Танец на крыше

Танец на крыше

1.Танец

Димка был из другого мира. Он был мечтателем и грезил парусниками и островами. Даже в старших классах он много и увлеченно рассказывал друзьям о море, о пиратах, придумывал истории, связанные с кладами, закопанными где-то на островах, покрытых белым песком и густой зеленью пальм. Он составлял карты к придуманным островам, и, закрыв глаза, мог повторить их на бумаге, обозначая бухты, якорные стоянки, мели, маяки, холмы и речушки, болота и пещеры.

Всем этим он увлекся с благословления господ Стивенсона, Жюля Верна, Сабатини и Лондона. Началось все это внезапной вспышкой, озарением, случившимся с ним в 6 классе. В тот год они проходили «Школу» Аркадия Гайдара и строгая преподавательница литературы Тамара Ивановна, чей нос был увенчан впечатляющими роговыми очками, предупредила, что все должны прочесть данное произведение полностью, а  не в отрывках, как было в учебнике. Димка был спокоен и улыбался. Ведь он прочел всего Гайдара уже давно, и дома, на книжной полке, красовалась «Школа», подаренная отцом.

В коридоре к нему подошел Витька из их класса и попросил почитать «Школу». Взамен обещал «Остров Сокровищ» Стивенсона. Смутно помня о сюжете стивенсовского романа из давно просмотренного фильма, Димка согласился.

… В тот декабрьский день бушевала непогода. Густая метель облепила деревья, топила в сугробах подъезды домов, жгла ледяными иглами лицо. Димка пробирался домой, а Стивенсон, возвышаясь над школьными тетрадками, обещал тайну.

Она пришла вечером. Снег теплыми варежками повис на проводах и погас свет.

Зажгли свечу в  серебряном подсвечнике – надо было готовить уроки. Родители улеглись спать рано, уверяя, что хоть сегодня-то отдохнут по- настоящему.

Пламя свечи колыхалось, выхватывая из темноты  книжные страницы. Первое, что бросилось в глаза – карта острова. Особенно ее детали: мели, бухты, уютные якорные стоянки и, конечно же, форт.

Схватив карандаш и лист бумаги, Димка в волнении стал перечерчивать остров.

Свеча трещала, оплывая. От ее света образовывались загадочные тени.  В полумраке комнаты чудились пираты, сундуки с гремящим золотом и желтые скелеты. Димка долго вращал глобус, но так и не смог найти остров. Он успокаивал себя тем, что, на то это и пиратский остров, его нельзя найти на обычной карте. Это тайна.

Потом он долго не мог уснуть. Гул прибоя, крики чаек над свинцовым морем, скрип  двери таверны «Адмирал Бенбоу», суховатое постукивание палки слепого по мерзлой дороге, да ругань старого капитана наполняли комнату. Смерть Билли, стук часов и сердец, сундук штурмана, монеты, пистолеты, карта со знаками, бешенная скачка лошади, смерть Пью под копытами, уютная гостиная сквайра, чтение таинственной пиратской тетради заставили Димку не спать полночи, пока заботливая мама не потушила очередную расплавляющуюся свечу…

Этот вечер Димке запомнился на всю жизнь, привил ему любовь к книгам, романтике, парусникам. Отец купил ему «Остров Сокровищ», «Дети капитана Гранта», «Таинственный остров», «Прерию», «Одиссею капитана Блада» и гору другой романтической приключенческой литературы, и Димка погружался в увлекательные миры.

Взятая в библиотеке книга Курти «Основы кораблестроения» позволила ему приняться за сооружение моделей кораблей. Вскоре комната украсилась грозными фрегатами, шхунами с косыми парусами, легкими бригантинами и стройными клиперами. Солнце играло на медных обводах иллюминаторов, пряталось в тени парусов. Острые носы бушпритов грозно косились на каждого, кто входил в комнату…

Начались Димкины грезы: он представлял себя моряком в бескозырке с лентами, отправляющимся на корабле в далекий океан, а на берегу стоит девушка с цветами. Она машет ему вслед, едва сдерживая слезы…

От всего этого его отвлекла внезапная смерть мамы.

Она попала под ливень, а зонтик дома забыла. Ночью поднялась температура. Мама металась в жару и в бреду, глотала таблетки и решительно не хотела ехать в больницу. Умерла она на следующий день, тихо, внезапно, словно уйдя в другую комнату, растаяв в пустоте, оставив после себя в памяти легкий шелест платья и запах духов, с которыми она не расставалась, даже во время болезни.

Врачи констатировали воспаление легких, давшее осложнение на сердце. Мир вдруг посерел, потускнел, парусники стояли забытые, а книги припадали пылью.

Поначалу Димка горько плакал, отец утешал его, увещевал, что мужчины не должны плакать, надо крепиться. И Дима крепился, но стал понурым и нелюдимым.

Он отошел от немногочисленных друзей, гулял в одиночку. Чаще всего, по вечерам, он поднимался через чердачное окно на крышу дома и рассматривал звезды. «Она там, на звездах», - думал Димка. – «Туда уходят все умершие». Он не мог смотреть на мамины вещи. Они ему напоминали то время, когда она жила, смеялась, о страшном ее конце, и он вновь плакал….  Отец спрятал вещи.

Так прошло два года, а затем появилась Вера Петровна. Она ворвалась стремительно и бесповоротно в их жизнь, все в ней изменив. Ушла свобода, везде был стерильный порядок,  чопорная строгость и скука. Пользуясь Димкиным отсутствием, Вера Петровна выбросила часть парусников, объяснив, что они захламливают квартиру. Димка ушел из дому.



Александр Гребенкин

Отредактировано: 25.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться