Тариф на предательство

Размер шрифта: - +

Глава 11-1

Проснулась я резко, как от толчка. Обвела взглядом тонущую в сумерках комнату. Все было привычно и на своих местах. Все было, как всегда. Еще с минуту я лежала, прислушиваясь к звенящей тишине. Даже как-то странно. В многоквартирных домах обычно тихо не бывает. Не смотря на последний этаж, звуков живущего своей жизнью дома хватало. А сейчас было тихо. Странно. Сколько сейчас времени? Три часа? Четыре? Нет, наверное, ближе к пяти. Вон, уже почти стемнело. Значит, должны возвращаться с работы жильцы. Должен работать лифт. Но ничего этого нет и в помине.

Я соскользнула с кровати. Гибко потянулась, прислушиваясь к ощущениям и пошлепала в ванную. Сейчас умоюсь, что-нибудь перекушу, и за учебу. Алекс завтра утром не оценит, если я признаюсь в прогуле. Собственно, я и не прогуливала занятия. Только поспала после них чуток. Но мне можно. У меня травма. Рука, нащупавшая выключатель замерла. Травма? Что за дикие мысли бродят в моей голове?! В следующую секунду ко мне вернулась память.

Я буквально захлебнулась воздухом и со всей дури хлопнула ладонью по выключателю, включая в ванной комнате свет. На пороге споткнулась. И, с трудом удержав равновесие, ввалилась в тесную комнатушку. Сразу глянуть на себя в зеркало не хватило смелости. Я вспомнила, как падала, ломая ногти о поручень. Вспышку боли в моей измученной черепушке. Перекошенное от ужаса лицо тренера. И Алекса.

Мои пальцы до судороги вцепились в край умывальника. Значит, это был не сон. Все было по-настоящему. Ой, мамочки!

Кое-как отдышавшись и успокоив суматошный забег сердца, я медленно подняла глаза на зеркало. На лице ни единого следа. Словно и не было вчера ничего. Словно мне приснился кошмар. Щека и губа, как новенькие. Я медленно подняла руку и осторожно провела по скуле, а потом по щеке. Ничего необычного. Кожа как кожа. Ощущения как ощущения.

Умывшись и приведя себя в порядок, я обследовала квартиру. Вампира не было. Опять исчез, ни слова не сказав! Стало обидно. У меня была парочка щекотливых вопросов к нему. Но когда мы теперь еще встретимся! В лучшем случае, завтра утром. Я поплелась на кухню. Выпить чаю с горя и идти учиться.

На кухне, наведя себе огромную кружку чая и соорудив пару бутербродов с ветчиной и сыром, я уселась в любимой позе за стол. Пока вампира нет, можно расслабиться. А то увидит, опять будет плеваться ядом. Я улыбнулась собственным хулиганским мыслям и отхлебнула из кружки. Взгляд остановился на электронных часах, стоящих на подоконнике. Шесть пятьдесят пять. И чай со рта щедро оросил оконную раму.

Я долго хватала ртом воздух, разглядывая все более светлеющее за окном небо. Для меня даже двенадцать часов подряд проспать нереально. Я высыпалась после восьми-девяти часов. А тут более семнадцати часов! Как такое возможно? Как так вышло, что я ни разу не встала, даже в туалет? На краю сознания осторожно балансировала какая-то робкая мыслишка. Но общий хаос, творящийся в моей голове, помешал мне ее ухватить.

В прихожей тихо щелкнул замок. И я мигом сорвалась с места. К тому моменту, когда вампир вошел в квартиру, я уже стояла напротив входной двери. Выглядел Алекс ужасно: кожа землисто-серого цвета, глаза тусклые, почти черные, ввалившиеся. Волосы висят странными, неопрятными сосульками. Дико было видеть всегда лощеного и ухоженного мужчину в таком виде. Алекс горько усмехнулся потрескавшимися губами и тяжело привалился к запертой двери:

 - Что, страшный?

Я настолько была поражена переменами в нем, что автоматически кивнула. Потом спохватилась, отрицательно замотала головой. Алекс хмыкнул:

 - Да ладно тебе. Я и сам знаю, что выгляжу сейчас, как ходячее умертвие. Пройдет, как только доберусь до чьей-нибудь артерии.

Вот так просто и обыденно. Словно речь идет не о чьей-то шее, а о кружке кофе. Голова закружилась. Но я устояла на ногах.  И даже сумела спросить:

 - Что случилось? Что с тобой?

Алекс тяжело отлепился от двери и поплелся в спальню. До меня донеслось глухое:

 - Будь добра, сделай мне очень-очень крепкий и сладкий черный кофе.

У меня тряслись руки, когда я доставала турку, сыпала тройную порцию кофе и лила воду. В голове не было ни единого предположения, что могло произойти. Кофе получился густым и черным, как деготь. Казалось, что он не льется в чашку, а тянется. Сахарницу я просто прихватила с собой. Обычно Алекс сахар не употреблял. Это было лишнее доказательство тому, что с ним что-то случилось.

Вампир лежал на кровати, укутавшись в одеяло по самый нос. Встретившись со мной глазами, он еле слышно произнес:

 - Знобит…

Я растерялась. Заболел? Это возможно? Алекс медленно и трудом сел в кровати. Из-под одеяла показалась бледная, какая-то истонченная кисть с длинными, хищного вида ногтями. Я пораженно на них уставилась. Никогда такого маникюра у Алекса не видела!

 - Сахара сколько положила? – Голос Алекса был похож на легчайшее дуновение ветра.

 - Я не клала. Потому и принесла сахарницу. Не знаю сколько нужно.

 - Положи, пожалуйста, четыре.

Я с сомнением покосилась на небольшую чашечку. Но спорить не стала. Четыре, так четыре. Приняв у меня из рук чашечку с получившейся бурдой, Алекс попросил:

 - Зашторь, пожалуйста, окна поплотнее. Мне сейчас от солнца и света лучше держаться подальше.

Я вытаращила глаза:

 - Почему?

Алекс блаженно прищурившись, отхлебнул кофе и тихо пояснил:

 - Что тут не понятного? Я выжал свой резерв почти досуха. Если бы на моем месте был обычный маг, даже в магическом мире, уже упал бы замертво. Пережигание магических каналов – это всегда смерть. Но я вампир. Восстановлюсь. Только в своем мире я бы и так пришел в норму, отлежался. В эфире магии предостаточно. А в твоем мире мне для этого нужна кровь.

Тихие спокойные пояснения прозвучали, как гром среди ясного неба. Алекс мог умереть?! Сердце сделало кульбит и замерло. Чем же он таким занимался? И что я могу для него сделать? Чем помочь? Я с сомнением посмотрела на свою руку. А потом решительно протянула ее вампиру запястьем вперед. Алекс поперхнулся кофе, сразу все поняв:



Виктория Серебрянская

Отредактировано: 22.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться