Танцующие на цветах

Font size: - +

Танцующие на цветах

Сия история похожа на сказку или легенду, а может простой рассказ. В этом вопросе каждая душа одинока. Но оттого она свободно витает по строкам, не скованная чужим мнением или точным ответом.

Событие сие оставило за собой столь много чувств, сколько раскрывается цветов на широком поле. Одни считают его поучительным, другие трагичным, кто-то осквернённым, некто даже романтичным, а то и волшебным.

Пусть всё случилось много лет назад, история не забылась. Не то чтобы она такая необычная, просто время от времени по миру пробегает ветерок и шепчет:

«Цветы... Цветы снова увяли...»

И все, кто слышат его, спешат найти цветочное поле, некогда бывшее пышным и красивым, но в один миг ставшее сухим и тусклым, словно смерть пробежалась по лепесткам. Сия маленькая история иногда повторяется, но уже не столь красочно, как в самый первый раз. Словно отголосок прошлых чувств напоминает миру о случившемся. И если её можно назвать мёртвой, то лучше будет подобрать слово безмолвная. История, в коей не нужны слова. Только танец, живой и прекрасный, тоскливый и одинокий.

За всю мою жизнь я множество раз слышал о ней. И теша себя надеждой, каждое утро бросал работу и спешил подняться в горы ещё до рассвета. Сегодня так же окутан идеями, предчувствуя нечто необычное. Словно сам ветер танцует. Настолько заворожённый мыслью увидеть всё своими глазами, я забываю прихватить с собой еду и краски, но не холст. Я скромный художник, чьи скромные картины никому не кажутся интересными. Когда глаза занятых или наслаждающихся праздностью горожан скользят по ним неживыми взглядами, на душе становится холодно. Они даже не стараются понять изображённых чувств, не понимают, как с каждым холстом опустошается душа человека, давшего жизнь своему творению. Но это всё пустое.

Гора возвышается над городом и скрывает за собой небольшой холм. Солнце восходит за ними и первыми одаряет лучами, а уже после лениво освещает и пробуждает город. И как всегда меня в нём в столь раннее время нет. Пробираясь сквозь лес и вдыхая сочные запахи, я раздумываю, какие картины следует изобразить, когда вернусь.

Я никогда не знал особого желания водить кистью по холсту. Как и любого другого желания, присущего человеку. Научиться чему-нибудь, найти интересную работу, принести пользу городу, завести семью. Всё это мирское кажется ещё более далёким, чем небольшая, но красочная легенда. Она словно пробуждает из мрачного сна. И кажется, увидь я её своими глазами и наконец дыра в груди расцветёт ярким бутоном. Но пока чуда не случилось, приходится влачить существование в однокомнатном доме наедине с насыщенными, но словно безжизненными красками. И разукрашенные ими холсты хранят в себе пустое уныние, простой способ показать, что их создатель жил.

Наконец взобравшись на холм, я закрываю лицо руками. И нерадостные мысли исчезают, подхваченные прохладным ветром.

Ослепительный свет озаряет спящие цветы, раскрашивает небо в оттенки искренних красок. Смесь чёрного и белого рождает жизнь. Короткую, но на которую не жаль променять множество подобных моей. В каждом скользящем по тёмным уголкам лучике чувствуется тепло. Один из них, словно проскальзывает в дыру на моей груди, но не найдя что осветить, спешит дальше. Цветы неспешно пробуждаются.

Сбросив пыльные ботинки и старую накидку, неспешно спускаюсь в бесконечный край свободы и счастья. Здесь ты никто. Просто такой же цветок, в моём случае сорняк, но и ему здесь рады. Такова суть свободы просторного поля. Меня обволакивают горькие и сладкие запахи. Сердце трепещет от восторга и я улыбаюсь. Эмоции впервые пронизывают меня настолько глубоко.

Словно не взяв с собой искусственные краски, я наконец смог освободиться.

И верно. Только однажды человеку довелось увидеть легенду краем глаза. Он уже давно умер, но успел поведать обо всём. Он проезжал в телеге, запряжённой двумя лошадками мимо редколесья, за которым виднелось поле. Тогда он и заметил какие-то тени, скользящие по траве. Небо было затянуто облаками, но сквозь них свет проливался дождём на землю. Только для двоих существ. Но этот человек не стал останавливаться, не желая отвлекать их. И всё же успел увидеть конец недолгой игры.

Поэтому, чтобы увидеть воплощение легенды, нужно отбросить всё человеческое, грязное и унылое. Освободиться и стать простым наблюдателем, который никому и ничего не расскажет. Только пару раз махнёт кистью по белоснежному полю, чтобы в первый и последний раз оно расцвело волшебной мыслью.

Невидимая стихия шелестит листвой и травинками, игриво срывает их, кружит с лепестками и возносит под облака. Они проплывают по чистым голубым небесам, отбрасывают непринуждённые тени. Бутоны переливаются под золотистым светом и тянутся к нему. Нежные ароматы смешиваются. И словно тихая, едва слышная мелодия проносится у холма. Душа парит и растворяется в её тёплых, ласковых переливах. Птицы щебечут, наполняя её звонкой трелью. Бабочки качаются на разноцветных лепестках.

Поставив холст и упав в царствие благоухающей природы, я пьянею от изящества бутонов, от которых душа раскрывается своими лепестками.

Ну разве можно передать сие великолепие одной лишь кистью, окунувшейся в десятки красок и ставшей чёрной? Нарисовать сие, словно опорочить.

Ветерок переплетает пряди волос, травинки щекочут ступни и ладони. Можно до самого вечера проваляться в чудном и спокойном мире.

Ах, уверен я! Увидь сокровище несчастные людишки, они бы не прониклись и долей красоты, не оживились бы глаза их, заблестели б только гневно. И растоптав невинные цветы, их ноги уходили прочь. И кто же здесь мертвее... я или они?



Акира Зарксис

#16447 at Fantasy
#1632 at Mystic / Horror

Text includes: смерть, искусство, дух

Edited: 29.04.2017

Add to Library


Complain