет сми­рить­ся со смертью близ­ких? 

В школь­ных ко­ридо­рах, как всег­да тол­пи­лось мно­го на­роду. Под­рос­тки сме­ялись, раз­го­вари­вали друг с дру­гом, а кто-то да­же це­ловал­ся! Ког­да я ви­дела та­кие влюб­ленные па­роч­ки, то мне по­чему-то хо­телось быс­трее уй­ти. Ли­бо во мне про­сыпа­ет­ся не­пони­мание, за­чем по­казы­вать свои чувс­тва на ви­ду у всех, ли­бо мне прос­то бы­ло обид­но, что со мной та­кого ни­ког­да не бу­дет. Прой­дя до сво­его шкаф­чи­ка в кон­це ко­ридо­ра, я со спо­кой­ной ду­шой за­мети­ла, что мои быв­шие друзья еще не приш­ли, ко­торые ста­ли школь­ной эли­той. 

Они бы­ли в на­шей шко­ле чуть ли не звез­ды и все хо­тят быть по­хожи­ми на них, каж­дый пы­та­ет­ся уго­дить им. Я же бы­ла единс­твен­ным че­лове­ком, ко­торый знал, ка­кие они на са­мом де­ле под­лые, за­ботя­щи­еся лишь о внеш­ности и день­гах.

Ме­лани пе­ла на каж­дом школь­ном кон­церте, оде­ва­ясь в мод­ные платья от до­рогих брен­дов, Шел­ли бы­ла глав­ной груп­пы под­дер­жки. Джейк стал са­мым за­вид­ным пар­нем, в не­го бы­ли влюб­ле­ны, ка­жет­ся, все дев­чонки из шко­лы, но он все рав­но встре­чал­ся с ры­жей эго­ис­ткой. Шон то­же поль­зо­вал­ся по­пуляр­ностью сре­ди про­тиво­полож­но­го по­ла, он всег­да по­могал де­вуш­кам на са­мос­то­ятель­ных и тес­тах, но на ме­ня это не рас­простра­нялось. 

Ес­ли вдруг кто-то из этой чет­верки об­ра­ща­ет на ме­ня вни­мание, то это толь­ко ра­ди то­го, что бы выс­ме­ять или уни­зить, ука­зать на мое мес­то. В шко­ле я мог­ла лишь пи­сать статьи и де­лать фо­тог­ра­фии для га­зеты. Ме­ня прак­ти­чес­ки не бы­ло вид­но и слыш­но, по­тому что на пе­реме­нах я про­веря­ла тек­сты ос­таль­ных ре­бят и ре­дак­ти­рова­ла фо­тог­ра­фии. Мои быв­шие друзья ста­ли чуть ли не са­мыми та­лан­тли­выми уче­ника­ми шко­лы, а вот о том, что я хо­рошо тан­цу, буд­то бы все за­были.

«А ведь ког­да-то я бы­ла та­кой же» - по­дума­ла я, си­дя за пос­ледней пар­той око­ло ок­на. Да, я бы­ла та­кая же, как они, но моя ска­зоч­ная жизнь прев­ра­тилась в ре­аль­ность, ког­да по­гиб­ли мои ро­дите­ли. Жаль, что рань­ше я не по­нима­ла, что в жиз­ни не важ­но, сколь­ко у те­бя ве­щей, ка­кой ты име­ешь ста­тус ста­тус в шко­ле и кем ра­бота­ют твои ро­дите­ли. Мо­жет быть, смерть ро­дите­лей это мое на­каза­ние? Мо­жет быть, я слиш­ком хо­рошо жи­ла и не ду­мала о лю­дях, ко­торые не мо­гут поз­во­лить се­бе боль­шие до­ма, рос­кошные ма­шины и мод­ную одеж­ду? Ни­ког­да бы не по­дума­ла, что бу­ду жить так, как сей­час. 

Се­год­ня пер­вым уро­ком бы­ла ал­гебра, по ко­торой у ме­ня твер­дая чет­верка. Я хо­рошо учи­лась в шко­ле, всег­да во вре­мя сда­вала все со­чине­ния или док­ла­ды, в об­щем, бы­ла при­мер­ной ти­хой уче­ницей. Мои од­ноклас­сни­ки раз­го­вари­вали друг с дру­гом, кто-то об­суждал до­маш­нее за­дание, не­кото­рые де­лились впе­чат­ле­ни­ями о но­вом се­ри­але, а дру­гие ре­бята пов­то­ряли но­вый ма­тери­ал для уро­ка. Мне всег­да нра­вилось наб­лю­дать за людь­ми, я ви­дела, как ос­таль­ные жи­вут обыч­ной жизнью и нас­лажда­ют­ся мо­мен­том. 
К мо­ему со­жале­нию, я уже за­была, как это жить, не ду­мая о том, где взять день­ги на квар­ти­ру или да­же са­мое эле­мен­тарное прос­то схо­дить по­гулять с друзь­ями! Мои сверс­тни­цы ду­ма­ют о сви­дани­ях со сво­им мо­лодым че­лове­ком, ро­ман­ти­ке, пла­ниру­ют схо­дить в ки­но на вы­ход­ных, а я? А я в свои сем­надцать толь­ко с со­бакой раз­го­вари­ваю, а при од­ной мыс­ли об от­но­шени­ях на­чина­ет­ся па­ника. «Луч­ше быть од­ной» - ска­зало мне мое под­созна­ние, и я мыс­ленно сог­ласно кив­ну­ла. Мне нра­вит­ся оди­ночес­тво, я не хо­чу, что­бы кто-то лез в мою жизнь, или знал обо мне боль­ше, чем ос­таль­ные или ху­же, боль­ше чем я са­ма.

Проз­ве­нел зво­нок, уче­ники се­ли на свои мес­та, а в класс заш­ла на­ша мо­лодая учи­тель­ни­ца по ал­гебре. Нас­коль­ко я знаю ей двад­цать шесть, она вы­сокая, строй­ная де­вуш­ка с длин­ны­ми ру­сыми во­лоса­ми и прив­ле­катель­ной внеш­ностью. Она же­на на­шего трид­ца­тилет­не­го физ­ру­ка и да­же я мо­гу ска­зать, что они ми­лая па­ра. 

- Доб­рое ут­ро, ре­бята. На­де­юсь, вы хо­рошо про­вели вы­ход­ные и го­товы пи­сать кон­троль­ную ра­боту в чет­верг, - с оча­рова­тель­ной улыб­кой про­гово­рила мис­сис Кон­нер. Пос­ле ее слов все не­доволь­но за­бур­ча­ли про то, как этот мир нес­пра­вед­лив, а я за­писа­ла в тет­радь, что на­до пов­то­рить не по­нят­ные мне те­мы до кон­троль­ной. 

В класс пос­ту­чали, а по­том дверь от­кры­лась и вош­ла ры­жево­лосая де­вуш­ка в юб­ке до се­реди­ны бед­ра, бе­лой по­луп­розрач­ной блуз­ке с ми­лым крас­ным гал­сту­ком и на каб­лу­ках де­сять сан­ти­мет­ров. На ли­це Шел­ли бы­ло мно­го кос­ме­тики, ко­торой де­вуш­ка под­чер­кну­ла свою кра­соту и скры­ла, как ей ка­залось, свои не­дос­татки. Сра­зу за ней в класс вош­ла Ме­лани. Она за пос­ледние го­да прев­ра­тилась в нас­то­яще­го ан­ге­лоч­ка. Блон­динка всег­да но­сила ми­лые платья пас­тель­ных то­нов и свет­ло­го цве­та туф­ли, кра­сила Ше­доу толь­ко рес­ни­ца и на­носи­ла блеск на гу­бы. За де­вуш­ка­ми заш­ли Шон и Джейк, я ус­лы­шала, как не­кото­рые де­воч­ки в клас­се на­чали пе­решеп­ты­вать­ся. Пар­ни за три го­да воз­му­жали, Шон стал бо­лее спор­тивным, а Джейк, бла­года­ря бас­кетбо­лу всег­да был в фор­ме. Еще у них по­явил­ся са­модо­воль­ный взгляд, и они обо­жали зак­ры­вать в ту­але­тах бед­ных но­вень­ких или бо­тани­ков. Они уве­рен­но прош­ли к сво­им мес­там, са­дясь с Шел­ли и Ме­лани.

- Вы по­чему опоз­да­ли? – спро­сила мис­сис Кон­нер, вни­матель­но ос­матри­вая мо­их быв­ших дру­зей. Они пе­реве­ли на нее свои взгля­ды. Де­вуш­ки ми­ло улыб­ну­лись. 

- Прос­ти­те, мис­сис Кон­нер. Мы под­го­тав­ли­ва­ем кон­церт в честь на­чала зи­мы и кон­ца осе­ни, - спо­кой­но от­ве­тила Шел­ли. Учи­тель­ни­ца по ал­гебре по доб­ро­му улыб­ну­лась, и мне бы­ло не слож­но уга­дать, что она сей­час ска­жет. 

- Вы, как всег­да что-то го­тови­те к кон­церту. Мо­лод­цы. А те­перь вер­немся к те­ме уро­ка… - на­чала объ­яс­нять те­му учи­тель­ни­ца. 

Мне в ко­торый раз за­хоте­лось зак­ри­чать от нес­пра­вед­ли­вос­ти, по­тому что на са­мом де­ле Шон и Мейл прос­то на­нима­ют ра­бочих, а са­ми про­гули­ва­ют уро­ки, го­воря, что ор­га­низо­выва­ют кон­церт. Я это уз­на­ла, ког­да од­нажды опоз­да­ла на вто­рой урок и уви­дела, как в глав­ном за­ле ра­бота­ет спе­ци­аль­ная служ­ба по ор­га­низа­ции праз­дни­ков, а школь­ная эли­та си­дит и сле­дит за ра­ботой. 

Урок по ал­гебре про­шел спо­кой­но, нес­коль­ко уче­ников по­лучи­ли чет­верки, а кто-то да­же пя­тер­ки. Те­ма бы­ла лег­кая, по­это­му я уве­рена, что смо­гу хо­рошо на­писать кон­троль­ную. У нас в шко­ле всег­да по по­недель­ни­кам объ­яс­ня­ли но­вые те­мы, а на сле­ду­ющий день или че­рез два мог­ли дать са­мос­то­ятель­ную, по­это­му я счи­тала по­недель­ни­ки лег­ки­ми дня­ми. Ос­таль­ные уро­ки, как и ал­гебра прош­ли нор­маль­но, прав­да мои од­ноклас­сни­ки иног­да шу­мели и шу­тили во вре­мя объ­яс­не­ния учи­теля, но как же без это­го? 
Ког­да все за­нятия за­кон­чи­лись, я ре­шила зай­ти в ре­дак­цию, что­бы заб­рать свой диск с фо­тог­ра­фи­ями и взять до­мой нес­коль­ко тек­стов на про­вер­ку. Школь­ная ре­дак­ция на­ходи­лась на пер­вом эта­же, это бы­ло до­воль­но прос­торное по­меще­ние с боль­ши­ми ок­на­ми, вы­ходя­щими в школь­ный двор. Из ме­бели здесь сто­ят два ко­жаных ди­вана с ма­лень­ким сто­ликом и пу­фиком, мно­го стел­ла­жей с кни­гами и жур­на­лами, на сте­нах ви­сели раз­ные фо­тог­ра­фии, боль­шинс­тво из них мои, а око­ло окон сто­яли не­боль­шие ра­бочие сто­лы с компь­юте­рами. Я счи­таю, что это до­воль­но удоб­ный ка­бинет, в ко­тором всег­да при­ят­но по­рабо­тать, так же сю­да мож­но прий­ти от­дохнуть во вре­мя пе­реме­ны. 

Идя по пус­то­му ко­ридо­ру в сто­рону вы­хода, я слу­шала но­вую му­зыку, ко­торую под­го­тови­ла для сво­его тан­ца. За­вер­нув за угол, я стол­кну­лась с не­навис­тной ком­па­ни­ей. Я хо­тела по­быс­трее уй­ти, но мне не да­ли. 

- Алекс, дав­но мы те­бя не ви­дели. А твой вид с каж­дым го­дом ста­новит­ся все ху­же и ху­же, - про­гово­рила Шел­ли, спры­гивая с по­докон­ни­ка и вста­вая нап­ро­тив ме­ня. На этих каб­лу­ках она бы­ла вы­ше ме­ня, по­это­му я по­чувс­тво­вала се­бя слиш­ком ма­лень­кой ря­дом с ней. 

- У ме­ня нет вре­мени, что­бы лиш­ний раз ру­гать­ся с то­бой, - ус­та­ло про­гово­рила я, смот­ря на свои ча­сы. Бо­же, уже пять ча­сов, а я хо­тела ус­петь схо­дить по­тан­це­вать! Мейл сно­ва ос­мотре­ла ме­ня с ног до го­ловы и фыр­кну­ла, а Ме­лани и Шон что-то друг дру­гу ска­зали. 

- Спе­шишь ку­да-то? Не­уже­ли до сих пор тан­цу­ешь, а мы ду­мали, что пос­ле смер­ти ро­дите­лей от те­бя во­об­ще ни­чего не ос­та­нет­ся, - со смеш­ком ска­зал Джейк, дер­жа в ру­ках бас­кетболь­ный мяч. На мо­их гла­зах не на­вер­ну­лись сле­зы, лишь внут­ри что-то боль­но коль­ну­ло, но я не пре­дала это­му зна­чения. Они не уви­дят мою боль, не се­год­ня! 

- Не смей го­ворить о мо­их ро­дите­лях в та­ком тон­не, - мой хо­лод­ный го­лос очень уди­вил их, как и ожи­далось, они прос­то хо­тели до­вес­ти ме­ня. 

- У на­шей си­рот­ки по­яви­лась сме­лость? – наг­ло спро­сил Шон, от этих слов я в изум­ле­ние от­кры­ла рот. По­дой­дя к пар­ню под удив­ленные взгля­ды дру­зей, я рез­ко уда­рила его ко­леном в жи­вот и пос­пе­шила уй­ти по­даль­ше от этих лю­дей. Да, бы­ло неп­ри­ят­но от их слов, но я смо­гу пе­ретер­петь эту боль. В кон­це кон­цов мне не так боль­но, как рань­ше. Мо­жет прой­дет еще вре­мя и я во­об­ще пе­рес­та­ну что-ни­будь чувс­тво­вать.

Я быс­тро дош­ла до до­ма, по­кор­ми­ла Чар­ли, пе­ре­оде­лась в спор­тивную фор­му и сно­ва убе­жала из квар­ти­ры, под ни­чего не по­нима­ющий взгляд пса. Я то­ропи­лась на тре­ниров­ку, хо­телось пос­ко­рее доб­рать­ся до за­ла и на­конец-то вып­леснуть все свои чувс­тва в тан­це, но пе­ред этим я за­бежа­ла в ко­фей­ню и ку­пила ко­фе и пон­чик, для Де­на.

- При­вет, на­пар­ник, - за­дор­но поп­ри­ветс­тво­вал ме­ня муж­чи­на. Я вы­дави­ла улыб­ку и про­тяну­ла ему па­кет с едой. На ли­це Де­на по­яви­лась ра­дость, в гла­зах чи­талась бла­годар­ность и не­под­дель­ная доб­ро­та.

- При­вет. Я, как обыч­но на час или мо­жет на два, - от­ве­тила я, за­бирая клю­чи от ма­лень­ко­го за­ла. По­махав ру­кой до­воль­но­му ох­ранни­ку, я пош­ла на вто­рой этаж и от­крыв не­боль­шим клю­чиком де­ревян­ную дверь, ока­залась в ма­лень­ком за­ле для тан­цев. 

Здесь бы­ло все­го лишь од­но не­боль­шое ок­но с неж­но-го­лубы­ми што­рами. Око­ло ок­на сто­яли два пот­ре­пан­ных пу­фика си­рене­вого цве­та, ку­да я обыч­но бро­сала свою сум­ку и ве­щи. Од­на сте­на бы­ла пол­ностью зак­ры­та зар­ка­лами и из-за это­го зал ка­зал­ся ку­да боль­ше, чем есть на са­мом де­ле. Ос­таль­ные сте­ны бы­ли свет­ло-ко­рич­не­вого цве­та со ста­рыми кар­ти­нами Сан-Фран­циско. Нап­ро­тив зер­каль­ной сте­ны сто­ял не­боль­шой ста­рый му­зыкаль­ный центр, но мне хва­тало и это­го. 



DaisyPariven

Отредактировано: 05.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться