Танец с лентами

Размер шрифта: - +

2. Тогда

Десять лет назад...

Октябрь выдался холодным и ливневым. Городские соревнования начинались через неделю, поэтому Саша дневала и ночевала в зале. Она осваивала ленты — кручения давались сложнее всего, девочка то и дело путалась в них. Вот и сейчас, не удержавшись, упала на левое колено.

— Ай, — присвистнула сквозь зубы.

— Неуклюжая, — Лена, растягивающаяся у зеркал, закатила глаза.

Саша потерла ногу — царапина ерундовая, кровь едва проступила —  и  упрямо поднялась. На Лену она не обращала никакого внимания.

— Прям вижу, как ты грохаешься перед жюри. Нос наверняка разобьешь, косолапая! — не унималась та.

Саша вспыхнула от негодования. Вот коза! Пользуется тем, что тренер их не слышит. Но девочка промолчала; бабушка учила её не отвлекаться на внешние раздражители. Она схватилась за скользкие как змеи ленты.

Один. Два. Три. Поворот.

Домой она всегда возвращалась через парк. По одной и той же тропинке, заученной наизусть. Парк не пугал Сашу — он был свой. Зимой озябший и голый, осенью заплаканный, а жарким летом — цветущий и такой зеленый, словно вымазанный краской. Поздняя ночь стелилась по небу, укутывала одеялом из тумана плакучие ивы у озера.

Раньше Сашу встречала бабушка, но с тех пор, как она устроилась на вечернюю работу, Саше пришлось быть самостоятельной. Она никогда никуда не заворачивала, ни с кем не разговаривала, а если её (да даже если не её) кто-то окликал — бежала со всех ног.

Вот и сейчас за спиной донесся задорный смех. Саша вся съежилась: мальчишки...

Она не любила мальчиков и совсем не умела себя с ними вести. Да и за что их любить, они же такие неприятные? Её десятилетние одноклассницы гуляли с ними, даже — невиданное дело! — целовались за школой, а Саша замыкалась в себе всякий раз, когда к ней обращались по имени. На двадцать третье февраля она вручала подарок молча. И вся зажималась, если одноклассники начинали её обсуждать. Те любили похохотать над нескладной фигурой, длинными руками. Называли её вороной — за темные волосы и острый нос.

Мальчишки были совсем близко. Саша замедлила шаг — пусть обгоняют её. Но те словно специально шли позади. Их голоса обжигали лопатки.

— Девочка, а, девочка, есть курить? — крикнул один и заржал своей шутке, между прочим, нелепой.

Саша ускорилась.

— Гога, не пугай малявок, — скучающе ответил второй голос.

— Я и не думал пугать! Эй, мелкая, как тебя звать? Извини, если обидел.

Но интонация злая, в ней нет ни грамма тепла. Сашино сердце устремилось к пяткам. Страшно было — до слез. До мурашек, что усыпали позвоночник. Она хотела рвануть со всех ног, но её схватили за рюкзак. Резко потянули на себя.

— Ой!

Саша грохнулась на землю и во все глаза уставилась на троих парней. Им лет по четырнадцать, наверное, совсем взрослые и очень опасные. Такие, от которых бабушка советовала держаться подальше. Саша и держалась, только вот они сами пристали. Что теперь будет?..

Под светом единственного фонаря их лица приобретали желтовато-белый цвет, точно восковая маска.

— Что вы… что вы… — всхлипнула девочка.

— Ты не ответила, малютка. Извинишь меня или нет? — ухмыльнулся брюнет, немытые патлы которого спускались до плеч.

— Извиню, — выпалила Саша, только бы от неё отстали.

— А сигареты есть? — Брюнет склонился к ней совсем близко, дохнул гнилостно.

— Н-нет.

Она отползала от них задом, часто перебирая руками.

— А деньги? — вдруг спросил высокий парень с лошадиными чертами лица: широкой челюстью и выступающими передними зубами.

У Саши в кармане лежало десять рублей — сэкономила в школе на пирожке. Но отдавать их хулиганам не хотелось. Чем они заслужили эту десятку, а она из-за неё осталась без полдника! Вот уж нет, не видать им денег. Девочка помотала головой. Теплый вязаный берет слетел с волос и упал ей под ноги.

— Не верю! — несимпатичный парень надвигался. — По глазам вижу, врешь.

Остальные отступили в сторону, позволяя ему самому решить, что делать с вруньей. Тот схватил Сашу за локоть, потянул наверх без всякой жалости. Она ойкнула. От страха горло свело, а из глаз  полились слезы. Девочка пыталась сбежать, но мальчишки обступили её кольцом. Их взгляды цепляли, кололи, драли на куски.

Высокий выкрутил руку Саше за спину. Она выгнулась в нелепой позе, да так и осталась стоять, брыкаясь и всхлипывая. Брюнет полез в карман и с видом победителя выудил оттуда десятку.

— Реально врет! — гоготнул он. — Давай дальше смотреть, чего ещё прячет.

Он сорвал с неё рюкзак. Скудное содержание того вывалилось на мокрую землю. Ластик и ручка, тетрадки, тренировочный костюм, чешки и заколка — всё разлетелось по сторонам.



Татьяна Зингер

Отредактировано: 23.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться