Танец для императора

Размер шрифта: - +

Глава 2.

В народе гуляет мнение, что сон есть покой и блаженство. Люди закрывают глаза и с упоением следуют в мир Морфея, полный неведомых тайн и загадок. Но не все сновидения дарят покой, не все полны счастья и довольств. Когда ты боишься закрыть глаза. Когда твои ладони судорожно сжимаются, а сердце учащает свой ритм. Когда пробуждение дарит облегчение. Это и есть кошмары.

Я помнила всё, до малейших деталей. Путь до сцены, свой собственный танец и, наконец, холод того злосчастного проулка. Сон, или же обморок, не позволил мне забыть ужасы реальности.

Пробуждение- это конец. Сон- это начало.

Сначала я разжала пальцы, что всё это время обхватывали прутья решётки. После мне захотелось открыть глаза и увидеть, что происходит вокруг, но страх сковывает мои веки, делая их свинцовыми, неподъёмными.

- Думают, посадили в клетку и всё, поймали. Но наша душа свободна, её не удержать!

Я услышала этот глубокий, старческий голос, полный набожности и непоколебимой веры. Старуха говорила с тем акцентом, который бывает у людей, что давно водят дружбу со смертью и не боятся боли. Со всех сторон послышались судорожные дохи, но поддержать речь старой женщины никто не решался.

Шорох платья и запах обгоревшей плоти подобрались ближе. Видимо, старуха усаживалась удобнее и готовилась к дальнейшему монологу. Костлявые колени скреблись о плотные прутья, создавая неприятный и даже отвратительный звук.

Я решительно открыла глаза и медленно повернула голову, пытаясь высмотреть ту самую старуху. Обнаружить её оказалось весьма просто. Старая женщина, растолкав всех, пролезла на середину клетки и стала тихо молиться, окидывая всех высокомерным взглядом.

Старое её платье болотного цвета было разорвано от подола до колена. Волосы седой волной опускались на лицо, плечи, грудь и спину. За длинными прядями были видны по-молодецки сияющие, живые жёлтые глаза. Нос был заострён и чуть кривоват, зато губы ровной, ничего не выражающей линей, произносили важные, по мнению самой старухи, слова.

- Богиня, благословлённый твой мир сей земли порок окутал! Да защитит наши души твоя милость и воля твоя!

Старая женщина продолжала молиться, но никто не обращал внимания на неё. Ей оставалось лишь со злостью сжимать кулаки и бродить по людям странным взглядом. В одно мгновение старухин взгляд остановился на мне, начиная что-то высматривать. Самое странное началось, когда она начала подползать всё ближе и хитро щуриться.

- Девушка, я вас не знаю, но знаю всех. Откуда ты?- старуха говорила в странном стиле и быстро перешла на «ты».

Я прикусила губу, чтобы сдержать отчаянный вопль. Место, где всё это происходило, не могло быть любимой мной Землёй. Стиль речи, одежда, здание. Всё это было иным, незнакомым мне и таким пугающим.

Сказать старухе, что ты явно из другого мира и просто каким-то чудесным образом оказалась здесь, было бы глупо. Но что тогда ответить на этот испытывающий взгляд? В голову пришёл самый простой и применимый на многие случаи ответ.

- Я не помню…- даже без притворства в моём голосе слышалось отчаяние и страх.

Старуха приподняла редкие брови в немом удивлении, а затем окинула взглядом моё платье. Да, мой наряд смотрится здесь, мягко говоря, неуместно и странно.

- Совсем ничего не помнишь?- старуха села напротив меня и поднесла к лицу сухие руки, убирая седые пряди назад.

- Совсем ничего.

Казалось, что сейчас она уйдёт или переключиться на другого человека, но мой ответ только возбудил её на диалог. Старуха положила свои длинные, худые пальцы на мою ладонь, что всё это время продолжала сжимать атласную ткань.

- Милое дитя, ты не должна бояться этих ничтожных тварей, твой страх не должен перечить гордости, - она была похожа на обезумевшего человека, что потерял всё, кроме своей веры - когда они откроют клетки, надо бежать!

Я смотрела на неё широко открытыми глазами и не могла понять, что надо этому странному человеку. Мне хотелось что-то ответить ей, опровергнуть или согласиться с её словами, но губы покрылись сухой коркой и лишь дрожали.

Старуху подмигнула своим косоватым глазом и отползла в сторону, стараясь «образумить» остальных. К её сожалению, люди лишь отстранённо слушали призывы к борьбе и молчали.

Я медленно, словно нехотя, повернула голову и посмотрела на то место, где располагались клетки. Первое, что бросилось в глаза, было невысокое деревянное строение, около которого стояло пару человек. Эта «изба» была сделана грубыми мужскими руками, об этом говорили жёстко поставленные друг на друга брёвна и отсутствие хоть каких-то украшений. Например, резных окон или продолговатого конька на крыше.

Позади этого дома началась череда таких же домов, но людей видно не было. За невысокими, практически плоскими, крышами виднелись темнеющие верхушки деревьев, клонящиеся от ветра то в одну сторону, то в другую. Только сейчас я почувствовала, как дрожу от холода.

Небо оделось в тёмно-серый камзол и запрятало солнце себе за пазуху. Холодное дыхание спускалась с самых облаков, и окутывало землю. Такая погода является промежуточной между пасмурным днём и бушующим ураганом, во время которого время суток не играет огромной роли.

Я сглотнула вязкую слюну и услышала странный звук. Словно множество неистовых волн перекатывались, набегая друг на друга и разбиваясь о грудь скал. Именно со стороны звуков дул самый пронизывающий и холодный ветер.

Мне пришлось разворачивать торс, чтобы увидеть этого монстра. Передо мной раскинулся тёмный, бушующий океан, который с каждым часом только усиливал свой набег на несчастную землю.

Весь этот водный мир произвёл на меня неизгладимое впечатление и заставил ненадолго забыть о жестокой и такой непонятной реальности. Через пару минут мои глаза смогли избавиться от туманной пелены. Весь тот океан, что недавно был передо мной, оказался широкой рекой. А волны были лишь гонимые ветром водяные гребни.



Наталия Вайдер

Отредактировано: 13.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: