Танец с лентами

Размер шрифта: - +

15. Тогда

Саша качалась на качелях. Те заунывно скрипели в такт накрапывающему дождю. Не ливню, но мороси, летящей в лицо колючими брызгами. Настроение было паршивое — до слез. Никита сидел, свесив ноги в белоснежных кроссовках, на перекладине турника. Серый передал ему бутылку дешевого вина, и тот смачно отхлебнул.

Серый с иронией рассказывал:

— Я когда клинику искал, позвонил в одну, а мне там: а вы муж? Ну, я им и выдал, типа, да, направляю свою женушку на эту, как её... Зайка, как оно называется?

Алина после недавнего аборта растеряла всю беззаботность. Разговаривала мало, только смотрела в одну точку, обхватив прикрытый курткой живот руками.

— Чистка, — тусклым и безжизненным голоском.

— Гы, смешное слово. — Он отпил вина. — Сашок, будешь?

Протянул бутылку Саше. Она, стараясь не нюхать, выпила, стерла кисловатые остатки с губ тыльной стороной ладони. Три дня она отбывала наказание. Из школы её, стыдно сказать, забирали как маленькую. Бабушка отобрала телефон, с компьютера сняла провода; в распоряжении Саши оставался телевизор или книги. Только вот перед глазами плыло, и настроения совсем не было. А сегодня бабушка под честное слово отпустила Сашу на гимнастику, которую та, разумеется, прогуляла.

— Если твой дружок не отстанет — подам в милицию, — пригрозила бабушка, наблюдая, как Саша укладывает в рюкзак форму. — Его за растление малолетней быстренько упекут за решетку.

Саша не хотела, чтобы Никита пострадал, поэтому поклялась быть хорошей девочкой. Но втихаря побежала к нему и его друзьям. Никита жадно целовал её и твердил, как соскучился, как ему не хватало Сашиного дыхания и вечно холодных ладошек. Они виделись в школе, но неделя выдалась тяжелая, перед окончанием семестра учителя завалили контрольными — толком не пообщаешься. А тут целых три часа вместе, и непогода им не помеха. Бабушка, конечно, прознает про внучкину выходку — но это случится позже.

— Ребят, что нам делать? — Саша глянула в предгрозовое небо. Тучи жирными сгустками укутали округу. Резко потемнело. Дождь усилился.

Она рассказала о бабушкиных угрозах и чуть не расплакалась. Но вдохнула-выдохнула, досчитала про себя до десяти. Нельзя быть слабой. Никита терпеть не может нытиков.

— Можно видеться тайком. — Алина уставилась в землю.

— Где? — Никита спрыгнул с перекладины. — Мы встречаться могли только у Сашки дома. Моя мать после пропажи… — он поджал губы. — Ай, не важно. Короче, у меня нельзя, у Саши — тоже. Нам на улице обжиматься как каким-нибудь бездомным? Дай сюда!

Никита жадно отхлебнул вина, затем вручил бутыль Саше — та поддержала возлюбленного коротким глотком. А когда он закурил, втянула носом горький как потеря дым. Но повторять за ним не стала.

— Заходите ко мне, пока родителей нет, — с сомнением предложил Серый.

— По расписанию? — сплюнул Никита. — Сегодня ты с Алинкой, завтра мы с Сашей?! Отличный план! Презик один на двоих будем использовать, по-братски, так сказать? Саш, а ты как считаешь?

Как назло, в голову не лезло ничего путного: гостиницы, свидания украдкой, поцелуи на прощание. Но этого мало! Отношения так не строятся.

— Давай свалим? — вдруг предложил Никита, и его глаза блеснули пьяным задором. — От всех подальше. Готова?

— Куда? — Саша подалась вперед.

— Например, на дедушкину дачу. Мы туда с родителями не ездили уже лет пять. Поселимся с тобой вдвоем и заживем как нормальные люди. И черта с два они нас отыщут!

— А гимнастика?..

Никита горько задумался.

— Ты права. Саш, — он подлетел к ней и ткнулся носом в макушку. — Ну, хотя бы на сегодня согласна уехать? Пусть они ищут, плачут, переживают. Они поймут, что нас нельзя разлучать, тогда и одумаются. Я так соскучился по тебе!

Саша нахмурилась.

— Но как мы поедем? На электричке?

— На личной тачке! — Никита хлопнул в ладоши. — Я выкраду ключи у отца и уеду. Папа сам виноват, что обучил меня водить. Вот пускай ищет. Ха! Сашка, мы будем свободны. На даче есть печка, затопим её как сельские жители. Круто же?!

Он схватил её под руки и, стащив с качелей, сжал в объятиях. Запах кислого винограда перемешался с безудержным счастьем. Никита отплясывал, отбивая ритм ладонями по Сашиной спине. Ей не нравилась эта идея с побегом. У бабушки слабое сердце, она и так на таблетках — можно ли уезжать, не предупредив? Да и красть машину у родителей Никиты... Саша на плохом счету в его семье (между прочим, неоправданно), а тут ещё воровство с побегом. Как бы не случилось плохого...

Серый допил вино и пнул пустую бутылку к детской горке.

— Клевый план. — Он выставил вверх большой палец. — Поезжайте! Совет вам да любовь, голубки.

Саша посмотрела вначале на Серого, затем на Никиту; на Алину, которая мечтательно заулыбалась. Нерушимая уверенность друзей смела под собой любые сомнения. И правда, разве имеет бабушка какое-то право ограничивать внучкин выбор: с кем встречаться, чем заниматься, кого любить? Она и дальше будет рассматривать её как нечто испорченное и проверять, колется ли Саша героином? Пора бы показать, что Саша — взрослая девушка, способная пойти ради своего счастья на всё. Как и Никита. Они — одно целое. Никто, ни родители Никиты, ни бабушка, не смогут им помешать.



Татьяна Зингер

Отредактировано: 23.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться