Танцы мертвых волков

Размер шрифта: - +

Крестовый король

Часть 4. Крестовый король

Игорь

Когда на дворе промозглая слякоть, в голову лезут темные мысли. Это закон.

В этом году было особенно тяжко, потому что лето как-то обогнуло город, оставив в сырости, отдав на растерзание бесконечным дождям. В такую погоду хорошо задернуть шторы, включить электрокамин и смотреть телевизор до одури, не высовывая носа на остывшие улицы. В это время не ходят по гостям, и к себе не приглашают. Бездомные прячутся в подворотни, псы забиваются в будки, кошки не высовывают носа из подвалов. Счастливчики пьют горячий чай c толстым кружком лимона, радуясь, что им не нужно мокнуть.

Я пил вторую кружку чая с лимоном, но счастливым себя не ощущал. В пальцах неприятно зудело, щеки горели, а в сердце расползалось черной кляксой неприятное чувство вины, как будто я был в чем-то виноват. Чая в кружке становилось все меньше, а стылая тоска по давно утерянным семейным узам крепла. Больше всего сейчас мне хотелось поговорить. С Олегом, с соседкой, с почтальоном или работником электросети. Пара фраз, ничего особенного… Привет… Как дела? У меня тоже все хорошо. И ледяная стенка непричастности к этому жестокому миру разбилась бы, оставив место слабой иллюзии человеческой теплоты.

Мои желания, как правило, не исполняются, но в этот самый момент дверной звонок затрещал простуженным кузнечиком. От неожиданности я подскочил на табуретке, а потом, с внезапной радостью бросился к дверям. Кто бы не пришел в такую погоду, буду ему рад.

Парочка, стоявшая на моем пороге, напоминала кошек, выпрашивающих свою долю «вискаса». За притворным дружелюбием трущегося о ноги животного всегда скрыто нетерпение и чувство собственничества. Это моя миска, еды, мой дом, и эти ноги, на которых я оставляю шерсть – тоже принадлежат мне. Ахтунг! Не трогать! Мое, твое, наше? Нет, мое. Только мое. Всегда было моим.

Девушка была красива. Она смахивала даже не на кошку – на сытую Багиру из старого мультфильма. Дай ей волю, и она растечется по постели уютной черной лужицей, откуда будут блистать только огоньки ленивых глаз. Попасть в лапки такой пантеры – мука. Женщина беда, женщина погибель… Вязкая, как болотная топь, такая же опасная и непредсказуемая в своей кажущейся безобидности. Таких дам берут штурмом, поют серенады под луной, бросают под ноги розы и меха. Все, что угодно за победу…. За победу, или за беду…

Ее спутник понравился меньше. Худенький паренек среднего роста, с хищным лазерным взглядом ищущего дозу наркомана. Он смахивал на дикого кота, заметившего беспечную пичужку. Даже улыбка была недоброй, неприветливой и холодной.

-Нам нужен Олег, - сказала Багира.

Уже тогда я подумал – добром эта встреча не кончится, но выпроводить их почему-то не решился. Девушка улыбалась так, что в сердце что-то заскреблось коготками, спина вспотела, а руки непроизвольно распахнули хлипкую дверь. Спустя мгновение мы сидели в кухне, пили чай с печеньем. Печенья и конфет дома много, это, в конце концов, моя профессия, предлагать людям сладости.

Девушку звали Юлией, парня – Никитой. И пока она рассказывала мне совершенно дикую историю, Никита осматривался, даже не пытаясь делать это незаметно. Взгляд у него был неприятный.

-Не думаем, что у Олега неприятности, - мягко сказала Юля. –Но ситуация складывается не в лучшую сторону. Олег, скорее всего, стал свидетелем преступления, и сейчас прячется. Ты давно его видел?

-Да не прячется он, - досадливо отмахнулся я. – Вчера приходил. У бабы он на даче, пока муж той где-то в командировке. Роман века, и все такое. А что? Он у нас комфорт любит, а баба эта из богатеньких.

-А дача где? – быстро спросил Никита.

-Да фиг его знает. Меня не приглашали.

-Игорь, - сказала Юля и положила свою ладонь на мой локоть. –Олега надо найти. Вы же продолжаете общаться, не так ли? Позвони и попроси с нами встретиться.

От ее прикосновения по коже побежали мурашки, но локоть я не убрал. Это было приятно. Девушки давно не трогали меня … так…

-Юль, - осторожно ответил я, - Олег появляется, когда ему хочется, и передо мной не отчитывается. Он даже на звонки не отвечает, я скидываю сообщения на автоответчик. Хочет – приходит, не хочет – не приходит.

-Но не все время же он на даче? – спросил Никита с заметным раздражением. Я пожал плечами. –Его же менты искали. Он что-то говорил об этом?

Я отвел глаза. Говорил, конечно, еще как говорил. Вчерашняя памятная ссора произошла как раз из-за этого. Тяжелый комок беспокойства за Олега крутился у меня в голове все время, с того самого момента, когда парочка милиционеров вышли из квартиры, а один остался караулить во дворе. Сквозь пыльное стекло подъезда молоденького мента было очень хорошо видно.

-Ты что, не видишь, что тебя пасут? – набросился я на Олега, едва тот вошел. –Во что ты вляпался?

-Не ори, - недовольно буркнул брат. –У меня и без того башка болит, как будто шар там катается бильярдный. Чего хотели то?

Я рассказал Олегу, но это его ничуть не взволновало. Он почти не слушал, мечась по квартире в какой-то подозрительной лихорадке, натыкаясь на стены, хватая и сразу выпуская из руки разные предметы: одежду, ручки, бумажки, словно ему было важно во что-то вцепиться на мгновение, ощутить реальность этого мира. Поначалу я даже испугался, поскольку все это напоминало панику загнанного в угол зверя. Потом наши взгляды встретились.



Георгий Ланской

Отредактировано: 24.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться