Танец бурь и клинков ч.1

Размер шрифта: - +

Северная граница Лариндельского леса

Выбежав из портала, Карус проверил ребёнка. Малыш дрожал. Он не плакал, не кричал, просто апатично смотря куда-то в голубое, бездонное небо, будто бы желал найти там самого Рамила-дракона. Он искал его всюду, проводя глазами по небу полному разно-формными перистыми облаками. Вдруг, его большие коричневые глаза посмотрели на Каруса и малыш улыбнулся. Эльф не смог не улыбнуться в ответ. В этих глазах не было страха, не было ненависти, только любовь и чистота. Однако в самом зрачке одного из глаз уже закралась краснота. Все таки Валкир не соврал. Улыбка эльфа тут же потухла как свеча, а взгляд опустился вниз, на ковёр из желтых листьев и осенних цветов. У самого Каруса не было детей, да и не испытывал никогда желания их завести, однако малыш замешал семя сомнения в его душу на этот счет. Странно, но к этому ребёнку он испытывал какую-то особую теплоту, даже, несмотря на то, что он был человеком. Людей эльфы всегда недолюбливали, по разным причинам, впрочем, не все. Ныне властвующий клан зелёного древа, в котором состоял и сам Карус, относился к ним вполне теримо.

Карус отряхнулся одной рукой и возложил ребёнка на мраморную плиту. Он завернул его в тряпки, оставшиеся от старой рубашки, сделав самодельную, пусть не очень качественную пелёнку из двух её рукавов. Ничего, мастера Ингира возможно нарядят его во что-то более чистое и изящное. Хотя, после затхлого запаха подземелья, запах рубашки был подобен ангельскому пению. После Карус направился дальше, к малому камню темпо-инверсии. Он был похож на цельную глыбу льда, длинной с три пня, стоящие один на другом. Однако свойства этого постамента, были прямо противоположны тому, что мог увидеть глаз. Таким образом, лёд не плавился, нагревая пространство вокруг. На этой глыбе льда Карус сидел ещё в детстве, в давние времена, когда люди только начинали набирать свою имперскую мощь или их тогда ещё не было на континенте, а появились они спустя пару сотен лет после этого. Всё было так размыто, что эльф не смог вспомнить наверняка. Подумать только, ведь это было так давно, почти две тысячи лет назад, но он и сейчас помнил, как забирался наверх по выбоинам и как клал на камень свои маленькие ножки и теребил гладкую ледяную поверхность. Он и сейчас прикоснулся к нему и к нему сразу вернулись воспоминания. Он вспомнил картину из давнего прошлого, как они с давним другом Валмиром, эльфом с которым они вместе росли, проводили тут практические занятия с учителем магии и логики. Он задал обоим магам задачку, расколдовать загадочный пень. Как же долго они с ним возились, пока не поняли, что это не под силу никому из живущих… Карус улыбнулся, вспоминая. Как будто это всё было вчера. Ещё одно его воспоминание коснулось этого места, но уже намного более позднее. В этот раз он вспомнил, как он целовал свою возлюбленную Рию, прямо у этого пня, а потом, на нем они предались любовным утехам. Эльф улыбнулся. На камне не было слишком горячо для того, что бы комфортно сидеть и, холодно тоже не было и влюблённым тогда показалось, что это место прямо создано для этого. Карус перевёл взгляд на существо у себя в руках. Это место в самый раз подходит для того, чтобы ребёнок не замерз и не обжегся. Идеальный баланс температур для человеческого организма. Эльф аккуратно уложил его на теплый лед и сделал шаг в сторону великого леса, дабы встретить одного из тех, кто непременно встречал его каждый раз, после подобного путешествия. Стоит сказать, что Карус не всегда сопровождал группу, но король тигров встречал многие из них, в большинстве из этих групп Каруса не было. Немного подождав, Карус направил свой взгляд в чащу. Теперь он явно чего-то ждал.

Спустя некоторое время в низкой, кустообразной листве появились два эльфа. Оба они были темноволосы и при длинных, уложенных причёсках, на них были шелковые, почти невесомые одеяния серо-зелёного цвета с рунами в виде зелёных деревьев и трав, разной зелёности на груди и рукавах. Кроме серых и зелёных оттенков на одеждах был и белый цвет, но преобладал именно зелёный. Белые, практически цельно, длинные сандалии, плавно переходили к зелёным оттенкам, набирая цвет каждый сантиметр вверх, окончательно зеленея лишь перед уходом за одеяние с рунами. Наплечники были зелены и украшены по своему периметру древесным стволом кремового цвета, от которого внутрь то и дело отходили листочки. Наручи с зелёным деревом по центру, были сделаны из лунного аметиста. (прим. – синий камень с внутренним синим свечением, по слухам в семь раз легче золота, и прочнее стали, но на деле не превосходит её. Лесные эльфы(Лариэнцы) добились ещё более радикального сплава аметиста с другими металлами и наручи были сделаны именно из него. У лесных эльфов аметист ночью является обычным лунным аметистом, а днем в нем преобладает зеленовато-золотые свечение. Лунный аметистовый внутренний цвет ночью почти во всех доспехах Лариэнцев из этого материала искусственно блокируется, дабы не привлекать лишнего внимания, но днем светит достаточно ярко золотом. Активировать ночной, лунный цвет от доспехов можно только магией, или во время месяца великого затмения, когда почти на месяц наступает безденье почти на всей планете, а на ночном небе появляется созвездие Рамил-дракон, собранное из множества других, самых ярких созвездий…)… Штаны у эльфийских гостей обладали, особенно серым оттенком, но тоже зеленели, заходя за пояс с бляшкой в виде лунно-аметистового листа, на котором также было гербовое зелёное дерево. Слева из-за локтей, выглядывали колчаны, наполненные стрелами, с покрашенным в зелёный цвет опереньем. На поясе справа, у каждого, будто под копирку, выделялся чехол с луком внутри, а слева, в одном и том же месте висел кинжал в ножнах, для ближнего боя. Сзади у обоих были плащи со снятыми капюшонами. Одеяния обоих отличались только тонировкой одеяния, а также цветом и формой зелёного дерева на груди. Эльф с более тёмным тоном одеяния и с большим, прямо таки исполинским деревом на груди, подошел к Карусу и поприветствовал его добродушным поклоном.



Victor Los

Отредактировано: 26.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться