Тариф на предательство

Размер шрифта: - +

Глава 5-1

Аппетит пропал окончательно. Я больше думала, чем ела, вяло барахтая ложкой в горшочке. Забытая солянка обиженно стыла.

 - Не вкусно?

Да что ж у него голос такой шикарный?! Прямо, как дорогое вино. Которое я, к слову, никогда не пробовала. Я осторожно покосилась сначала на собственный не заслуженно забытый горшочек. Потом на Алекса. Он в этот момент как раз ложку с едой в рот отправил. Так изящно-небрежно. Как скрипач-виртуоз смычком взмахнул. Мне так никогда не научиться.

Я решительно вцепилась в ложку:

 - Вкусно. Спасибо. Я просто задумалась.

И тут же запихнула в рот полную ложку. Чтобы не было соблазна ляпнуть что-то еще. Выходящее за рамки простой светской беседы.

 

Солянка действительно была очень вкусной. И я забыла обо всем на свете уже после второй ложки, наслаждаясь нежданным гастрономическим раем. Горшочек быстро и радостно подмигнул мне пустым донышком. А я чуть не ляпнула: «А что, уже все?». К счастью, расторопный официант убрал наши горшочки, заменив их на блюда с отбивной и салатом.

 - Если захочешь, еще будет десерт. На меня не смотри. Я ненавижу сладкое.

В полном изумлении я подняла глаза на Алекса. Он как раз вооружился ножом и вилкой.

 - Совсем?

 - Не люблю сладкое? – На моих глазах нож изящным хищным движением располосовал несчастное мясо на мелкие ломтики. – Я же сказал: ненавижу. Предупреждая следующие вопросы: кофе тоже пью без сахара и подсластителей. Черный и обжигающий, как грех.

«Грех» у него прозвучало как-то уж очень интимно-соблазняюще. Я даже слегка покраснела от пришедших в голову образов. Сидящий напротив мужчина весело хмыкнул. Развлекается, гад!

Я тоже схватила столовые приборы, с намерением выместить все свои эмоции на бессловесной отбивной. И тут обнаружилась проблема.

Алекс так легко и непринужденно разрезал свое мясо, что у меня даже тени мысли не возникло, что это сложно. А между тем, нож в мою руку лег. Но с горем пополам. А вот вилка в левой руке…

У меня мгновенно появилось ощущение, что я держу не обычный столовый прибор, а, как минимум, весло. То есть, инструмент для гребли. С которым вообще не умею управляться. Какое уж тут изящество! Кроме того, у меня вместо рук вдруг образовались, ну, наверное, лапки. Которыми априори невозможно держать столовые приборы.

С минуту промучившись с этим пыточным инструментом, я нечаянно поймала презрительный взгляд официанта. Он смотрел на меня так, словно я была мухой на поданном им блюде. От такого взгляда тут же захотелось заползти куда-нибудь подальше. В идеале, под стол. Но я только голову в плечи втянула. И вся, от макушки до пяток, залилась удушливой волной краски.

 - Управляющий!

В голосе Алекса слышался жуткий перезвон вечного льда. Пропала вся бархатистость. Я осторожно скосила глаза в его сторону и обомлела. Он сидел, откинувшись на спинку дивана и скрестив на груди руки. И, словно император на холопа, смотрел на побледневшего официанта. Из его глаз сочилась арктическая стужа.

А к нам откуда-то из недр ресторана уже спешил молодой мужчина в строгом костюме в тонкую серую полоску и с темно-вишневым галстуком на светлой сорочке. Не хватало только гвоздики в петлице для полноты образа мафиози. У меня даже глаза непроизвольно выпучились от этой безвкусицы.

Алекс, очевидно, подумал также. Он брезгливо дернул губой и, проигнорировав приветствие работника проштрафившегося общепита, не терпящим возражений тоном потребовал:

 - Замените нам официанта!

Я смотрела прямо на ресторанного мафиози, поэтому не могла не заметить, как он вздрогнул от ледяных слов клиента. И не посмел возразить. В течении буквально секунды у нашего стола появилась девушка-официант. Мне стало немного легче. Хотя женщины под час бывают те еще выдры. Но, думаю, теперь никто не рискнет даже мимолетный взгляд на меня бросить.

Ощутив прилив благодарности к странному мужчине, сидящему напротив, я повернулась. И застыла. В глубине колдовских зеленых глаз медленно гасли багровые огоньки. А черты лица заострились. Воздух застрял у меня в горле.

Застигнутая в врасплох, я не успела спрятать свою реакцию. Да и не умею я притворяться. Алекс медленно прикрыл веки. Пряча от меня тухнущие угли дьявольского костра. Над нашим столиком повисла тишина.

Я даже дышать боялась, чтобы не привлечь к себе ненароком внимание. Когда-то на своей прошлой работе я читала, что такое поведение свойственно всему живому. Защитная реакция. Не двигайся, и хищник тебя не заметит. Пройдет мимо. Не сожрет.

В пустоту тяжело падали секунды, складываясь в минуты. Алекс все так же сидел без движения и с закрытыми глазами. Официантка за его спиной буквально распласталась по стене, стараясь стать как можно менее заметной. А я просто сидела, по-прежнему неловко сжимая в руках столовые приборы.

Прошла, наверное, целая вечность, прежде чем Алекс наконец открыл глаза. Вполне нормальные. Даже без намека на пугающие алые огоньки.  И устало повел плечами. Словно сбрасывая с них тяжелый груз.

Усталость сквозила в каждом его жесте. Словно он только что не потребовал официанта заменить, а нес его на своих плечах для обмена. И как минимум, в Китай и обратно.

Я жадно следила за каждым его движением. Но, напоровшись на потухший зеленый взгляд, смутилась. А Алекс выдохнул:

 - Ешь давай. И не обращай внимания на глупости. Удобно держать вилку в правой руке – вперед!

Другого благословения мне не потребовалось. Я быстро перехватила вилку поудобнее и впиявилась в сочное мясо, больше не обращая внимания на окружающих.

Алекс расправился со своим мясом молниеносно. И попросил повторить. Только на этот раз мясо должно быть едва прожаренным, с кровью. Я мысленно скривилась. Нет, у каждого свои вкусы. Это понятно. Но неужели он не понимает, какой гадости можно наесться вместе с куском сырого мяса? Добавить сюда нежелание поставщиков соблюдать санитарию и температурные режимы… Меня передернуло. Но я мужественно промолчала, терзая собственный кусок и не поднимая глаз.



Виктория Серебрянская

Отредактировано: 24.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться