Танцуй. Люби. Живи.

Размер шрифта: - +

Глава 9. Один год

День пер­вый. 
Ко мне при­ходит мис­тер Грэг, мы о чем-то с ним раз­го­вари­ва­ем. Я по­нимаю, что он хо­чет уз­нать ме­ня, изу­чить, что­бы даль­ше ра­ботать со мной, но мне это не нуж­но, я не со­бира­юсь рас­кры­вать­ся пе­ред ним и не скры­ваю это­го. И он ви­дит это. Не со­бира­юсь я рас­ска­зывать ему про свою жизнь и от­ве­чать на глу­пые воп­ро­сы. 
Ве­чером, ча­сов у ме­ня нет, так что я все­го лишь пред­по­лагаю, что уже ве­чер. Ви­димо ду­ма­ют, что ими ка­ким-то об­ра­зом я мо­гу по­кале­чить се­бя. Так вот ве­чером сно­ва срыв и мне сно­ва де­ла­ют этот бо­лез­ненный укол. А по­том я зак­ры­ва­юсь еще силь­нее, по­нимая, что этот пси­хи­атр и его мед­сес­тра все вре­мя сле­дят за мной ка­ким-то об­ра­зом. Воз­можно, в не­навис­тной мне па­лате, спря­таны ка­меры.

День чет­вертый. 
Мис­тер Грэг ре­ша­ет вы­пус­тить ме­ня про­гулять­ся по ко­ридо­рам боль­ни­цы, и я впер­вые ви­жу по-нас­то­яще­му пси­хичес­ки боль­ных лю­дей. Я с ужа­сом смот­рю на этих лю­дей, на то как они с кем-то раз­го­вари­ва­ют, а уже в сле­ду­ющую ми­нуту за­бива­ют­ся в угол и кри­чат, сры­вая гор­ло. Я чувс­твую за­рож­да­ющу­юся па­нику, я не та­кая, и я бо­юсь на­ходит­ся сре­ди па­ци­ен­тов. По­это­му воз­вра­ща­юсь, в па­лату бла­гора­зум­но ре­шив, что луч­ше здесь, чем там. 
Так же мне при­носят еду, к ко­торой я ста­ра­юсь не при­касать­ся. Воз­можно это па­роноя, но мне ка­жет­ся, что там мо­жет быть снот­ворное или еще что ху­же. Толь­ко те­перь при­ходит по­нима­ние, что без об­ще­ния с нор­маль­ны­ми людь­ми я точ­но сой­ду с ума. 

Про­ходит пер­вая не­деля. 
К мо­ему удив­ле­нию, мой врач со­об­ща­ет мне, что у ме­ня по­сети­тель. Я не мо­гу скрыть удив­ле­ния и уве­рен­но иду с ним в от­дель­ную ком­на­ту по­сеще­ния. Удив­ля­юсь еще боль­ше, ког­да ви­жу Ве­рони­ку. Та са­мая де­вуш­ка, ко­торая си­дела со мной в школь­ной ре­дак­ции. 
Она теп­ло улы­ба­ет­ся мне, как буд­то мы с ней дав­ние зна­комые. Я со­вер­шенно не по­нимаю, за­чем она приш­ла, но лов­лю се­бя на мыс­ле, что ра­да ви­деть зна­комое ли­цо. Мед­ленно под­хо­жу к сто­лику, око­ло ко­торо­го сто­ит ее стул и мой, а по­том са­жусь нап­ро­тив. Мис­тер Грэг ухо­дит, ре­шив не ме­шать нам раз­го­вари­вать и я сво­бод­но вы­дыхаю. 
- При­вет, Алекс, - здо­рова­ет­ся де­вуш­ка, все еще ос­матри­вая ме­ня. Она не мо­жет скрыть сво­его удив­ле­ния, собс­твен­но как и я. Вот толь­ко, ес­ли я прос­то не ожи­дала уви­деть ее, то она не ожи­дала уви­деть ме­ня в ТА­КОМ сос­то­яние. 
На мне боль­шая боль­нич­ная пи­жама, как у всех, толь­ко вот из-за то­го, что я ма­ло ем и силь­но по­худе­ла, она сви­са­ет с ме­ня, слов­но со ске­лета. Мои дав­но не мы­тые во­лосы соб­ра­ны в вы­сокий пу­чок, под гла­зами за­лег­ли фи­оле­товые те­ни из-за пос­то­ян­ных кош­ма­ров, гу­бы ста­ли сов­сем блед­ны­ми, из-за вол­не­ний и стрес­сов я про­кусы­ваю их до кро­ви. Тем­но-ка­рие гла­за, как у лю­бой иг­рушки, ни­чего не вы­ража­ют и ка­жут­ся свет­лее из-за по­тери хоть ка­ких-то чувств, кро­ме бо­ли. 
- При­вет. Что ты тут де­ла­ешь? – спра­шиваю я. В го­лову при­ходит осоз­на­ние, что как бы я не ста­ралась го­ворить со все­ми мед­сес­тра­ми и сво­им пси­хи­ато­ром стро­го, жес­тко и уве­рен­но, мой го­лос все рав­но стал ти­хим, да­же мяг­ким и иног­да нем­но­го дро­жит. Мне ка­жет­ся, Ве­рони­ка сра­зу за­меча­ет лю­бые из­ме­нения в мо­ем по­веде­ние, это вид­но по взгля­ду ее яр­ко-зе­леных глаз. 
- Ре­шила на­вес­тить те­бя и про­верить, как ты. В шко­ле уже не зна­ют, че­му ве­рит и об­сужда­ют твое сос­то­яние, - ос­то­рож­но от­ве­ча­ет де­вуш­ка, а я ус­ме­ха­юсь ее сло­вам. «На­вер­ня­ка школь­ная сви­та пос­та­ралась. Те­перь те­бя точ­но счи­та­ют не­нор­маль­ной» - го­ворит го­лос в мо­ей го­лове. 
- Им же на­до над кем-то пос­ме­ять­ся, - го­ворю, а моя од­ноклас­сни­ца сог­ласна ки­ва­ет. 
- Алекс, - вдруг гром­че про­из­но­сит она и уве­рен­но смот­рит на ме­ня, - я не ве­рю все­му, что го­ворят. Я знаю, что ты хо­рошая де­вуш­ка, по­это­му не ос­тавлю те­бя. Хо­чешь ты это­го или нет, но от­ны­не я твой веч­ный по­сети­тель, - уве­рен­но го­ворит Ве­рони­ка, а по­том улы­ба­ет­ся, смот­ря на мое удив­ленное ли­цо. 
Она хо­чет быть мо­ей под­ру­гой? Вот это шо­киру­ет не толь­ко ме­ня, но и го­лос в го­лове, ко­торый по­том еще дол­го мол­чит. И по ка­кой-то стран­ной при­чине я сог­ла­ша­юсь, а она ра­дос­тная на­чина­ет пы­тать­ся раз­го­ворить ме­ня и ка­ким-то вол­шебным спо­собом сов­сем не ка­са­ет­ся те­мы о ро­дите­лях, Чар­ли и боль­ни­цы. 

Про­ходит вто­рая не­деля. 
Ве­рони­ка про­дол­жа­ет при­ходить ко мне, а мис­тер Грэг все так­же ста­ра­ет­ся ле­чить ме­ня, за­давая на­до­ед­ли­вые и мес­та­ми глу­пые воп­ро­сы, но есть прог­ресс. Я от­ве­чаю ему, ко­неч­но, с сар­казмом или иро­ни­ей, но иног­да да­же шу­чу. Он го­ворит, что об­ще­ние с мо­ей но­вой под­ру­гой идет мне на поль­зу и воз­можно ле­чение прой­дет быс­трее, чем он пред­по­лагал. Моя од­ноклас­сни­ца ра­ду­ет­ся та­ким но­вос­тям, на­чина­ет пла­ниро­вать, что мы бу­дем де­лать, ког­да я вы­пишусь. Она рас­ска­зыва­ет мне о сво­их пла­нах учить­ся в Лос-Ан­дже­лесе, и я впер­вые ра­ду­юсь за нее. 
- Мы мог­ли бы вмес­те сни­мать квар­ти­ру! Ты же со­бира­ешь­ся пой­ти в уни­вер­си­тет? – спра­шива­ет де­вуш­ка, ког­да мы сно­ва си­дим в от­дель­ной ком­на­те для по­сеще­ния и раз­го­вари­ва­ем. Та­кой воп­рос зас­та­ет ме­ня врас­плох, ведь я сов­сем не ду­мала о сво­ем бу­дущем. 
- Нет, ес­ли по­везет, то ус­тро­юсь ра­ботать в ка­фе, - де­люсь пер­вы­ми мыс­ля­ми, а Ве­рони­ка удив­ленно смот­рит на ме­ня. О нет, я знаю этот ее взгляд!
- Нет!? Алек­сан­дра Янг, ес­ли ты к мо­ему сле­ду­юще­му ви­зиту не вы­берешь уни­вер­си­тет в Лос-Ан­же­лесе, то я ска­жу тво­ему пси­хи­ато­ру по­чаще про­водить с то­бой бе­седы! – гро­зить­ся де­вуш­ка, а я ле­гонь­ко улы­ба­юсь, смот­ря на нее. Но по­нимаю, что она в чем-то пра­ва, я прав­да мог­ла бы учить­ся на жур­на­лис­та, мои статьи и фо­тог­ра­фии в школь­ную га­зету на­вер­ня­ка хра­нять­ся в мо­ей ста­рой квар­ти­ре… Квар­ти­ре, где мы жи­ли с Чар­ли и Ли­кой, ко­торая боль­ше не объ­яв­ля­лась.
На гла­зах на­вора­чива­ют­ся сле­зы. Ве­рони­ка со стра­хом смот­рит на ме­ня, не по­нимая, чем мог­ла ме­ня за­деть. У ме­ня сно­ва на­чина­ет­ся ис­те­рика! Я лишь вспом­ни­ла о Чар­ли… 
- Алекс, что слу­чилось? Я что-то не то ска­зала? Я на­пом­ни­ла те­бе о чем-то? Алекс? – спра­шива­ет в па­нике де­вуш­ка, а я мо­таю го­ловой. И как ей объ­яс­нить?
- Прос­то мои статьи в квар­ти­ре, где был Чар­ли… - сло­ва да­ют­ся тя­жело, а пос­ле про­из­не­сен­но­го име­ни сле­зы с но­вой си­лой хлы­нули из глаз. «Вот и ко­нец тво­ему спо­кой­ствию» - го­ворит го­лос внут­ри го­ловы, он сно­ва вер­нулся! 
- Гос­по­ди, прос­ти. Сей­час я по­зову вра­ча, - она все по­нима­ет, а по­том ку­да-то ухо­дит, но мне уже все рав­но. 
Сно­ва чувс­твую оди­ночес­тво, в го­лове про­носят­ся все мо­мен­ты не толь­ко с Чар­ли, но и с ро­дите­лями и от это­го ста­новит­ся еще ху­же! Го­лова на­чина­ет бо­леть, сер­дце опять силь­но бь­ет­ся и ста­новит­ся очень хо­лод­но…Нас­толь­ко хо­лод­но, буд­то этот хо­лод окон­ча­тель­но пы­та­ет­ся до­бить ме­ня! Ку­да еще до­бивать!? Не­чего боль­ше до­бивать! 
Че­рез нес­коль­ко ми­нут при­бега­ет мед­сес­тра и врач, а по­том сно­ва этот ужас­ный укол и я за­сыпаю. 

Про­ходит ме­сяц.
Моя под­ру­га ста­ла при­ходить ре­же, так как мой пси­хи­атр зап­ре­тил ей. Мне не ста­новит­ся луч­ше, я иног­да все рав­но пла­чу во сне, а про кош­ма­ры прос­то ни­кому не го­ворю. Го­лос не про­пада­ет, и мне ка­жет­ся с каж­дым днем ста­новит­ся все ху­же и ху­же, мис­тер Грэг го­ворит, что моя деп­рессия сно­ва на­чина­ет­ся. При сло­ве «деп­рессия» я ус­ме­ха­юсь и ло­жусь на кро­вать, от­во­рачи­ва­ясь от вра­ча. Он тя­жело взды­ха­ет, а по­том ухо­дит. Этот муж­чи­на уже ус­тал от мо­их веч­ных прис­ту­пов, но у не­го та­кая ра­бота, сам вы­бирал. 

Про­ходит еще три ме­сяца. 
Я на­учи­лась скры­вать свои ноч­ные ис­те­рики, врач счи­та­ет, что мое сос­то­яние ста­новит­ся луч­ше. Ве­рони­ка ра­ду­ет­ся, что мо­жет при­ходить ко мне ча­ще и раз­го­вари­ва­ет со мной. В шко­ле уже дав­но про ме­ня за­были, у школь­ной сви­ты по­пол­не­ние. 
- Его зо­вут Джек­сон Блэк, и он прав­да хо­рош со­бой, так что я не удив­ле­на, что они с ним под­ру­жились, - рас­ска­зыва­ет но­вос­ти моя под­ру­га. 
Ус­лы­шав зна­комое имя, я ле­гонь­ко ус­ме­ха­юсь, ведь то­же не осо­бо удив­ле­на этой но­вос­ти. Та­кие пар­ни, как он всег­да най­дут нуж­ную ком­па­нию и в не­го сто про­цен­тов пол шко­лы влю­билось, это слиш­ком оче­вид­но. Ин­те­рес­но, Джек рас­ска­зал про на­шу пер­вую встре­чу, что­бы еще боль­ше за­во­евать до­верие сви­ты? 
Ве­рони­ка про­дол­жа­ет рас­ска­зывать и спра­шивать ме­ня что-то, а я от­ве­чаю, иног­да ле­гонь­ко улы­ба­юсь. Она го­ворит, что при­несет мне гель для губ, ведь на них сов­сем уже не­воз­можно смот­реть, а я не со­бира­юсь ее от­го­вари­вать. Хоть что-то мое бу­дет в мо­ей бе­лой па­лате. 

Про­ходит еще че­тыре ме­сяца. 
Мне раз­ре­ша­ют гу­лять во дво­ре боль­ни­цы, где мно­го де­ревь­ев и боль­шая сте­на из бе­тона с ка­мера­ми, что­бы боль­ные не мог­ли сбе­жать. Мис­тер Грэг счи­та­ет, что еще чуть-чуть и мы из­ба­вим­ся от мо­ей деп­рессии, и я смо­гу ско­ро уй­ти из не­навис­тной боль­ни­цы. Ве­рони­ка у­еха­ла в Лос-Ан­же­лес, она все-та­ки уго­вори­ла по­дать ме­ня до­кумен­ты в уни­вер­си­тет жур­на­лис­ти­ки и те­перь, до­воль­ная, ищет для нас квар­ти­ру. Ме­ня чес­тно ра­ду­ет но­вость, что на бли­жай­ший год у ме­ня есть пла­ны. Но проб­ле­ма в том, что на са­мом де­ле мне все рав­но. 
Я ни­чего не хо­чу. Мне да­же уже все рав­но, где жить: в квар­ти­ре с под­ру­гой или в бе­лой мяг­кой ком­на­те. Мои кош­ма­ры ста­ли од­но­тип­ны­ми, те­перь я прос­то про­сыпа­юсь в по­ту и не мо­гу зас­нуть. Боль­ше нет слез, нет бо­ли, ни­чего внут­ри нет. Ви­димо мне да­ют от­дых от бо­ли и мыс­лей о ро­дите­лях с Чар­ли или я прав­да сми­рилась с веч­ным оди­ночес­твом.

Про­ходит ме­сяц. 
Мис­тер Грэг «ра­ду­ет» ме­ня но­вос­тя­ми, что я пе­рево­жусь в дру­гую па­лату, ко­торая боль­ше по­хожа на обыч­ную ком­на­ту. И как я за во­семь ме­сяцев не за­была об обыч­ной жиз­ни? Точ­но, у ме­ня же есть Ро­ни, ко­торая рас­ска­зыва­ет мне все. 
Го­лос в го­лове иног­да по­яв­ля­ет­ся, но не нас­толь­ко силь­ный и жес­то­кий, что­бы до­вес­ти ме­ня. Я хо­рошо дер­жусь и иг­раю хо­рошо за­учен­ную роль. Раз все ве­рят, что мне луч­ше, зна­чит у ме­ня неп­ло­хо вы­ходит. Моя под­ру­га при­носит мне компь­ютер, что­бы я на­писа­ла статьи для пос­тупле­ния в уни­вер­си­тет, зна­чит еще чуть-чуть и ме­ня вы­пус­тят из этой боль­ни­цы. Мне нра­вит­ся мысль, что я смо­гу у­ехать от­сю­да и на­чать все за­ново… 
Вот толь­ко слож­но. Я по­нимаю, что моя жизнь вро­де на­лажи­ва­ет­ся бла­года­ря мас­ке, ко­торую я на­дела, но… Это ведь не я. Я прос­то сми­рилась с тем, что на­до пы­тать­ся жить. Все ра­ды, а мне те­рять все рав­но не­чего, все уже дав­но по­теря­но...

Про­ходит три ме­сяца. 
Моя пыт­ка за­кон­че­на. Пос­ле го­да ле­чения в боль­ни­це, все уве­рены, что у ме­ня нет пси­хичес­кой трав­мы и мне боль­ше не боль­но. И это так, но я прос­то ни­чего не чувс­твую. Да, я сно­ва мо­гу об­щать­ся с людь­ми, улы­бать­ся, рас­ска­зывать о сво­ем прош­ло, но ник­то не за­меча­ет, как иног­да мой взгляд ста­новит­ся от­сутс­тву­ющим, буд­то стек­лянным.
- Спа­сибо за все, мис­тер Грэг, - бла­года­рю его ра­ди при­личия и по­жимаю ру­ку. Он по-доб­ро­му улы­ба­ет­ся мне, в его гла­зах мож­но уви­деть ра­дость и гор­дость за то, что он смог по­мочь мне. Те­перь я еще де­лаю лю­дей счас­тли­вее с этой мас­кой. 
- Уда­чи, Алекс, - го­ворит он и мы про­ща­ем­ся. На вы­ходе ме­ня ждет Ве­рони­ка, ко­торая чуть ли не пры­га­ет и не виз­жит от ра­дос­ти. «Она, как ре­бенок» - ду­маю я, смот­ря на нее. 
Я на­тяги­ваю свою са­мую ра­дос­тную улыб­ку и под­хо­жу к под­ру­ге. Она не вы­дер­жи­ва­ет и под­бе­га­ет ко мне, а по­том креп­ко об­ни­ма­ет ме­ня. Я все еще улы­ба­юсь, об­ни­мая ее, а по­том мы от­пуска­ем друг дру­га. 
- У те­бя по­лучи­лось! Те­перь мы ис­полним все на­ши пла­ны! – ра­дос­тно го­ворит моя под­ру­га. Мы вмес­те вы­ходим из боль­ни­цы и нап­равля­ем­ся к ма­шине Ве­рони­ки. 
Все и прав­да идет по на­шему пла­ну, сей­час мы по­едем в мою ста­рую квар­ти­ру, а че­рез нес­коль­ко не­дель уже уле­тим в Лос-Ан­же­лес и доб­ро по­жало­вать в но­вую жизнь! 
- Ты же пом­нишь, что ес­ли что сра­зу зво­ни мне. – Ког­да мы подъ­ез­жа­ем к мо­ему подъ­ез­ду, го­ворит под­ру­га. Все вок­руг на­поми­на­ет о Чар­ли, но я хо­рошо дер­жусь и спо­кой­но про­дол­жаю смот­реть на Ве­рони­ку. 
- Хо­рошо, но пе­рес­тань так вол­но­вать­ся! Со мной все в по­ряд­ке, до встре­чи в а­эро­пор­ту, - до­воль­но от­ве­чаю я, но по­том ви­жу воз­му­щение и ра­дость на ли­це под­ру­ге. Ес­ли бы она зна­ла, как у ме­ня внут­ри что-то над­ры­ва­ет­ся от вос­по­мина­ний, а го­лова нем­но­го бо­лит. 
- Эй! Зав­тра, ког­да в шко­ле за­кон­чатся за­нятия, я при­ду к те­бе и мы пой­дем в мое лю­бимое ка­фе! И воз­ра­жения не при­нима­ют­ся! – го­ворит де­вуш­ка, а я за­каты­ваю гла­за. Из-за то­го, что я ле­жала в псих-боль­ни­це мне за­ранее да­ли сдать все тес­ты в шко­ле, по­это­му я мо­гу спо­кой­но ждать, ког­да моя под­ру­га за­кон­чит шко­лу и мы по­едем в Лос-Ан­же­лес. 
- Как с то­бой пос­по­ришь? До зав­тра! – от­ве­чаю я и зак­ры­ваю двер­цу ма­шины. Ве­рони­ка ждет, ког­да я зай­ду в подъ­езд, а по­том у­ез­жа­ет. 
Улыб­ка и хо­рошее нас­тро­ение про­пада­ет с мо­его ли­ца, и я нес­ме­ло иду к сво­ей квар­ти­ре. Внут­ри все сжи­ма­ет­ся от вос­по­мина­ний… 
Вот она дверь, ко­торую я от­кры­ваю клю­чом. За­хожу внутрь со­вер­шенно пус­той квар­ти­ры и на гла­зах на­вора­чива­ют­ся сле­зы. Я са­жусь у две­ри, ог­ля­дыва­ясь вок­руг. Вот и все. 
Я вер­ну­лась в обыч­ную жизнь толь­ко те­перь с веч­ной мас­кой на ли­це. 
Этот год в боль­ни­це точ­но из­ме­нил ме­ня.



DaisyPariven

Отредактировано: 05.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться