Танцующая со зверем: Предсказание

Размер шрифта: - +

Глава 3

Через пару дней я уже ехала в комфортабельном автобусе на празднество весеннего равноденствия в город Сигишоара. Конечно, сначала планировался Рымнику-Вылча, но там началась какая-то непонятная эпидемия: за три дня умерло двенадцать человек,  поэтому директор профилактория переменил маршрут. Сигишоара был расположен не дальше Рымнику-Вылча, только ехать предстояло через Карпаты.

- Там намного интереснее, - радовалась Анна, постоянно рассказывая мне какие-то легенды Румынии по дороге в город. – Я была там раза два, но впечатления не передать. Тебе понравится, поверь мне.

- Это уж точно,- уныло выдала я, уставившись в окно на проскальзывающий мимо пейзаж.

Горы, горы, горы… По сравнению с постоянной равниной, к которой я привыкла с детства, ландшафт Румынии казался чем-то сказочным. Мне всегда думалось, что горы – это некие безликие глыбы камня, отчужденно проживающие свой нескончаемый век где-то в сторонке. Увидев их воочию, я поняла, как глубоко заблуждалась. Не знаю, как другие каменные стражи, но Карпаты были достойны преклонения. Они возвышались могучими исполинами и тянулись ломаной линией по обе стороны от дороги, выступая надежными стражами. Не заметно для себя, я залюбовалась ими и даже немного расстроилась, когда на горизонте показались крыши домов города. Возникало такое чувство, что Карпаты каким-то странным образом связанны с моей жизнью, что, если бы они могли разговаривать, то сообщили мне очень много.

Автобус высадил нас почти рядом с центром города, на специальной площадке, оборудованной исключительно для этого праздника. Пассажиры с улыбками на лицах покидали салон, предвкушая грандиозное веселье. Не удивлюсь, если многие постояльцы профилактория сегодня напьются вина до песнопений или, того больше, до штормового предупреждения. У меня же в душе снова возникло какое-то нехорошее предчувствие. Я решила отогнать его верным способом: завязать разговор с Анной.

- А как называется праздник? – спросила я, беря ее под руку.

Все-таки не хорошо не знать, ради чего ты сюда приехал.

- День первого цветения нимфеи, - отозвалась та, с нескрываемым восхищением рассматривая красочно украшенные улицы и дома.

- Чего? – Я едва не подавилась собственным смехом. – И я тащилась сюда ради такой дури?! Что за бред? Как ты там сказала, нин… нмии…

- Нимфеи, - недовольно отозвалась та. – Чего непонятного!

- И что это значит? – окончательно скисла я.

Анна тяжко вздохнула.

- Водяная лилия, - начала пояснять Анна, - очень красивая, но растет в большинстве на болоте. Если повезет, и ты кому-нибудь сегодня приглянешься, то тебя им наградят. У них такой обычай…

- Не надо такого счастья, - недовольно перебила я. – Нужно было раньше у тебя узнавать, что это за мероприятие, и оставаться в «Качулате».

- Кэт, это очень весело, поверь мне! – улыбнулась Анна, обнимая меня за плечи.

Ее радости я не разделяла, даже наоборот, настроение мое ухудшилось. Только в Румынии будут праздновать такое событие, как цветение этой нимфеи. Да, не перестаю удивлять этой странной и загадочной стране. Но еще большее разочарование я испытала, когда, оказавшись на главной площади города, увидела, что нимфея – это ни что иное, как обычная белая кувшинка. Да, вечер убит полностью.

С нескрываемой маской уныния на лице, я наблюдала за веселящейся толпой. Люди смеялись, поздравляли друг друга, танцевали – все вокруг были счастливы так, словно этот праздник ни в чем не уступал Новому году. Но, несмотря на то, что, на мой взгляд, все выглядело до абсурда нелепо, какая-то одухотворенная атмосфера наполнила этот маленький, древний городок.

Оглашая всю площадь нежными мотивами, играли музыканты, облаченные в костюмы трубадуров, уличные акробаты на разных концах площади выделывали такие чудеса, что просто дух захватывало даже у меня, а позже, как сообщила мне Анна, должно выступить костюмированное шоу. Одним словом – в воздухе витал дух средневековья, и это захватывало. Я не такая деревянная, какой хочу казаться, просто мои друзья вряд ли бы поняли, если бы я стала выражать словами прошлой эпохи, хотя, иногда мне этого очень хотелось. Но приходилось подстраивать под всех, чтобы не стать изгоем общества. Видимо, в этом и состоит будущий крах нашего поколения – мы перестали ценить красивую и степенную речь, опустившись до примитивного сленга и нелепых сокращений.

Еще раз обведя внимательным взглядом заполненную людьми площадь, я обернулась к Анне, которая уже протягивала мне небольшой деревянный кубок.

- Такого чудесного вина ты еще нигде не попробуешь, - проговорила она, пригубив свой кубок. - Причем бесплатно.

Я хмыкнула. От горячительных всегда сложно отказываться, а на бесплатное пиршество тянет не только мух.

Сделав внушительный глоток из своего кубка, я отметила, что вино действительно было восхитительным, так что уже через два бокала этого напитка я захмелела. Веселье потихоньку начинало захватывать в свои сети и меня, а, когда на невысокую сцену вышла большая команда танцоров в национальных одеждах и стала воспроизводить народные танцы, я не смогла устоять на месте. Слегка пританцовывая, я с восхищением смотрела на сцену, думая о том, что нашему хореографу это бы понравилось. Но что в этом проку теперь, когда из «Amaks’а» меня выгнали, там мне никогда уже не танцевать. Хотя, моя нога почти не болела, и я питала робкую надежду начать все сначала. Нет, не возвращаться в труппу, как подбитая собака, а начать новый путь в ином коллективе. Возможно, даже успешнее, чем «Amaks». Я терпеливый человек, трудности меня не пугают.



Гали Коман

Отредактировано: 23.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться