Танец демона

Размер шрифта: - +

История пятая. Танец с безумием. 6

6.
Каина задумчиво чертила узоры на клочке земли какой-то сухой веткой. Рядом примостилась Тварь, которая лениво дожевывала одного из убитых демонов. Она явно была сыта, но никак не могла допустить того, чтобы пропало такое количество бесхозного мяса.
Они обе периодически посматривали в сторону Януса, который занимался допросом. Причем допросом по-своему. Оба демона лежали на земле, тупо таращась с пустоту. Только иногда по их телам пробегали судороги боли. А их мучитель сидел на каком-то камне, покрытом сероватым мхом и... разговаривал с воздухом. До Каины долетали только обрывки фраз, но и они говорили о том, что допрос идет нужным путем. Все вопросы, которые интересовали её саму, она уже перечислила Янусу. И не сомневалась ни единого мгновения, что старый друг выяснит ответы на них в первую очередь, а уж потом займется своими.
Наконец Ян поднялся на ноги и подошел к ней.
- Ну? - подняла черные глаза Леди.
- Один спекся, - с сожалением отозвался Лорд Востока. - Очень изощренное и запутанное сознание. Он просто-напросто заблудился в моих иллюзиях и собственном воображении. Такое бывает иногда. А вот второй покрепче оказался. И ради выживания готов сотрудничать и дальше.
Каина фыркнула:
- Ты хочешь взять балласт?
- Придется, - вздохнул демон и сел на траву рядом с ней. - Весь Изначальный мир поделен на зоны влияния. Чтобы их пересечь нужен проводник и гид. Убить его мы можем в любой момент.
- Ладно, - Каина отбросила с лица короткие пряди. - Что насчет моего вопроса?
На лице её спутника явственно проступила какая-то тень:
- Знаешь, здесь все гораздо хуже. Источник 'шепота' они называют Первым. И всегда с благоговением, замешанным на страхе. Этот Первый управляет тут чуть ли не каждым разумным существом, не исключая высших демонов. Отгородиться от его влияния и этого нашептывания невозможно никакими щитами. Рано или поздно здесь любой выполнит Его волю, как только получит приказ.
- Значит, рабство, - помрачнела Каина, чувствуя, как в душе зашевелился червячок ярости.
- Угу, - кивнул Янус. - Он к каждому находит свой ключик. Он - исполнитель мечты, да только в извращенной форме. У него есть чему поучиться. Представляешь, мне пришлось первые минут десять преодолевать их страх перед ним, и его иллюзии, которые плотно окутывают их сознание, словно кокон личинку, которую к тому же поймал паук.
- К нам он тоже пытается подобрать 'ключик'? - она чувствовала привкус какой-то мерзости на языке, когда выговаривала последнее слово.
Повелитель Иллюзий хмыкнул:
- Если ты не заметила, он уже его нашел. Наша жажда крови. Наше безумие. Он пытается довести его до абсолюта, чтобы мы потеряли себя в нашем собственном мире.
- Шутишь? - она вытаращилась на него. - Он что, не понял, что мы...
Кончик пальца Яна внезапно оказался на её губах.
- Тссс, сладкая моя. И из головы выкинь эти мысли. Не стоит всем знать правду о нас. Помнишь, мы даже остальным об этом не рассказывали.
- Думаешь, они не знают? - удивилась Каина, чуть отстраняясь.
- Во всяком случае, вряд ли часто над этим задумывались, - улыбнулся Повелитель Иллюзий, убирая руку. - Но лучше я расскажу, что нашел в сознании этих старичков. Мы по сравнению с ними просто младенцы, знаешь ли.
- В курсе, - фыркнула демонесса.
- Помнишь про круг силы? - Янус улыбнулся странной меланхоличной улыбкой. - Так вот, не такая уж он и отличная штука, как оказалось. Силу ты получаешь, но она рано или поздно израсходуется, и чтобы постоянно поддерживать форму, нужно постоянно убивать. Таким образом, ты можешь быть почти бессмертным, но если тебя кто-нибудь застанет в тот момент, когда ты израсходовал последнюю полученную жизнь... понимаешь, чем это может закончиться. Поэтому с одной стороны, избежать поединка - значит сохранить частичку силы, с другой - не получить новую порцию. А когда этих жизней в тебе много - это ощущение не только блаженства, но и неуязвимости. Хотя и призрачной, конечно.
- Так вот почему Изначальные или драчливые, как Титан, или осторожные стервы, как Горгона, - задумчиво сделала вывод Леди. - Это объясняет казематы Башни. Она держала там свой неприкосновенный запас.
- В точку, - кивнул демон. - И поэтому паразиты так стремились выполнить все её задания и приказы. И мельтешащая перед носом приманка - включение в круг силы; и страх оказаться просто обедом оголодавшей Изначальной.
- За время правления Рубина она должна была накопить много жизней, - заметила Огненная Леди.
- Да, и, скорее всего, именно это свело её с ума.
- Что ты имеешь в виду?
- Жизнь - это не просто сила, это воспоминания, это опыт - это фактически, что называют душой. Представляешь, такую уйму народа в себе держать?
Каина напружинилась, словно готовая атаковать змея:
- Постой, а этот Первый...
- И снова я поражаюсь твоей проницательности, - Янус смотрел куда-то мимо неё. - Он не зря может подобрать ключик к любому. Все просто; он поглощает жизни. И живет ими. Но каким-то образом не сходит с ума.
- Думаешь? - усомнилась демонесса.
Синие, словно холодное осеннее небо глаза взглянули на неё:
- Иначе бы он давно прорвал завесу заклинания Стены. И мы в полной мере вкусили, что такое круг силы. Он ненавидит нас больше, чем кого-либо.
- Потому что, он наш ...- она на мгновение запнулась, но все же смогла выдавить из себя это слово, - ...создатель?..
- Да. Но не наш, а наших предков.
- Что это меняет?
- Все, Кай. - Янус поднялся на ноги и протянул демонессе руку, предлагая помощь. - Мы потомки тех, кто победил. Но мы сильнее, быстрее, умнее. Не забывай, мы - демоны. Мы не горстка рабов, которая смогла вырваться из плена и пляшущая на трупах своих хозяев.
Она схватилась за его запястье, поднимаясь одним гибким движением:
- Звучит очень убедительно.
Их улыбки друг другу выглядели отражениями друг друга.
На траве зашевелился звероголовый.
- Кажется, пора поприветствовать нашего нового беса, - Янус слегка наклонил голову.
- Ох, Тьма его забери, - махнула рукой Каина. - Я уже заполучила себе зверушку. Думаю, на этот раз мне стоит уступить.
- Вы так великодушны ко мне, Леди.
Первое, что услышал Изначальный, когда смог слышать реальность, это легкий смех, искрящийся россыпью блесток безумия. И ему стало страшно. Наверное, третий раз в его очень долгой жизни. Предыдущий раз был буквально час назад.

Титан задумчиво мерил шагами край крепостной стены замка, в котором укрылись они с Горгоной. Его терзали разносторонние чувства по поводу новой информации. Когда он только появился, он был словно в наркотическом опьянении от воздуха свободы и тех возможностей, которые грезились в ближайшем будущем. Теперь эйфория спала. В новом теле, но с остатками сознания прежнего хозяина, с той информацией, которой, наконец, сочла нужным поделиться Горгона, выходило, что все его планы стоило немедленно пересмотреть.
Ему не нравилось то, что она рассказала; ему очень не нравилось то, что он видел в глубине её глаз; и еще больше его настораживало испуганное молчание Сокола, чье тело он занял. Демон явно понимал больше него в ситуации, но делиться не собирался. Следовало хорошенько подумать, что делать дальше. Попадаться Первому он совершено не желал. Горгона слишком давно сбежала из-за Стены, чтобы понимать, насколько разрослась власть Первого. Он управлял фактически всеми в Изначальном мире, благо у этого мира были видимые границы. Пожалуй, единственными клочками свободы можно было бы считать пятна Тьмы, но, как подозревал Титан, и там не все ладно. Он не желал больше слушать голос в своем сознании, который соблазнял и управлял.
Похоже, оставался только один выход из этой ситуации. Отказать в помощи Горгоне, которая стала так сильна за все это время, было бы полным безумием. Но ведь сообщать не обязательно?
- Если не она, то другие найдут тебя, - шепнул Сокол в его сознании. - Имперцы не успокоятся, пока не найдут тебя. И пока не уничтожат. Ты успел довольно чувствительно прижать их чувство гордости.
- С чего бы ты вдруг заговорил? - насмешливо опоинтересовался Изначальный.
- Тело, которым ты собрался рисковать, пока принадлежит и мне тоже, - отозвался демон. - И потом, тебе не кажется, что мне лучше известно, что происходит в этом мире?
- Предлагаешь свои услуги в обмен на существование?
- Какая проницательность!
- Смени тон, букашка. Я выжил там, где ты никогда не был, и вряд ли бы продержался больше двух-трех минут, - раздраженно осадил демона Титан.
Сокол помолчал:
- Возможно. Я там не был, и ты не знаешь моих возможностей. Зато я прекрасный информатор. В конце концов, я был в подчинении Горечи, который собирал всю информацию на Империю. И я был достаточно близок к Горгоне, чтобы сейчас просчитать некоторые её шаги.
Титан хмыкнул и внезапно насторожился:
- Помолчи немного... Слышишь?..
- Д-да... Что это?... - Сокол резко замолк и забился на самую глубину сознания Изначального. Но тому уже и не требовалась его помощь. Он узнал этот звук. Напевы сирен. Тьма и Бездна, как давно он их не слышал. Титан прислушался и улыбнулся; направление было только одно. Не зря, ох не зря в этой крепости был только один выход к бухте. Темное море воды, которая скрывала свои сокровища и тайны уже через пару шагов от берега, ласкало ступени этой крепости с тех времен, когда Изначальный мир только-только был отрезан от мира. И Горгона, обнаружившая это место много веков назад, изрядно потрудилась, восстанавливая его, и скрывая от глаз своего любовника. Теперь, когда в крепости снова есть жизнь, сирен, видимо, приманила искра живой магии. А ведь это могло быть выходом.


Изначальный решил не тратить магических сил. Тем более сила Сокола ушла вместе с ним. Это было всего лишь тело, оболочка, которую Титан напитал собственной заимствованной силой. Поэтому демон поспешил на песню обычным путем. Перескакивая по две-три ступеньки.
Их было около двух десятков. Прекрасные, обнаженные, они расположились на песке, на ступенях, покачивались на волнах. Некоторые трансформировали свои хвосты в ноги, чтобы выглядеть еще более привлекательно в глазах тех, кто собрался на их зов. А таких было немало. Большая часть челяди и солдат крепости заворожено сидели и стояли неподалеку. Сирены, призвав их, не торопились приближать. Они выбирали. Изначальный помнил эту их увлекательную игру, когда добычи по меркам сирен было достаточно для выбора.
- Еще один? Долго же ты шел, - женщина, стоящая по колено в воде, подняла на него раскосые глаза, полные изумрудной зелени И он задохнулся, не веря глазам Сокола. Это не могло быть правдой.
- О, - протянула она, её взгляд проникал вглубь, словно минуя лицо и тело. - Твоя аура знакома мне. Я почти забыла её вкус и запах. Но, похоже, это действительно ты, Титан. Слухи не врали. Симпатичное лицо ты раздобыл. Оно даже лучше твоего предыдущего.
- Кирина, - выдохнул он. - Неужели сирены живут так долго?!
- И еще дольше, - пожала она плечами. - Я рада, что ты не забыл меня.
Её обнаженное плечо кокетливо выглянуло из спутанной массы длинных серебристых волос, которые достигали воды и плыли по ней, словно странные водоросли.
- Забыть?! - искренне удивился Титан. - Это невозможно.
Она задумчиво наклонила голову:
- А вот мы почти забыли, - голос её был ровен, словно она не испытывала по этому поводу никаких эмоций.
Титан широко улыбнулся:
- Но вы пришли. А значит помните. Я думаю, будет не менее весело, чем в прежние времена. А уж добычи в вашем распоряжении будет не просто в достатке, а я думаю в избытке.
Она чуть качнулась назад.
- Ты думаешь, мы пришли сотрудничать, как в старые времена, Титан?
Он почувствовал, как сердце сбилось с ритма на какое-то мгновение:
- Нет? Ты сказала, что тебя привели слухи...
Кирина, - теперь он видел по её глазам, что она уже не так юна, как тогда, когда впервые увидел её, - задумчиво провела рукой по волосам:
- Ты знаешь, что нам все равно, что творится на суше и кто сражается с кем. Иногда мы присоединялись к тем, кто давал нам множество добычи. Но ты должен помнить, раз не забыл остального, и то, что за свою кровь мы пойдем на все.
Титан почувствовал, как кровь отхлынула от кожи:
- Не говори мне, что Горгона сглупила и...
- Нет, - качнула головой сирена и улыбнулась, обнажая клыки. - Я хотела спросить тебя, ты знал, что когда вы создавали себе новые игрушки, которые потом вышвырнули вас за Стену, то использовали в некоторых из своих экспериментов моих сородичей?
- Что?!
Она улыбалась все шире:
- Они хотели создать красивых и страстных созданий, но покорных. Частично замысел удался. И намного позже мы узнали еще одну особенность демонов, пришедших на ваше место. Титан, - она смотрела на него так, словно он был её пищей. - Сколько бы мы с тобой ни веселились, у нас никогда не было бы ребенка. А они... В них слишком мало нашей крови, чтобы считать их своими, но когда начали рождаться дети...
Он отступил назад, чувствуя два десятка оценивающих ГОЛОДНЫХ глаз на своем теле.
- Когда начали рождаться полукровки, - продолжал звучать ее голос. - Мы поняли, что кое-что навсегда изменилось в нашем мире.
- Ты правильно начал бояться, Изначальный, - мужской завораживающий голос прозвучал прямо за спиной.
Титан резко развернулся и встретился с сапфировой тьмой вместо глаз. Темные волосы волной спускались на обнаженные плечи. А насмешливые губы продолжали двигаться, вынося настоящий приговор:
- Это ты вынудил меня призвать народ моей матери на помощь. И пусть именно демонесса моего народа убила мою мать, её сестра не смогла отказать своему племяннику в помощи. А я очень зол на тебя, Изначальный.
- При чем здесь я? - Титан выпрямился, глядя в глаза собственному вожделению. Похоже, полукровки обладали всеми способностями сирен в полной мере. Потому что, чувствуя почти животный страх, демон все равно желал это создание. И голос, произносящий угрозы, завораживал и заставлял слабеть колени. - Это Горгона устроила вам кровавую бойню.
- Ты отправил за Стену того, кого я до сих пор не смог попробовать на вкус, - мягко укорил сапфировоглазый полукровка. - А вместе с ним женщину моего друга. До Горгоны дойдет дело, Изначальный. Но твое главное преступление ты совершил пять минут назад. Титан вздрогнул, начиная понимать. И слова полукровки подтвердили его мысль:
- Ты предложил народу моей матери отравленную добычу. Хочешь, чтобы они были заражены паразитами, как и эти марионетки?
Демон еще мог успеть покинуть тело, в котором находился; связи только начали закрепляться, немного боли, но это было бы не страшно.
Сокол в его сознании скулил от страха, потому что понимал, что его оставят на растерзание этим прекрасным, но славящимся своей жестокостью существам. Однако когда Титан резко рванулся из тела, его встретила настоящая сеть заклинаний. Он запутался в них. Как в вязкой паутине.
- Хилар, - сапфировая бездна отступила. - Он твой.
Этого он вспомнил сразу. Тот, что своей песней сокрушил последний барьер столицы, которую удерживала Горгона. Серебряная бездна сменила синеву, и она была намного холоднее предыдущей. Мелькнула черная прядь волос, сорванная ветром с бледных пальцев Голос, достойный сирены, равнодушно сообщил:
- Ты отрезал ей волосы. Ей наверняка это не понравилось.
И почему-то вспомнились слова того молокососа с его иллюзиями, которые он принял за отчаяние и пустую угрозу.
Сокол на какое мгновение даже перестал скулить.
- Лорд Иллюзий никогда не говорил ни единого слова просто так. - Это звучало так, словно он понял, что своей судьбы ему не избежать.
Но Титан уже не мог ответить. Его собственное сознание медленно тонуло в ослепляющем холоде мелодии.

 



Зимина Светлана

Отредактировано: 05.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться