Тариф на предательство

Размер шрифта: - +

Глава 10-4

Окончательно сознание ко мне вернулось на улице. Когда израненную кожу лизнул холодный декабрьский ветер. Стало так больно, что я не удержалась и застонала. Алекс хмуро буркнул:

 - Говорил же: прикрой полотенцем. Потерпи, сейчас все закончится.

Только теперь я осознала, что Алекс несет меня на руках. На нас оборачивались. Перед нами расступались. Одна, видимо особо впечатлительная, даже закатила глаза. Видимо, примерилась грохнуться в обморок. Удержалась она от соблазна, или все же прилегла отдохнуть на холодный асфальт, я не увидела. Мы достигли машины.

Алекс споро устроил меня на переднем сидении, снова ткнув в руки полотенце.

 - Осторожней. У тебя кровь идет. Открытую рану лучше бы чем-нибудь прикрыть.

Я дернулась. Вампиры же любят кровь! От ужаса и испытываемой боли губы не слушались. Так что я только с второй попытки сумела невнятно проблеять:

 -Может, лучше я сама? Тебе же трудно рядом со мной.

 - Вот еще! Как ты сама в таком состоянии куда-то собираешься добираться? Тебя же ноги не держат! И что это за глупая идея пришла тебе в голову?

Я смутилась:

 - Ну как же! У меня кровь. А ты… Тебе же…

Выдавить из себя фразу о том, что вампиры жить не могут без свежей крови и набрасываются на любого, у кого идет кровь, как акулы, оказалось невозможно. И я жалко посмотрела на Алекса. Он как раз вставлял ключ в замок зажигания. И, видимо, сам догадался, что я имею ввиду. Ключ прошел мимо скважины, царапнув пластик рулевой колонки. А вампир потрясенно воззрился на меня:

 - Что?! Ты меня совсем слабовольным идиотом считаешь? Думаешь, я не в состоянии контролировать жажду? Кроме того, ты, видимо, плохо меня слушала. Я – рожденный вампир! И в качестве пищи кровь мне совершенно не нужна!

Алекс сердито пихнул ключ и так его крутанул в замке, что я почти ожидала услышать хруст треснувшего метала. Но ключ выдержал. А мотор басовито заурчал. Машина так резко стартовала с места, что меня вжало в сидение. И я сильнее, чем следовало, прижала к лицу полотенце. Боль взорвалась фейерверком перед глазами. Я вскрикнула. Говорить что-либо или возражать вампиру перехотелось. Я притихла, пережидая вспышку боли, и за дорогой, в общем-то не следила. Алекс гнал как сумасшедший. Нам часто гневно сигналили вдогонку. И я ожидала вскоре увидеть приемное отделение ближайшей больницы. Но, когда машина сбросила ход, я отняла надоевшую, пропитанную кровью, тряпку от лица и обомлела. Мы парковались у моего подъезда. И что мы тут делаем? Я осторожно повернулась к вампиру. Алекс все еще на меня злился. Но уже не так сильно. И я рискнула спросить:

 - Алекс, а почему ты не отвез меня в больницу?

Зеленые глаза хмуро на меня зыркнули:

 - Ты себя в зеркало видела?

Я осторожно покачала головой:

 - Нет. А что?

 - Если я тебя сейчас сдам вашим эскулапам, то ты на всю жизнь останешься с изуродованным лицом. Слишком сильно размозжены мягкие ткани.

Я похолодела. Это ж надо было так неудачно упасть! Губы противно дрогнули, когда я задавала вопрос:

 - И что теперь? Разве, если само будет заживать, хуже не будет?

Вместо ответа Алекс молча покинул машину. Как сквозь смазанное вазелином стекло я наблюдала, как он обходит капот. Дрожали теперь не только губы. Вот это я вляпалась! С изуродованным лицом не то, что хорошую работу, а просто любую, попробуй найди. Я и так далеко не красотка. И с фигурой проблемы. И с волосами. А если ещё и лицо будет в шрамах, то хоть в петлю лезь.

Дверца с моей стороны распахнулась. Алекс, не обращая внимания на мое слабое сопротивление, подхватил меня снова на руки, ногой захлопывая дверцу. Я снова попыталась вывернуться:

 - Алекс, пусти! Я сама пойду. Ты не обязан носить меня на руках.

 - Хорошо, что ты об этом помнишь. – Тон вампира холодный, как могильный камень. – И чего ты уже ревешь? Больно?

 - Нне-ет!

Только когда Алекс сказал вслух, я поняла, что действительно плачу. А как только осознала, меня накрыла истерика. И я почти забилась у вампира на руках. Алекс сильнее меня стиснул. И, кажется, пробормотал:

 - Проклятые боги, ну когда же это закончится?

Я не знаю, как Алекс со мной на руках умудрился запереть машину, открыть подъезд, вызвать лифт и отпереть дверь квартиры. Но в себя я пришла от резкого, даже болезненного холодного компресса на раненной щеке. Мда, вампир есть вампир. Даже пожалеть себя всласть не дал. Я попыталась отодрать от своего лица источник холода. Да кто б мне позволил! Алекс мигом поймал меня за руку:

 - Не дергайся. Нужно кровь остановить. А то слишком сильно идет.

 - А потом что?

Мой вопрос прозвучал не очень внятно. Губы тоже были разбиты. И уже покрылись запекшейся корочкой.

 - Увидишь. Не дергайся. Вернем твое лицо.

Я послушно замерла. Холод заморозил боль. Я смогла немного расслабиться. Постепенно на меня начала волнами накатывать слабость, с каждым приступом становясь все сильнее. Жестокий недосып, усталость и травма слились в странный гремучий коктейль. К тому же, рядом с вампиром я чувствовала себя в безопасности. Настолько, что даже про жуткие кошмары не думалось.

 - Аня! Не смей засыпать! Сейчас лечить тебя будем. – Меня не сильно встряхнули. И я, с трудом разлепив глаза, уставилась на встревоженного Алекса. – Демоны! Не думал, что ты столько крови потеряла. Не смей отключаться!  Сейчас все поправим.

Холод исчез. И я почти сразу ощутила, как возвращается пульсирующая, дергающая боль. Спать тут же перехотелось. И я уставилась на Алекса. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как он обычным кухонным ножом полосует себе левую руку. Я в ужасе вздрогнула.

Почти сразу в воздухе появился странный и весьма привлекательный для меня аромат. Я принюхалась, с удовольствием втягивая ноздрями воздух. Запах для меня почему-то ассоциировался с молнией, попавшей в металл. Понятия не имею, будет ли пахнуть в таких случаях железо или какой-либо другой сплав. Но я была уверена, что будет. Именно так.



Виктория Серебрянская

Отредактировано: 24.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться