Тариф на любовь

Размер шрифта: - +

Глава 5. И среди зол есть выбор

Всё должно быть строго по Уставу – форма серая, чистая и опрятная, ботинки начищены, волосы убраны в прическу, в комнатах порядок. Как говорил наставник в моей прошлой Обители: «Порядок в комнатах – порядок в сердцах и головах. Не знаешь, что делать – приберись». Но по Уставу все выпускники обладают правом стать лучом. Видимо, те, кто разрабатывал текст Устава, понимали – невозможно учесть все нюансы, поэтому внесли замечательный пункт «Прочие моменты на усмотрение Главы Обители».

Но только через месяц после известий о сокращении количества звёзд Глава принял решение о конкурсе. Всех выпускников этого года ждёт отбор – сначала теоретические задания по пройденным предметам за время обучения, сдача физических нормативов и выполнение нескольких операций в трёхмерной операционной с использованием медицинских инструментов и магических артефактов.

После получения контрольных результатов личные дела сорока пяти учащихся, что наберут лучшие показатели, будут переданы будущим ведущим, которые сами отберут тридцать человек для собеседования. Само собеседование состоится на территории нашей Обители, поскольку в Обитель ведущих посторонним въезд запрещён.

О судьбе оставшихся сорока семи учащихся, что не будут отобраны в звёзды, Лемур высказался однозначно:

- Те из вас, кто не будут отобраны, разумеется, останутся защитниками, продолжат заниматься медициной, а после праздника зимнего солнцестояния будут переведены в обители, где готовят полевых врачей. И уже летом они отправятся по фронтам на помощь нашим доблестным воинам. Но несмотря ни на что лично я и вся наша Обитель ждём от каждого из вас максимального результата на отборе.

Слова Лемура вызвали усмешку, которую я подавила. Он будет ждать. Он! Тот, кто нарушил Устав. Гнусный лицемер!

Отбор сорока пяти учеников назначили на последнюю неделю осени. А через неделю уже были готовы результаты теоретических заданий.

Примерно через неделю после контрольных заданий состоялся их разбор, который прошёл плодотворно. Наставник выводил вопрос на доске, а мы с планшетов, встроенных в парты, отправляли ответы на компьютер  наставника. На каждый вопрос давалось по три минуты, но обычно все справлялись раньше – привыкли к скорости и точности формулировок. Если все отвечали верно, то наставник писал новый вопрос. Если же были те, кто ответил не верно или не полно, то наставник проводил подробный разбор вопроса.

Лишь десять процентов теоретических вопросов потребовали внимательного рассмотрения. Всё-таки почти каждый из нас готовился на пределе своих сил. А вот с практикой дела обстояли несколько сложнее. Можно сколь угодно превосходно владеть теорией, но недостаток навыков способен испортить любую работу. И если по рукопашному бою нас заставляли вновь и вновь правильно выполнять требуемые связки, то возможностей для мышечной памяти рук в операционной у нас не было. Поэтому я недостаток навыков компенсировала старательностью, аккуратностью и предельной сосредоточенностью в течении всех операций.

Нас учили, что время движется линейно – от прошлого к будущему. Вот только скорость времени для каждого субъективна! И зависит от внешних факторов. Например, когда спишь, время мгновенно проносится, как водный поток падает вниз с высокого водопада, а когда ждёшь чего-то, то время тянется медленно-медленно, словно стоячая вода в реке, вроде и движется вниз, но очень медленно.

Вот так для меня невыносимо долго тянулись дни до оглашения тех тридцати человек, что допущены до собеседования. Длительное ожидание тяготило. Обычно я не сомневалась в себе, недавний разбор заданий вселил в меня уверенность, но бывало, что я начинала бояться. «Я не пройду; Лемур не допустит; будут смотреть личные дела, но вдруг ведущие будут искать кого-то особенного; ведущие парни, вдруг им нужны парни лучами, а не девушки; кому все наши знания не нужны?» Хотелось скорее узнать результат и определиться с будущим. Пусть это будущее будет и не мечтой о звезде.

Но любому ожиданию приходит конец, и я дождалась завершения своего, когда выпускников пригласили для оглашения списка отобранных. В «Гордой Яйле» отсутствовал актовый зал для проведения торжественных мероприятий, как было в «Сухом Логу». Поэтому вместо него обычно использовали либо плац в тёплую и сухую погоду, либо столовую в холод и дождь, как сегодня.

Пока ученики рассаживались по местам, наставники занимали свои. Я судорожно сжимала и разжимала пальцы, хотелось покрутить шипованые мячики в ладонях. Алекс был очень бледен, Камиль и Алла держались за руки. Только Кирилл выглядел невозмутимой горой, выделяясь на фоне нервничающих однокурсников.

- Ты на самом деле спокоен или только претворяешься? – Не удержалась от вопроса я, который потонул в окружающем гуле.

- А в чём разница – быть спокойным и казаться таковым? Я выгляжу спокойно и действую хладнокровно, значит, для окружающих я именно такой и есть.

- Действительно, - задумчиво произнесла я. Может ли человек, поступающий хорошо, быть действительно хорошим? Вдруг он трус, который просто боится сделать что-то не так? Или страшный злодей, затаившийся среди людей и ожидающий подходящего момента для нанесения удара? Как же трудно узнать точно! Но для меня единственный критерий – вера. Тому, кому веришь, в кого веришь, прощу многое. Да и допустимо ли вообще говорить о моральных аспектах работы, если хочешь заниматься не всегда честным способом получения информации? И пришлось признать, да, это необходимо. Необходимо знать, где та грань, за которую я не смогу переступить сама, чтобы не раствориться в служении.



Анна Мах

Отредактировано: 21.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться