Танцующая в темноте

Размер шрифта: - +

12 глава

Бекки не могла оторвать взгляда от Тони, освещённого лунным светом. Она боялась, что парень окажется сном или простым миражом.
  Он жив. Тони, жив... Но она же слышала последний удар его сердца. Видела, как в зелёных глазах угасла жизнь. Нет. Она успела. Она его спасла!
  Как во сне, Тони повернулся к ней лицом, на котором было волнение, быстро сменившееся радостью. Бекки улыбнулась в ответ, а из карих глаз текли слёзы счастья.
  Неожиданно, совсем близко, она уловила ритм сердца, казавшийся таким родным... Каждый стук проникал в душу, намереваясь остаться там на веки...
  Бекки подумала, что это сердце Тони, но она отмахнулась от этой мысли, потому что он вампир. Его сердце умерло...
  Улыбка исчезла с её лица. Где-то глубоко внутри её разъедало чувство вины, и ей было больно от того, что Тони стал вампиром - не по своей воле. И... она не хотела ему такой участи... Но это случилось... и... она благодарила небеса, куда ей уже давно нет дороги и никогда не будет, что Тони жив.
  Бекки сделала один неуверенный шаг к любимому, но остановилась...
  - Бекки, - осторожно позвал Тони её. Оставаясь на месте, он протянул девушке руку. В этот момент сердце забилось быстрее... Но Бекки проигнорировала его. Она перевела взгляд на руку парня и потом снова посмотрела в зелёные глаза с красными краплениями. Больше всего ей сейчас хотелось только одного оказаться в крепких и надёжных объятиях Тони, что она и сделала, преодолев разделяющее их расстояние.
  - Прости, - дрожащим голосом промолвила она, обнимая Тони крепко-крепко. - Прости...
  - Бекки, всё хорошо. Я здесь, с тобой, - он взял ее лицо в свои ладони, посмотрел в глаза. - Всё хорошо.
  - Нет...
  Тони не дал Бекки договорить, накрыв ее губы своими, нежным, долгим поцелуем, заставляя забыть обо всём на свете...
  - Тони... - тихо произнесла она имя парня, когда вскоре они прервали поцелуй от нехватки кислорода.
  Тони вытер пальцами слезы на щеках любимой.
  - Бекки, ты должна знать кое-что о Елене...
  - Ты разрушила мою жизнь! - за спиной Бекки раздался знакомый женский голос, перебивший парня.
  Тони сразу загородил девушку собой. Что-то ему подсказывало, что Елена пришла не только обвинениями бросаться.
  - Я разрушила твою жизнь? - спросила Бекки, не понимая, о чём говорит её бывшая подруга. Она хотела подойти к блондинке, чтобы, наконец, поговорить, но Тони крепко сжал руку, давая понять, чтобы она оставалась на месте. - О чём ты говоришь?
  - Ты убила Пауло! Моего Пауло! - голос Елены сорвался на крик, и в глазах стояли слёзы боли.
  За свою недолгую вампирскую жизнь Бекки убила не мало людей, которых людьми-то не назовёшь, но одного человека она до сих пор помнила. На второй день после обращения, и потом побега от Дантэна, она была сильно голодна, и на пути ей случайно попался одинокий прохожий... Высокий парень двадцати пяти лет с тёмными недлинными волосами, шоколадными глазами, в которых было столько жизни...
  - Елена, мне очень жаль... - печально проговорила Бекки. Ей было больно, что она причинила кому-то страдания.
  - Мне не нужна твоя жалость! - прошипела блондинка. По её щекам текли слёзы, но она не замечала их.
  - Елена, тебе лучше уйти! - настойчиво сказал Тони. - Тебя разыскивают!
  - Ненавижу!!! - прорычала вампирша. Бекки заметила, что в руке Елены блеснула сталь небольшого кинжала, сделанного из серебра. Бекки знала, что он заколдован. Кинжал был предназначен для устранения вышедших из-под контроля вампиров, как и новообращённых вампиров, потерявших своё я.
  И сейчас Елена смотрела со всей ненавистью на Тони.
  Только не это... - подумала Бекки, поняв намерения той.
  Вторая попытка может оказаться последней...
  С вампирской скоростью, она заслонила Тони собой. Он с удивлением взглянул ей в глаза. Бекки тут же почувствовала резкую, обжигающую боль в спине. Всё тело парализовало. Глаза накрыла чёрная пелена, и шею будто сдавило петлёй, не давая сделать даже одного глотка воздуха. И звенящая тишина не пропускала ни одного звука...
  Боль постепенно стала уходить и перед тем как тьма забрала в свои холодные когти, Бекки где-то далеко услышала голос любимого умоляющего не покидать его.
  Она пыталась... Очень. Она просила, умоляла дать ещё один шанс. Для её и Тони шанс. Но всё было тщетно...
  Темнота поглотила её...
 
 
  Она сидела под деревом, прислонившись к нему спиной, вслушиваясь в тихий шелест листьев и пение птиц. На ней было платье светло-кремового цвета, красиво отделанное замысловатыми рисунками из бисера. Каштановые распущенные волосы, волнами струились по спине. А голову украшала небольшая серебристая диадема, сверкающая при лучах солнца.
  Вдохнув теплый летний воздух, Бекки открыла глаза. На душе было так спокойно и легко, но сердцу чего-то не хватало... Чего-то родного и неуловимо-прекрасного...
  - Дочка, - девушка услышала знакомый голос, который заставил вскинуть голову, и она увидела своих родителей, шедших к ней. Они были такими, какими она их запомнила, когда видела в последний раз - живыми...
  - Мама, папа... - выдохнув, промолвила Бекки. Слёзы радости брызнули из её глаз. Быстро встав, она приподняла подол платья, чтобы, не запутавшись в нём потом не упасть, побежала к дорогим ей людям на встречу, и, всхлипывая, крепко обняла их обоих.
  - Ну, всё-всё, доченька,- успокаивающе сказала женщина, поглаживая её по спине.
  - Я так по вам скучала, - проглотив вставший ком в горле, проговорила Бекки.
  - Мы тоже по тебе скучали, - отозвался её отец. Бекки отстранилась от родителей, чтобы ещё раз посмотреть на добрую и заботливую маму, и строгого папу. - И мы всегда были рядом с тобой.
  - Да, милая, всегда, - подтвердила женщина слова мужа, и с нежностью провела ладонью по щеке девушки.
  - Но я... я же... - Бекки не смогла договорить от вновь подступившего комка в горле.
  - Доченька, неважно кем ты стала. Ты всё равно остаёшься нашей дочерью. Всегда это знай! - Бекки ни на йоту не сомневалась в словах матери. Никогда не сомневалась. - И Бекки, ты не умерла.
  - Что? - удивилась Бекки. Она перевела взгляд карих глаз на отца, который тут же кивнул.
  - Разве ты ничего не слышишь? - спросила женщина, не давая времени на раздумья.
  - Что я не слышу? - Бекки никогда не нравилось, когда мама начинала говорить загадками. Но что она могла не слышать, кроме, как прекрасных переливов птиц, сидевших на ветках деревьев, легкового летнего ветра приносящего с собой ароматы садовых цветов. Что она ещё должна услышать?..
  - Закрой глаза, - женщина взяла руки дочери в свои. Бекки не стала перечить матери, поэтому она послушно закрыла глаза. - Прислушайся душой и сердцем к тому, что тебя зовёт. Кто тебя зовёт.
  - Я ничего не слышу, - почти сразу пробормотала Бекки, чувствуя себя в этот момент очень глупо.
  - Ты даже не пыталась, - заметила женщина. Сжав руку, она дала понять, что рядом. - Только прислушайся, и ты всё поймешь.
  Бекки вздохнула. Спорить с матерью было бесполезно. Поэтому она попыталась снова услышать то, чего по её мнению нет и быть не должно...
  Бекки казалось, что прошла целая вечность, и она хотела уже снова сказать, что ничего не слышит, как вдруг откуда-то издалека раздалось еле уловимое... биение сердца... Такое знакомое и... родное...
  Всем своим существом она потянулась к этому медленному, но очень притягательному ритму, который звал, манил к себе и... он был ей нужен... как глоток свежего воздуха...
  Бекки открыла глаза. Счастливые дорогие ей люди смотрели на неё. Женщина кивнула, что единственная любимая дочь отыскала то, что нужно.
  Всё вокруг стало растворяться, превращаясь в белую дымку, как и её родители. Когда через мгновение всё стало белым туманом, до Бекки донесся ласковый и тихий голос матери.
  - Мы любим тебя. Будь счастлива.
 
  Она лежала на кровати, не смея пошевелиться. Малейшее движение причиняло ей резкую боль, а в особенности в спине, от нанесённого удара кинжалом. Ещё горло горело огнём от голода.
  Бекки с трудом проглотила ком, вставший в горле, и открыла глаза, чтобы увидеть того, кому принадлежало биение сердца, которое продолжало звать к себе...
  Комната была погружена в полумрак, но взгляд Бекки сразу наткнулся на парня, спящего в кресле. Она была безумно рада, что с Тони всё хорошо. Но стук его сердца, её приводил в растерянность. Как такое может быть?.. Как?
  Тони пошевелился во сне, и, разлепив сонные глаза, посмотрел на неё, а когда понял, что любимая очнулась, то сон, как рукой сняло. Парень в тот же миг оказался рядом с ней. И осторожно взял руку её в свою, а другой нежно провёл по волосам, и, волнуясь за девушку, спросил:
  - Малыш, ты как?
  Бекки от переполняющего её счастья не могла сказать и слова. И от прикосновений Тони, боль даже немного отступила...
  - Бекки? - позвал он девушку, не понимая, почему она молчит.
  - Я в порядке, - тихим голосом произнесла Бекки, улыбнувшись. - Правда. Ты же здесь.
  - Да, я здесь, - Тони с нежностью сжал её руку. - Но я тебя чуть не потерял. Ещё бы немного... - он не смог договорить. Ему было больно вспоминать те минуты, когда жизнь Бекки висела на волоске...
  - Всё хорошо.
  Она с трудом подняла руку и ладонью прикоснулась к щеке Тони, и от этого его сердце забилось быстрее.
  - Кажется, это ты у нас больная, и значит, я должен тебя лечить и утешать, - улыбнулся он уголками губ, а потом снова стал серьёзным. - И, кстати, о лечении... - он взял с прикроватной тумбочки маленькую стеклянную бутылочку. - Кассандра сказала, что тебе это надо сразу выпить, как только ты очнёшься.
  - Что это? - спросила Бекки, разглядывая замысловатые рисунки на сосуде.
  - Твоё лекарство, - Тони откупорил бутылочку, и по комнате расползся сладковатый аромат жидкости. - Оно снимет боль, и рана быстрее заживёт.
  Парень поднёс бутылочку к губам вампирши и она выпила всё до последней капли. Лекарство оказалось немного обжигающим, несмотря на то, что было прохладным, но приятным на вкус. А кровь, оказавшаяся в лекарстве - притупила чувство голода.
  Тёплое пламя медленно растекалось по телу. Бекки хотелось немного расслабиться, хоть ненадолго забыться, но Елена всё не уходила у неё из головы...
  Она открыла глаза и, гладя в зелёные глаза брюнета, спросила:
  - Тони, а Елена. Где она?
  Тони нахмурился, на доли секунды замявшись, но потом выдохнул, и сказал:
  - Она нас больше никогда не побеспокоит.
  Смысл его слов, Бекки сразу поняла, но хотела, чтобы он сам озвучил это, поэтому она выжидающе смотрела на него.
  - Арон освободил её от ненависти и страданий... - вампир замолчал, а потом добавил: - Надеюсь, она сейчас в лучшем мире.
  - Да. Для неё это лучший вариант... - согласилась Бекки с ним. Но всё равно чувство вины снедало изнутри. Стало тоскливо и одиноко... и так холодно...
  - Тони, пожалуйста, обними меня, - глухо попросила она его.
  Тони, видя, что Бекки плохо, лег рядом и крепко обнял её, притянув  голову девушки себе на плечо. И она немного расслабилась, положила руку ему на грудь и стала вслушиваться в медленный ритм его сердца, которое с каждым ударом проникало ей в душу.
  - Тони, - неуверенно позвала Бекки парня. После недолгих раздумий и терзаний вампирша решилась узнать всё ли в порядке у неё с головой?..
  - Да, милая, - отозвался он, перебирая её каштановые волосы.
  - Я, наверное, схожу с ума...
  - Почему ты так решила?
  - Это, наверное, бред... но я слышу, как твоё сердце бьётся...
  Тони замер, и его сердце пропустило удар.
  - Это не бред, Бекки.
  - Что? - спросила Бекки. Подняв голову, она посмотрела на любимого, светившегося от счастья.
  - Я твоя вторая половинка, - мягко сказал Тони, убрав выбившуюся прядь волос за ухо любимой, - поэтому ты слышишь моё сердце, и я твоё слышу.
  - Ты слышишь моё сердце? - воскликнула Бекки резко сев в кровати, не замечая появившуюся боль в спине. Она смотрела на брюнета широко раскрытыми от удивления глазами. - Но мы же...
  - Вампиры, - закончил за неё Тони. Сев, он положил руку ей на талию и притянул к себе, а другой прикоснулся к щеке, глядя в карие глаза. - Я тоже сначала не поверил, но это такое счастье, Бекки, слышать, как твоё сердце бьётся, как отвечает мне, - хриплым голосом сказал он, и нежно поцеловал её.
  Обвив руками шею любимого, она прижалась к нему, отвечая на поцелуй. И с каждым стуком его сердца, Бекки будто просыпалась от долгого сна. Но она чувствовала, что для полного счастья не хватало только одного... Они оба знали, что им было нужно... Но ещё не произнесли это вслух...
  Прервав поцелуй, они отстранились друг от друга буквально на сантиметр.
  - Я люблю тебя, - прерывисто прошептала Бекки, утопая в омуте изумрудных глаз.
  - Я люблю тебя, - произнёс Тони в унисон, глядя с безграничной любовью в карие глаза.
 
КОНЕЦ



Елена А. Шестакова

Отредактировано: 13.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться