Танец длинною в жизнь

Размер шрифта: - +

Танец длинною в жизнь

Женщина сидела на балконе в окружении гаджетов. На коленях лежала электронная книга, на небольшом столике - планшет и смарт, с давно погасшими экранами, в чашке недопитый остывший чай, в небольшой вазочке королевские финики. Сперва она хотела что-нибудь написать, потом почитать, потом задумалась. Взгляд женщины был устремлён в небо, розово-сиреневое в лучах заходящего, золотистого солнца. Среди ветвей деревьев пели птицы, на игровой площадке звенели детские голоса и редкие приглушённые разговоры взрослых. Окружающая действительность была лишь фоном к её настроению. Ничего не хотелось, или чего-то хотелось, но чего? Её мысли были далеко, она погрузилась в воспоминания, прошедшие эмоции. Они то лёгким облачком прикасались к лицу, смягчая черты, приподнимая в улыбке уголки губ, то свинцовой тучей, стирали улыбку, заставляя губы печалиться. Как на экране кинотеатра, сменяются кадры, так на женском лице менялись отблески эмоций.

Кто она сегодня, Колобок или Машка? Пожалуй, она сегодня все сразу, впрочем, как обычно. Наедине с собой она - это она, и Мария, и Машка, и Мари, и Маняша, и так далее. Её много, она разная. Нет, это не маски, не игра. Это грани её сущности. Каждая грань имеет своё имя.

- Какая ты? - спрашивали женщину.

- Разная - отвечала она.

- Это не ответ, мы все разные - звучал лёгкий упрёк.

- Искренняя, настоящая, честная - она считала, этого достаточно для поверхностного знакомства.

В ответ, ловила заинтересованные взгляды. Мария пожимала плечами, она не могла себя охарактеризовать парой слов. Если другие люди имеют одну или две, редко три сущности, одна из которых пытается доминировать, то у неё их гораздо больше, все доминанты. Мария старается их не афишировать, иначе с её темпераментом, вокруг неё будет не протолкнуться от желающих "дружить". Каждого привлекает своя эмоция и составляющая грань. Ей это не нужно, она уже наэксперементировалась. Хватит. Ей нравится тишина вокруг, ей так комфортно. Ей нравится самой управлять своими эмоциями и желаниями, наполнением окружающего пространства. Увы, для эмпата это огромная роскошь. Всё время приходится зачищать территорию от незапланированных гостей. Если быть честной с собой, ей не нужны друзья. Она не верит в дружбу, не доверяет любви - они мимолётны и ненадёжны, как показала жизнь. Все люди лишь гости в её жизни. Кто-то мимолётный, кто-то задерживается дольше, кто-то пытается периодически наносить визиты. Женщина не гонит их, но и не приглашает ещё. Прошлое - прошлому, есть настоящее, будущего, как такового нет. Оно врывается, становясь бесконечным настоящим. В далёкое будущее нет смысла смотреть, она его знает в общих чертах, остальное не интересно. Наступит, тогда посмотрит, что с ним делать. Своё будущее мы создаём в настоящем.

Маленькие эмпаты с первым вдохом начинают свой танец жизни, с первым шагом и каждым последующим продолжают плести узор танца. Узор зависит от силы и получаемых эмоций. Малышам очень сложно контролировать и отделять свои эмоции от чужих, заёмных. Они танцуют и учатся. Жизнь хороший, хоть порой и очень жёсткий учитель. Эмпаты впитывают чужие эмоции, настроение, как промокашки, и возвращают их зеркальным отражением. Не стоит пенять на них, что отдал, то и получи. Эмпаты лишь зеркала ваших душ. У них, у каждого свой танец, хотя могут станцевать любой, если их пригласить. А вот их приглашение всегда сулит море эмоций и впечатлений.

Маша, Машенька, Маняша с детства всех жалела, хотела помочь, исправить, защитить. Она не была блаженной или правильной заучкой Мальвиной, но любила справедливость. Чувство справедливости было своеобразным и возведено в ранг. Каждый должен получить по заслугам. Обиженный - защиту, если заслужил, обидчик - наказание. Не так просто разобраться, кто прав, кто нет. Поэтому Маша доверяла не только интуиции и считываемым эмоциям, но и опиралась на факты. Такой подход давал более достоверную картину, не редко обижаемый оказывался обидчиком. Маша не судья, не орудие правосудия, она контролёр. Она находила методы и людей, которые приводили в действие приговор. Методы порой были достаточно жёсткими. А что делать? Справедливость должна торжествовать. Дети - все в разной мере жестоки в силу своей искренности и прямолинейности. С годами они становятся гибче, учатся маскировать жестокость, прикрываясь словами о долге, нормах, правах, морали, навязанных лицемерным обществом.

В классе с ней учились две девочки из неполных семей, обе жили в коммуналках, обе числились неуспевающими в учёбе. Были и другие дети с похожей судьбой, но их жалко не было. Не смотря, на столь малый возраст, они были пропитаны лицемерием и ложью, умели приспосабливаться любыми способами. Эти же две девочки вызывали участие Марии.

За дерзостью и колючестью одной, скрывалась недолюбленность и боль. Девочка напоминала дикого загнанного волчонка. Она не нужна была матери, была плохо одета, в обноски, часто ей нечего было есть. Скудных школьных завтраков и бесплатных обедов не хватало для растущего организма. Ужином её баловали нечасто, иногда сердобольная соседка по коммуналке подкармливала девочку. Её мать себя этим не утруждала, ссылаясь на небольшую зарплату. На сигареты и выпивку ей всегда хватало. Девочке часто негде было делать уроки, в их комнатушку мать приводила мужчин.

- Бабушка, Таня опять голодная! Давай её покормим - просила Маша.

- Хорошо, приводи, налью ей супа - соглашалась бабушка. Девчонка была худющая, как велосипед, длинная и нескладная. Рыжая, с конопушками, вечно взлохмаченными волосами, немного лопоухая, с потухшим затравленным взглядом водянисто серых глаз.

- Маняша, ну что ты с ней возишься? Она дикая и невоспитанная, пойдёт по стопам своей матери и тебя ещё с толку собьёт. Вон троек на этой неделе, сколько нахватала - ворчала бабушка.

- Бабуль, она хорошая, просто так сложилась её жизнь. Она же не виновата, что не нужна своей маме. Мне жалко её. Ты только ни о чём не расспрашивай её. Ладно?



Лада Огнева

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться