Танкист

Размер шрифта: - +

Глава 15.

В клуб «Белый свет» на встречу с архитектором Лукас успел вовремя. Он всегда успевал вовремя в делах (хотя, бывало, и впрыгивал на ходу в последний вагон успеха), не любил опаздывать и не терпел этой дурной привычки в других. Исключения делалось лишь для красивых женщин, да и то не для всех. Для архитектора Ольги Бажан исключения делать не пришлось, она опоздала всего лишь на десять минут. То есть ровно настолько, чтобы волнующее предвкушение мужчины не переросло в холодное недоумение делового человека.

Клуб «Белый свет» слыл в богатом, беспечном, никогда не спящем и вечно навеселе Киеве местом зело престижным, но скучноватым. Попасть сюда можно было лишь по билету постоянного члена или приглашению. Владельцы же постоянных билетов – люди с годовым доходом от трехсот тысяч энерго – были в большинстве своем не просто людьми состоятельными, но и теми, кто выстроил свое состояние с нуля, шаг за шагом и от энерго к энерго. Конечно, встречались среди членов клуба и скороспелые стотысячники и миллионеры, обязанные своим деньгам более госпоже Удаче пополам с господином Фартом, нежели упорному труду и железной хватке дельца, но такие редко заглядывали в «Белый свет», предпочитая тратить свободное время на иные развлечения. Благо, в славном граде Киеве проблем с выбором оных не существовало. Проще говоря, лихой кутеж до утра с заоблачно дорогими гетерами, многие из которых одновременно являлись яркими и не очень звездами энтри-музыки и вирта, в клубе «Белый свет» был таким же редким явлением, как снег в мае. Завсегдатаи клуба ценили здесь другое – отменную кухню, почти по-домашнему уютную атмосферу, безукоризненное обслуживание и возможность решить важные деловые вопросы в режиме личного общения без галстуков и чинов.

Лукаса в «Белом свете» всегда ждал отдельный кабинет, но на этот раз он выбрал общий зал. Поужинать с молодой красивой женщиной на глазах у тех, кто с первого взгляда отличает дорогую мишуру от истинной драгоценности, – в этом Дабл отказывал себе редко. Может быть, потому, что и драгоценности такого рода попадались ему редко? «Мир, увы, довольно банально устроен и за тысячи лет развития цивилизации мало что поменялось, – думал он, рассеянно листая меню, – абсолютному большинству молодых и красивых женщин нужно от меня только одно – мои деньги, связи, успех. Особенно если женщина при этом еще и умна. Но архитектор Ольга Бажан, кроме всего прочего, несомненно, талантлива. Это не значит, что ей не нужны мои деньги. Нужны. Но, как всякий настоящий талант, она продает свою работу, а не себя… М-да. Что-то меня явно занесло не туда, – усмехнулся он своим мыслям. – Старый романтик в очередной раз пытается взять верх над не менее старым циником. А вот хрен. Все, кто хочет заработать хорошие деньги, так или иначе продают себя. Без компромиссов дела не сделаешь, никто не знает этого лучше тебя».

В зал вошла Ольга и остановилась, спокойно оглядываясь. Красавицу-архитектора облегало шикарное стильное платье от лучшего киевского модельера-конструктора Моисея Грановича. Такое платье, словно по волшебству, и заурядную серую мышку превращало в загадочную прелестницу, что уж говорить о той, на ком и обычные рабочие джинсы с полинявшей майкой, и строгий деловой костюм смотрелись так, что успевай только сглатывать слюни! Гомон в зале приутих. Мужчины перестали жевать. В глазах женщин зажглись неласковые огоньки – конкуренток здесь не терпели. Рядом с Ольгой немедленно соткался метрдотель, но Дабл уже поднялся с места и шел навстречу, улыбаясь широкой искренней улыбкой.

Ужин проходил именно так, как об этом мечтал Лукас – легко, непринужденно и в тоже время не без изыска. Ольга оказалась не только замечательной собеседницей, но и ценительницей по-настоящему хорошей еды, что понравилось Даблу, который и сам любил вкусно поесть. Говорили об архитектуре, винах, мужчинах, женщинах и «ВТО». Ольга призналась, что получила массу удовольствия, проектируя новый развлекательный центр.

– Это было крайне интересно, – сказала она непринужденно после второго бокала «Жевре Шамбертен» урожая 2098 года, поданного к филе молодого барашка по-провански. – Хотя, надо признаться, я совсем не фанатка «ВТО». Даже не любительница. Предпочитаю другие развлечения.

– Расскажите! – весело потребовал Лукас. – Может быть, они нам обоим подойдут?

Этим вечером он отверг вино (было бы глупо пить настоящее «Жевре Шамбертен» после виски) и отдал предпочтение водке. «Старокиевская особая», ценой десять энерго за пол-литра в магазине и тридцать здесь, в клубе, мгновенно замораживалась с помощью жидкого азота, а затем медленно оттаивала в специальном термошкафу, после чего приобретала свойства воистину божественного нектара. Если бы нектар имел алкогольную составляющую. Так что теперь, после двух рюмок, добавленных к тому виски, что он употребил с Феликсом, и отменной еды Дабл чувствовал себя прекрасно, загнал в дальний угол мозга мысли о Максе Оливье и грядущих серьезных проблемах и собирался вовсю наслаждаться сегодняшним вечером. А если повезет, и ночью.

-– Не знаю, не знаю, – лукаво улыбнулась она. – А вы не обидитесь?

– Может, перейдем на «ты»? – небрежно предложил Лукас. – Близкие люди зовут меня Дабл. И – нет, я не обижусь.

– Дабл, – повторила она. – Слышала, помню. А почему Дабл? Из-за Л.Левицкий, двойное «Л»?

– В том числе, – подтвердил Лукас. – И еще потому, что я всегда успевал выстрелить дважды.

– Выстрелить?

– Из танкового орудия. Обычно «Шафт» или «Гром». С «Рельсой» было сложнее, медленно перезаряжается. Но уж если попадет… Да ладно, только не говори мне, что не читала мою биографию в ГКС.



Алексей Евтушенко

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться