Танец койота

Font size: - +

7-1. Трюки

Найрад проследил за тем, чтобы Лис покинул территорию общины, и направился прямиком к Кейсе.

На душе у перекидыша скребли кошки. Милорад неспроста явился к нему с мирным предложением. Старик непременно попытается вышвырнуть его из общины или использовать в своих корыстных целях. Самое паршивое, что молодому вожаку до сих пор не удалось восстановить былую мощь после инцидента с Неси. Рано или поздно Лис бросит ему вызов, и исход поединка вряд ли будет в пользу Найрада. Это обстоятельство заставляло перекидыша не лезть на рожон.

И почему он только не выбрал для своей резиденции другую общину? Возможно, тогда у Лиса было бы меньше поводов для мести. Но сделанного не воротишь. Бежать, поджав хвост, Найрад не собирался, поэтому придется прикрываться фальшивой вежливостью и готовится к противостоянию под видом вероломного союза.

Пока что на стороне Найрада было одно преимущество – союз со стражами. Ни Лис, ни Агнесс не могли похвастаться подобными помощниками. Хотя шаманка успела покрыть этот козырь, заручившись поддержкой Анти. Как бы там ни было, овчарки помогут выиграть время, сдерживая пыл старого интригана.

По дороге до комнаты Кейсы Найрад думал, как разрулить эту непростую ситуацию, но постепенно мысли перекидыша переключились на ментальный контакт с девчонкой.

Найрад задумался, почему стоит ему сойтись с кем-то поближе, как эпизод гибели родителей, который он много лет прятал на задворках памяти всплывал наружу?

Психолог бы мог предположить, что Найрад боится к кому-либо привязываться, чтобы уберечь себя от боли утраты, но перекидыш предпочитал не слушать мозгоправов. Ему вполне хватило опыта работы со штатным психологом в детстве, чтобы больше никогда не пересекаться с подобного рода специалистами.

Найрад постучал в дверь Кейсы. Он поймал себя на мысли, что за все время ее пребывания в общине ни разу не навещал девчонку.

Ответа не последовало, хотя перекидыш чувствовал, что она у себя.

Парень толкнул дверь и вошел.

Комната Кейсы оказалась небольшой и напоминала по форме вытянутый прямоугольник. Возле окна стояла простая кровать, на которой сидела хозяйка, подобрав под себя ноги. Уткнувшись в книгу, она даже не удосужилась обратить обернуться на звук шагов. У стены напротив висело овальное зеркало в металлической оправе, а под ним стоял старый комод с кучей разных флакончиков. В углу располагался аккуратно заправленный лежак овчара. У входа ютился небольшой журнальный столик, покрытый пестрой клеенкой, и два низких плетенных табурета. Рядом с ними вешалка, обувная полка с кроссовками, и дверь, ведущая в душ и уборную. Простое убранство комнаты делало ее похожей на гостиничный номер, в котором имелось все необходимое для жизни, но отсутствовал домашний уют. Похоже, Кейса не сочла нужным обживаться здесь, так как не планировала задержаться у волков надолго.

– Не отвлекаю? – вежливо поинтересовался перекидыш.

– Я не такая важная шишка, как некоторые, – хмыкнула Кейса, подняв глаза.

– Это был серьезный разговор, извини.

– Я это поняла. Ты ведь меня чуть взглядом не испепелил.

– А стучаться тебя не учили?

– А тебя?

– Я постучал.

– И все равно вошел без приглашения.

– Что, черт возьми, ты вытворяла во время просмотра воспоминаний? – оборотень решил сразу перейти к делу, а не тратить время на препирательства.

– Ты имеешь в виду воспоминания, которые чуть было не свели меня с ума?

– Как тебе удалось пробраться в эту область моей головы?

– Не знаю. Мне показалось, будто ты что-то от меня скрываешь, показываешь только часть правды. Я почувствовала, что ты не хочешь делиться своим прошлым. Представила, что оказалась там, а дальше все произошло как бы само собой.

– Просто невероятно, – только и ответил перекидыш, – я даже не подозревал о существовании первого воспоминания. Сложно помнить себя в младенческом возрасте.

– Почему возле твоей колыбели был Лис?

– Не знаю, – честно признался Найрад.

– А та женщина была твоей мамой?

– Да, – ответил Найрад, – хотя совсем не помню ее такой молодой.

– То, что случилось потом, было ужасно. Тебе было больно? – скорчив жалостливую гримасу спросила Кейса.

– А ты как думаешь? – хмыкнул юноша.

– Извини, я не знала, что так выйдет, – девчонка виновато потупила взгляд. – Смертельный страх, а потом это жуткое месиво. Запах крови и металла до сих пор витает у меня перед носом. Я прочувствовала все, словно присутствовала там лично. Ярость, отчаяние, боль и смерть. Я как будто умерла вместе с ними, ощущая теплую липкую кровь на своих руках… – какое-то время собеседница молчала. – Должно быть, тебе пришлось несладко? – переведя дыхание спросила она.

Кейса напряженно следила за тем, как отпечаток боли проступал на лице Найрада.

– Прости, не хотела тебя расстраивать, – торопливо добавила девчонка.

– Это не твоя вина, я сам недоглядел. До сих пор теряюсь в догадках, как такое вообще возможно, – отвернувшись вполоборота ответил перекидыш.

– А почему нет?

– Даже оборотни не могут читать скрытые воспоминания.

– Как же тогда у меня получилось?

– Чертовски хороший вопрос.

– Это были твои родители? – на всякий случай уточнила Кейса.

– Да.

– Сколько тебе тогда было?

– Восьмой год.

– Господи, это просто ужасно! Ты не просто пережил известие о смерти семьи, но умер за каждого из них. Я тоже потеряла отца и мать, не представляю, чтобы со мной было, если бы я увидела их гибель подобным образом.



Анна Котавуопио

Edited: 28.12.2018

Add to Library


Complain