Танец бурь и клинков ч.1

Размер шрифта: - +

Сны от госпожи

             Очнулся Эллезар, ступив на что-то на подобии плитки, бледно-голубого оттенка. Бледного, на столько, что на первый взгляд, эльфу было сложно разобрать что это за цвет, путая его то с белым, то с бледно-розовым. Но розоватый оттенок давала не плитка, а отражение розоватых свечей от её гладкой поверхности. Тех самых, что стояли на алтаре, что был слегка в отдалении от места, где появился Эллезар. Сам алтарь был скован изо льда и напомнил эльфу тот самый Алтарь, на который Карус умастил ребёнка, когда прибыл в Ларивуд, вотчину лесных эльфов через волшебный портал, он не видел этого события, но помнил сам алтарь очень хорошо. Эллезар сделал пару шагов в его сторону. На нем лежал сверток. Из него на эльфа посмотрели знакомые коричневые глаза маленького ребёнка. Посмотрев на эльфа пронзительным взглядом, они вдруг закрылись.

            -    Нет, нет… Очнись! Очнись! – крикнул Эллезар, сделав финальный шаг к алтарю. Его переполняла паника, необъяснимая и будто возникшая на ровном месте. Эльф начал судорожно, трясущимися руками овивать воздух вокруг младенца, не смея прикоснуться к нему. В его голове тут же появилось навязчивое предположение, что дитя умирает и нуждается в спасении. Выдохнув, он всё же прикоснулся к ребёнку руками. Вдруг из младенца начал выходить белый свет. Розовый свет свечей, дивным образом смешивался с ним и, пульсируя, начал входить в эльфа через его руки. Вскоре, проходя через всё тело, свет достиг его глаз, и они приобрели пульсирующий бело-розовый оттенок. Очевидно, такая доза света наносила эльфу боль, и он болезненно приоткрыл рот, когда череп его расширился и засиял прямо через кожу, подобно яркой звезде. После непродолжительного крика, свет потух, и эльф упал, перейдя на новый уровень сна.

 

                                                                                          *      *      *

               Теперь, он стоял в комнате дворца, того самого, что был на вершине энта. Эллезар не присутствовал сам, но мог двигаться и видеть. Он зашел в трапезный зал, за широкой аркой, вторая арка была с его противоположной стороны. Сам зал напоминал широкий арочный коридор и сквозь одну из его крайних арок просачивался свет. За широким наполовину естественным столом, прикреплённым к полу древесными корнями с левого края зала, сидел мальчик лет десяти, рядом с ним, с другой стороны стола, в непринуждённой позе, стоял длинноволосый эльф, с наполненным наполовину медным кубком в левой руке. Казалось, он забыл о содержимом внутри. Холодный эльфийский взгляд незнакомца, был направлен вдаль. Эллезар знал об этом, хоть и не мог проверить, пока не мог. Он видел эльфа со спины, но кроме всего прочего, спустя мгновение он уже знал кто это. Неясно откуда. Это был Карус. Выйдя вперёд, Эллезар позвал его по имени, но тот лишь слегка повёл ухом в сторону мальчика.

            -    Ты что ни будь, слышал? – спросил у него Карус, тот не ответил, лишь с неудобным видом продолжил оглядываться по сторонам. Он будто бы что-то почувствовал, но не мог понять, что именно и где.

            -    Там! – мальчик указал в сторону Эллезара и Карус, последовав за указательным пальцем мальчика, перевёл взгяд прямо на грудь певца-кузнеца.

            -    Ты уверен? – спросил Карус с вопросительным видом, медленно подняв взгляд с груди Эллезара до лица, – тут никого нет.

Взляд хладноокого снова повернулся к ребёнку.

            -    А вот же, смотри! – мальчик снова указал пальцем на эльфа.

Взгляд Каруса снова повернулся с мальчика к Эллезару. Сначала он выглядел спокойным и даже скептическим, но затем его спокойствие сменилось растерянностью, или даже паникой. Сон внезапно оборвался.

За место этого вдруг пришел другой сон.

            В этом сне мальчик стал юношей пятнадцати лет. Карус стоял напротив него. Дело происходило на арене, внутри дворцового дерева. Она была довольно широка. Сидения были архитектурно исполнены в виде деревьев из светящегося в кромешной тьме, лунного аметиста. От самой арены, трибуны ограждала высокая стена, на вершине которой, кругом, на постаментах стояли различные животные. В глазах у каждого были светила, на подобии лунного аметиста. Зелёные, красные, синие, фиолетовые, самых разных цветов и оттенков. Тут был и лев с кроваво-красными глазами, и единорог с глазами цвета индиго и светящимся белым рогом. Величественный олень раскинул свои рога, блистая зелёным оттенком своих очей. Слева от льва же были в основном хищные звери: волки, медведи, ночные коты, сумеречные лисицы и другие. Тут были сотни разнообразных животных, но тигру предоставлялось совсем иное, особое место в этом этюде. Это была исполинская статуя с глазами, постоянно меняющими свой окрас, прямо по центру от входа на арену. В эту статую был будто впаян трон, таким образом, что казалось, что хищный зверь нежно обнимает его. Это было место короля тигров. Карус с юношей, очевидно, пришли сюда потренироваться.

            -    Атакуй меня! – скомандовал Карус, - покажи мне чему, я тебя учил все эти годы! Он придет снова и в этот раз ты должен быть готов…



Victor Los

Отредактировано: 26.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться