Тариф на предательство

Размер шрифта: - +

Глава 7-2

В ночной тиши, даже приглушенный окном, этот звук показался мне пистолетным выстрелом. Я замерла, готовая вскочить и бежать. Алекс медленно приложил к губам палец, призывая к молчанию. Дождавшись от меня кивка, он тихо прошептал:

 - Сиди здесь. Я посмотрю, кто пожаловал к тебе в гости.

И исчез!

На этот раз я даже размытое пятно, как в случае с чашкой, не увидела. Алекс словно растворился в пространстве. Растерянно поизучав некоторое время пустое место напротив, я медленно поднялась и вымыла оставшуюся чашку. Протерла стол, постоянно прислушиваясь и стараясь не упустить ни одного звука. Но за окном, так же, как и в доме, стояла полная тишина. Время перевалило уже за два часа ночи. Самая глухая пора. Все нормальные люди видят десятый сон.

Выполнив всю нехитрую работу, я призадумалась. Может, пойти уже в дом? Хотя, Алекс велел сидеть на кухне…

Вампир неожиданно возник в темном дверном проеме и схватил меня за запястье:

 - Аня, быстрее! Собирай документы, деньги, и что еще ты считаешь самым ценным! У нас считанные минуты! Нужно уходить, если ты хочешь жить!

Я вздрогнула. То ли от его слов, то ли от того, что глаза Алекса светились в полутьме призрачными зелеными фонарями. «Как у адского кота» мелькнула в голове дурная мысль.

 - Аня, очнись! – Меня не слабо так дернули за руку. – Ты меня слышишь?

Я заторможено кивнула и на деревянных ногах отправилась выполнять распоряжение.

Денег у меня нет. Все, что имеется в наличии, в кошельке в сумке. Там же и паспорт. На всякий случай я вынула из тумбочки свое свидетельство о рождении и добавила к паспорту. Зачем? Не знаю. На секунду замерла посреди темной комнаты. Алекс нетерпеливо перемещался следом за мной:

 - Что происходит? – Я пытливо посмотрела на него.

 - Ничего хорошего. Чистильщики все-таки решили тебя устранить. А поскольку у тебя во дворе собралось практически все городское подразделение, то физически я не успею их уничтожить. Ты все равно пострадаешь. Собирайся, не стой. Время уходит.

Я потянулась к одежде в шкафу. Алекс тихо взвыл:

 - Аня!!! Ну какие, к демонам, тряпки? Свою шкуру нужно спасать! Тряпки – дело наживное!

А что тогда ценность? Я недоуменно моргнула. И вдруг в голове зазвучали тетины слова: «Эта книга – самая большая драгоценность нашей семьи. Настоящий раритет. И как бы не сложилась в будущем твоя жизнь, береги ее. В трудную минуту она тебе поможет». Я решительно направилась в тетину комнату.

После того, как тети Маши не стало, я пару раз из чистого любопытства открывала этот огромный тяжелый фолиант. Иначе не назовешь. Но страницы были девственно чисты. Хотя сама книга действительно вполне могла потянуть на раритет. Кожаный переплет. Уголки, окованные потемневшим от времени металлом. Корешок так же в нескольких местах перехвачен узкими металлическими полосами. В центре обложки какой-то странный вензель из перепутанных полос того же темного металла и мелких тусклых стекляшек трудноопределимого цвета. Но удивительнее всего был запирающий хлястик, как в некоторых современных блокнотах. Только из того же металла. И украшенный такими же, как и на вензеле, камешками. Стоило мне только взять книгу в руки, как хлястик отскакивал, казалось, сам собой. Словно приветствуя хозяйку. И книга настороженно открывалась, глухо шелестя желтоватыми пергаментными страницами без единой картинки или буквы. В том, что страницы из старинного пергамента, я не сомневалась. Не даром же я библиотекарь! Но вот чем может мне помочь эта амбарная книга в трудную минуту, я не представляла. Разве что продам по выгодной цене.

Я пересекла комнату в полной темноте. Зажигать свет в доме Алекс не позволял. А окно после того ужасного кошмара я, по примеру тети, держала зашторенным круглосуточно. Но дорогу я знала хорошо. Кроме того, из всей мебели в комнате был только шкаф слева от входа, кресло-качалка у окна, кровать у дальней стены и рядом с ней тумбочка. Запнуться о что-либо было просто невозможно. Так что я уверенно приблизилась к тумбочке и подхватила с нее тяжеленный том, заранее настраиваясь на его размеры и вес. И удивленно крякнула. Если бы не знакомый переплет, то я бы решила, что взяла в руки другую, более современную книгу. И размер обычный. Удобно запихнуть в сумку. И весит не более полкилограмма. Книга в руках словно укоризненно вздохнула. И чуть прибавила в весе, заставив меня охнуть и торопливо упаковать ее в сумку. Пока не случилось прибавления еще и в размерах.

За спиной раздался тихий взволнованный голос Алекса:

 - Это то, о чем я думаю? Гримуар?

Я пожала плечами в ответ, отметив краем сознания, что предположение Алекса меня ни капли не удивило. Я все легче и легче воспринимала его точку зрения. И то, что мир вокруг оказался совсем не такой, как учили в школе.

 - Понятия не имею. Его страницы для меня абсолютно пусты. Захочешь – сам посмотришь.

Алекс отшатнулся.

Оглянувшись еще раз на темный угол с практически невидимой во тьме кроватью, я беззвучно, одними губами, прошептала, обращаясь к тете: «Прости». По комнате пронесся легкий ветерок. Словно вздох сожаления. И что-то упало на пол у кровати. Мы с Алексом переглянулись. Я вернулась посмотреть, что там.

Оказалось, моя старая тетрадка. В которой я делала записи под диктовку тети. Поначалу, когда я только к ней переехала, этим своеобразным диктантом мы с ней занимались каждый вечер. И тетя словно чего-то ждала, пытливо заглядывая мне в глаза каждый раз, когда объясняла значение того или иного слова.

Шло время. Сначала в наших занятиях появились редкие перерывы. Когда по вечерам тетя Маша исчезала из дому в неизвестном направлении. А меня с собою не брала. Постепенно количество перерывов в занятиях увеличилось. Сами занятия стали редкостью. А когда мне исполнилось восемнадцать лет, прекратились совсем. Тетины глаза угасли. Словно она утратила всякую надежду. И смотрели в мою сторону с плохо скрытым разочарованием.



Виктория Серебрянская

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться