Танго оффлайн

Глава 2

Вечер четверга обещал быть долгим и мучительным. Соглашаясь посмотреть с мамой видео с выпускного, я рассчитывала на безмятежное валяние перед экраном с тарелками, полными чипсов и другой вредной пищи, и на обсуждение моих одноклассников, а не на перемотку с одного момента на другой, где была запечатлена моя возлюбленная родительница. Расположившись на подушках вокруг телевизора, я, мама и мой брат Вася третий раз пересматривали официальную часть с вручением аттестатов. Мама жаждала увидеть себя в тот момент, когда директор вручал ей грамоту за «вклад в воспитании дочери».

– Грамота Соболевской Анне Викторовне и Соболевскому Сергею Ивановичу, – зачитала завуч. Директор стал осматривать зал в ожидании.

– Не, ну что такое, – мама наблюдала за происходящим на экране с явным скептицизмом, Вася заталкивал в себя остатки попкорна с сыром, который я отложила себе. – А Сергею Ивановичу за что? – мама даже встала на ноги, возмущенно жестикулируя. Я прижалась к подушке, пытаясь не пасть жертвой от ее руки и одновременно отобрать у брата еду.

– А что не так с отцом? – поинтересовался Вася и показал мне язык. Я пнула его ногой, и он завыл. Попкорн я тебе не прощу. Выхватив закрытую пачку чипсов, я легла на спину и воззрилась снизу вверх на родительницу. Мама на экране уже давно убежала, получив грамоту и поздравления от директора, а в жизни продолжала возмущаться.

– Да он до сих пор думает, что Алиска в школе учится, – пробурчала мама, опуская руку и загребая горсть чипсов. Меня сегодня хотят объесть со всех сторон. – Вчера говорит: «А она мне со школы справку возьмет?» Ты представь, Алиска, со школы.

– Да он и на последнем звонке присутствовал как тело, – вклинился в разговор Вася, и я снова его пнула.

– Умчался, как с работы позвонили, – негодовала мама, переключая на запись банкета. Когда я увидела длительность видео,  ужаснулась – два часа стыда. Мама не присутствовала, хотя ее очень звали. Сославшись на легкое недомогание, она провела свой вечер в спа-салоне, перемывая косточки всем своим подругам со своей любимой массажисткой.

На самом деле семья у меня обычная – папа, мама и младший брат. Отец не покладая рук трудится на благо семьи, заправляя довольно-таки успешной юридической фирмой в нашем городке. Сам он – юрист-фанат. Мама рассказывала, что когда я была маленькой, отец мог не ночевать дома. Начинал он, как обычный среднестатистический юрисконсульт на производстве, но со временем понял, что хочет работать на себя. Они с мамой часто ругались, отец несколько раз уезжал к своим родителям, но идею не забросил.

Мама у меня – жесткий прагматик. С одной стороны, я ее понимаю: двое маленьких детей, Васька еще грудничком был, а папа увольняется с работы, что создать юридическую контору. И это в наши девяностые. Но ведь не жили бы мы так, если бы папа в свое время не рискнул. Шампанское наше, господа.

Вася перенял от отца все отрицательные качества – нежелание считаться с чужим мнением, любовь к авантюрам и полное отсутствие тормоза. Не повезет девчуле, которая с Василием решит свою жизнь связать. К отвратительному характеру надо еще приписать нашу сердобольную мамулю, которая Ваську отпустить из-под юбки только после того, как его избранница пройдет тест на выживание в нашей сумасбродной семейке, и меня. Я за брата любой в горло вцеплюсь. Хоть он тот еще жук, но самый любимый.

Мама снова плюхнулась на пол, обложившись подушками. Банкет был в самом разгаре, я периодически видела свое лицо, свои босоножки и подол своего платья. Съемка была отменная, спорить бесполезно, но подача материала добавляла разнузданности, что и так творилась на танцплощадке. Вот я отплясываю с Кэт твист, а на следующей композиции в обнимку с одноклассником раскачиваюсь из стороны в сторону. Нет, это не медленный танец, я просто стояла и качалась, лево-право.

– Алиск, – мама смерила меня скептическим взглядом. – Стоило мне сходить на ваш праздник, а?

– А кого-то звали, – напомнила я, продолжая отслеживать себя на экране, чтобы в нужный момент успеть выхватить пульт из маминых рук.

– Ой, Валерий Евгеньевич, – сделав вид, что она меня не слышала, мама с восторгом указала нам с Васькой на мужчину в кадре. – Сколько его помню, всегда все вместо жены делал. На праздники подарки до школы привозил, на родительские собрания ходил. Попробовала бы я заставить вашего отца до школы по делам дойти. Как же! – она вернулась к излюбленной теме. Махнув Ваське рукой, я поднялась с пригретого места и пошла в комнату. Слушать, как тяжело всем приходилось, пока я училась в школе, мне надоело.

Меня ждали сообщения от Кэт с криками о помощи, два сообщения от Стеши по поводу Посвящения и его празднования и одно от Туманова.

Кэт: Нас завтра снова с пар снимать будут…

Кэт: Как же меня достали эти подготовки. Алис, давай уйдем?

Кэт: Слушай, ты искала музыку? Андрей нас завтра убьет…

Кэт: Алиса!

Кэт: В общем, вот, что я нашла.

Я включила скинутые мне песни, а сама продолжила читать сообщения.

Стефания: Ты не хочешь стать ведущей со мной? Ответь, мне нужно сказать организаторам завтра.

Стефания: Ты уже сказала родителям, что после концерта ночуешь у меня?

Я: Пока не разговаривала, но ты же понимаешь, что это будет однозначно «да»? Как же к Стефании Владимировне не отпустить))

Сообщение от Туманова было очень странным.

Даниил: Алиска нарывается?)

Я сначала не поняла смысл заданного вопроса, но поразмыслив, догадалась, что он не может простить мне оплошность на сегодняшней репетиции.

Вторник, среду и четверг Андрей снимал нас с пар для подготовки к Посвящению. Договаривался с самыми терпимыми преподавателями, которые были не прочь уйти пораньше. Мы с Кэт ходили на все эти сборища, как на каторгу, сидели в самом конце аудитории, стараясь слиться с местностью.



Juli Devert

Отредактировано: 28.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться